Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Брэдли Мэннинг – герой или преступник?


Капрал Брэдли Мэннинг под стражей. 21 декабря 2011 г

Капрал Брэдли Мэннинг под стражей. 21 декабря 2011 г

23 февраля судья в американском штате Мэриленд официально огласит обвинение из двадцати двух пунктов капралу вооруженных сил США Брэдли Мэннингу, привлеченному к уголовной ответственности за незаконную передачу сайту WikiLeaks около 700 тысяч секретных документов Пентагона и Госдепартамента. Столь грандиозной утечки информации Америка прежде никогда не знала, считают большинство американских юристов, историков и журналистов.

Чтение обвинительного акта, по каждому пункту которого подсудимый должен признать или не признать себя виновным, – процедура, в принципе, чисто формальная. Вполне возможно, что именно таковой она будет и в данном случае. Обозреватели, однако, не исключают, что адвокат попытается придать процессу драматический оборот и потребует прекратить разбирательство, поскольку трибунал приступает к рассмотрению дела Мэннинга спустя почти два года после помещения его под стражу, в то время, как закон обязывает делать это в течение максимум четырех месяцев. Но закон также допускает отсрочку производства, если в деле фигурируют секретные документы, оглашение которых на открытом слушании подлежит утверждению компетентными органами. Защите, естественно, известно это положение закона, – как, впрочем, известно ей и то, что она обязана делать все в своих силах для мобилизации симпатий суда и общественности к подзащитному.

В арсенале защиты, как отмечают обозреватели, есть еще один, не менее проблематичный довод, с помощью которого она может попытаться сразу добиться закрытия дела: заявление президента Обамы как главнокомандующего вооруженными силами, в котором он, якобы, подтверждает виновность военнослужащего Брэдли Мэннинга еще до начала суда – и тем самым вроде бы предрешает его исход, делая объективное разбирательство невозможным.

Что же касается разработанных защитой доводов по существу, то она уже давно представила их общественности. К служебному компьютеру, на который была закачена закрытая информация, имел доступ не только Мэннинг, но и другие служащие его разведбатальона в Ираке. Кто бы ни был инициатором заброса сведений на сайт WikiLeaks, они не нанесли урона Соединенным Штатам, а напротив, имели положительные последствия во всем мире. Мэннинг был крайне эмоционально неуравновешенным, отчасти потому, что из-за страха отчисления из армии он был вынужден скрывать свой гомосексуализм, а его командиры проявили непростительную халатность, не лишив допуска подчиненного, пребывавшего в таком тяжелом психическом состоянии.

"У адвокатов Мэннинга нет главного козыря, который неизменно пускает в ход защита в делах о шпионаже: признательная сделка и смягчение приговора в обмен на сотрудничество со следствием, – подчеркивает вашингтонский юрист Дэвид Ривкин. – Адвокаты также подчеркивают, что исходный режим содержания Мэннинга был чрезмерно строгим. Наверное, они правы, но режим уже давно был смягчен, и, кроме того, это совершенно отдельный вопрос, который никак не повлияет на определение виновности подсудимого или меры наказания".

Хорошо известны в данном деле и аргументы обвинения: Мэннинг сбросил в интернет секретную информацию, ясно сознавая, что ею могут воспользоваться враги Америки, в частности, "Талибан" и "Аль-Каида". Большинство слитых документов по отдельности могли и не быть очень важными, но в совокупности они дали противнику, вооруженному современными средствами интеллектуального анализа больших массивов данных, беспрецедентный доступ к информации об американской армии, разведке и дипломатии. Тем не менее, как считают наблюдатели, прокуратура, видимо, не желая раскрывать реального урона, нанесенного Мэннингом, заявила, что не будет требовать для него высшей меры наказания, смертной казни, по самой тяжкой статье "пособничество врагу", и удовлетворится многолетним сроком заключения, вплоть до пожизненного.

"Как объяснить, что военнослужащий столь низкого ранга мог иметь беспрепятственный доступ к базам данных и Пентагона, и ведомства, к которому он не имел никакого касательства, Госдепартамента? – задается вопросом ведущий сотрудник Ассоциации Американских ученых Стивен Афтергуд. – Основная причина заключалась в том, что после терактов 11 сентября, вина за которые разными комиссиями была возложена в большой степени на межведомственную разобщенность, бюрократичские препоны к обмену разведывательной информацией внутри государственного аппарата, было много сделано, чтобы обмен такой информацией упростить, чем и воспользовался Брэдли Мэннинг в своих личных целях. Во-вторых, действовавшие средства защиты баз данных были направлены главным образом против угроз внешних, а не внутренних. И, наконец, наше государство в последнее время засекречивает гигантский объем документов – что только повышает вероятность утечки информации, формально имеющий гриф "секретно". Чем меньше секретов, тем надежнее при прочих равных их сохранность, и тем больше доверие общественности к системе классификации документов".

Кстати, адвокат Мэннинга, как заметил Афтергуд, будет настаивать на том, что огромному количеству документов, переданных сайту WikiLeaks, гриф "секретно" был присвоен не для защиты настоящих тайн, а лишь с целью скрыть политически неудобные для властей факты.

Тем не менее, подчеркивает Афтергуд, Брэдли Мэнниг – не журналист и не представитель иной гражданской профессии, а военнослужащий, который дал клятву защищать интересы Америки, включая ее гостайны. Между прочим, ничего реально порочащего администрацию Буша-младшего или администрацию Обамы эти документы не содержали.

Мэннинг вызывает сильные симпатии у большого числа амеркианцев. Как это объяснить? Говорит профессор Университета Калифорнии Брюс Торнтон:

– Часть американского общества совершенно не доверяет официальным объяснениям по поводу того, чем было продиктовано вторжение США в Афганистан и Ирак; она подозревает свое правительство в сокрытии неприглядных фактов, относящихся к тактике ведения этих войн; весь комплекс мер, направленных на борьбу с терроризмом, с ее точки зрения, является ничем иным, как попранием конституционных прав американцев. Высшей ценностью эти люди объявляют полную открытость государственной политики. В глазах прокуратуры Мэнниг повинен в шпионаже, мотивированным пусть не деньгами, а идеологией, но поскольку его идеология близка этим людям, они не усматривают в его поступке акта измены, напротив, для них это высшее проявление гражданственности. На их взгляд, Брэдли Мэннинг – герой, раскрывший преступные козни истеблишмента.

Нормальный оппозиционер в Америке действует через политическую систему. Он лоббирует своих представителей в Конгрессе, добивается на законных основаниях рассекречивания документов, проливающих свет на ошибки властей; пытается через прессу повлиять на общественное мнение. Но этот подход негламурный, он не несет в себе элемента героичности, и он не делает из тебя мировой знаменитости, – отметил Брюс Торнтон.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG