Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Мария Липман - о путинском сосредоточении России


Мария Липман

Мария Липман

На своем сайте putin2012.ru и на страницах газеты "Известия" 16 января Владимир Путин опубликовал программную статью под названием "Россия сосредотачивается – вызовы, на которые мы должны ответить". Политическую концепцию статьи Владимира Путина в интервью Радио Свобода проанализировала эксперт московского Центра Карнеги Мария Липман.

– "Россия сосредотачивается" – это почти прямая цитата из канцлера Горчакова, почти прямой отсыл к наследию Российской империи. Почему спичрайтеры Путина выбрали такие параллели, как вы считаете?

– Параллели, наверное, понятны исключительно специалистам, поэтому я бы говорила не о них, а о самом тексте, который представляет собой беспомощную попытку как-то переломить тот негативный для Владимира Путина тренд, который прослеживается в последнее время. Текст вызывает недоумение, он очень неконкретный, совершено не фиксирует главной проблемы, с которой столкнулся Владимир Путин, а именно проблемы снижения его легитимности лично и легитимности политической власти в России. На митинге 24-го числа люди прямо высказали свое требование: Путин, уходи. Текст же написан так, как если бы он не представлял себе, что, собственно, происходит в стране в настоящий момент.

– А может быть, так и есть? Дело в том, что текст концептуально написан с позиции человека, который думает только о защите того, что он считает своим завоеванием. Там нет ни одного нового политического понятия, который кандидат в президенты мог бы предложить своим потенциальным избирателям Может быть, это свидетельствует о том, что у премьер-министра есть пределы, за которые он просто не способен выйти?

– Или, если толковать сомнения в его пользу, можно предположить, что до поры до времени свои оригинальные предложения он держит при себе. Человек, находящийся в ситуации углубляющегося политического кризиса, не предлагает совсем ничего нового. Особенно анекдотично выглядит его заявление о том, что в 2008 году была принята программа диверсификации экономики. Этот тезис Путин выдвигает с 2000 года, и эта проблема, как и многие другие, только усугубилась за время его пребывания во власти. А кроме этого нет никаких других, даже уже высказанных предложений по поводу политической реформы. Я не совсем понимаю, кто, собственно говоря, адресат этого текста. Смешно думать, что он может как-то повлиять на настроения той части общества, которая не хотела бы видеть Путина во главе страны. Если же говорить о тех, кто готов за Путина голосовать, то и к их представлению о том, что это за лидер, этот текст ровным счетом ничего не прибавляет.

– Вы не думаете, что степень народного возмущения последними политическими событиями в стране переоценена? Ведь большая часть населения России по-прежнему далека от политики.

– Большинство из тех, кто придет на выборы, поддержат именно Путина. В его руках по-прежнему находятся все рычаги власти, все ресурсы – и силовые, и финансовые. Заметьте, что элиты не расколоты, по крайней мере, в публичной сфере ни о чем подобном не говорится. Даже Кудрин, который пришел на митинг, предлагал себя в качестве посредника, а не лидера протестного движения. И в этом парадокс всей нынешней ситуации: сохраняя все свои ресурсы влияния, Путин, тем не менее, теряет легитимность, а вслед за ним ее теряет и вся система власти. Происходит это в наиболее продвинутой части населения, наиболее критически мыслящей – это жители крупных городов, это интернет-сообщество, уже довольно серьезное по численности. Победа на этих выборах Путину, конечно, достанется, но проблема управления страной в условиях падающей легитимности останется. Просто перевалить через этот хребет, вздохнуть и сказать: "Слава богу, выборы уже позади, впереди шесть лет относительно спокойной жизни", не получится.

– Вы хотите сказать, что выборы для Путина не проблема, проблемой будет то, что начнется после них?

– Нет, выборы, конечно, тоже проблема – не потому, что он не может их выиграть, или у него есть какой-то такой серьезный конкурент, нет. Просто потому, что они заставляют его все время действовать, предлагать какие-то тексты, готовить какие-то выступления, совершать какие-то шаги. Но и то, что будет после выборов, тоже представляет серьезную проблему. Невозможно поддерживать нынешний статус кво ни в политике, ни в экономике. Болезненные реформы необходимы, и они ударят как раз не по той, наиболее продвинутой части общества, которая не приемлет фигуру Путина, а по тем, кто склонен го поддерживать.

– На ваш взгляд, у Путина есть какой-то потенциал изменений для положительной эволюции или нет?

– Во всяком случае, он его пока не продемонстрировал, хотя необходимость показать, что есть какой-то другой Путин, нарастает буквально с каждым днем. Собираясь снова формально занять пост наиболее влиятельного в России лица, он должен был бы объяснить, почему, собственно, он должен вернуться, чем он так хорош, кроме того, что считает себя не имеющим альтернативы. В России произошли существенные сдвиги в общественном сознании, и Путину, который привык управлять пассивным обществом, обществом, которое, вовсе не восхищаясь властью, а видя коррупцию, корысть, беззаконие, безотчетность и безответственность, предпочитало жить, повернувшись к власти спиной, придется с этим иметь дело. Старые времена закончились, новые времена требуют другого лидера с другим видением мира.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG