Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Инициатор письма патриарху Кириллу Лидия Мониава – о группе Pussy Riot, агрессии и милосердии


Акция в поддержку группы Pussy Riot

Акция в поддержку группы Pussy Riot

Письмо патриарху Кириллу с просьбой ходатайствовать об освобождении задержанных девушек из панк-группы Pussy Riot было передано 12 марта. Между тем следствие продолжает поиск всех участников скандальной акции панк-группы в Храме Христа Спасителя, – заявили в пресс-службе ГУ МВД России по Москве.

Двум арестованным членам группы – Марии Алехиной и Надежде Толоконниковой – было предъявлено официальное обвинение в хулиганстве, совершенном группой лиц. На следующий день после ареста Толоконниковой и Алехиной в интернете был начат сбор подписей под обращением к патриарху Кириллу, в котором его просили ходатайствовать об освобождении девушек. Утром 12 марта это письмо было передано в патриархию.

На вопросы Радио Свобода ответила один из авторов письма, менеджер детской программы Фонда помощи хосписам "Вера" Лидия Мониава.

– Сколько подписей удалось собрать под письмом к патриарху?

– Под бумажной версией к письму патриарха – примерно 5700 подписей. Их гораздо меньше, чем в "Живом Журнале", потому что многие люди подписались по несколько раз и их повторные подписи я удалила. Но с тех пор, как я отнесла письмо, число подписей увеличилось: сейчас их 6,5 тысяч.

– Кто подписывался под письмом? Много ли среди этих людей верующих христиан?

– Очень многие люди не указали свое вероисповедание. Я подсчитала, что, например, две тысячи людей сообщили, что они православные, многие назвали приход, к которому они принадлежат, примерно 300 человек – представители других конфессий: баптисты, мусульмане и т.д. А большинство – это около 4 тысяч человек – не указали свою принадлежность к конфессии, либо сообщили, что они неверующие.

– Какова оценка акции "Pussy Riot" cреди ваших знакомых православных верующих?

– Почти все мои друзья, верующие люди, говорят, что им было очень больно от акции группы Pussy Riot, грустно на все это смотреть. Но, тем не менее, они считают, что для этих девушек не должно быть уголовного наказания и, главное, что церковь не может инициировать их арест.

– А лично вы считаете эту акцию актом богохульства?

– Лично я – нет. У меня очень сложное к этому отношение. Мои личные чувства не были этой акцией задеты. Во-первых, потому что это был молебен, обращались они к Святой Богородице, то есть ничего против церкви, против бога не говорили. А текст, который они пели, он во многом очень актуальный, к сожалению.

– Как вы считаете, какое наказание за такой поступок можно назвать адекватным? И должно ли оно вообще быть?

– Я лично не хочу никакого наказания для этих девушек. А по мнению большинства моих знакомых, должно быть какое-то административное наказание типа штрафа.

– Мнение общественности понятно, а вот среди служителей церкви, хотя бы в том приходе, который вы посещаете, какое мнение господствует?

– Про мой приход ничего не могу сказать, но под письмом, которое я написала, подписались два священника, дьякона.

– Некоторые церковные сановники считают, что если не наказать должным образом этих девушек, то другие люди будут повторять подобные акты. Как вы оцениваете подобное мнение?

– Думаю, что любое агрессивное поведение со стороны церкви будет как раз провоцировать протест. Если церковь будет вести диалог со всеми несогласными, пытаться объяснять свою позицию, тогда будет гораздо меньше таких акций. А если церковь будет агрессивно требовать наказания, это только спровоцирует людей активно проявлять свое несогласие с такой позицией церкви.

– Общественная поддержка может оказать положительное влияние на судьбу подсудимых? Ведь это может быть интерпретировано как некое давление на суд.

– В сложившейся ситуации ничто не может оказать влияние. Мне кажется, это уже стало государственным политическим делом, далеко ушедшим от того, что реально произошло в храме. Мне кажется, что девушкам приплетут все их предыдущие антиправительственные акции и наказание, которое им сейчас готовится, будет не за то, что они спели в храме, а за то, что выступают против Путина.

– Какой можно ожидать ответ из патриархии на ваше письмо?

– Надеюсь, что ответ какой-то будет и что он не будет агрессивным. Но есть опасность, что либо ответа не будет, либо это будет отписка. Потому что после того, как большое количество представителей РПЦ официально, в агрессивной форме, потребовали наказания для участниц группы, сложно представить ситуацию, когда патриарх выступит и скажет про милосердие…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG