Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Ковальчук, любимый физик Владимира Путина


скриншот сайта "Saveitep.Org" - "Спаси ИТЭФ"

скриншот сайта "Saveitep.Org" - "Спаси ИТЭФ"

Ученые Института теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ) выступают против перехода своего учреждения под руководство Михаила Ковальчука.

"Save ITEP" – "Спаси ИТЭФ" – сайт с таким названием появился в интернете в январе 2012 года. На нем размещены письма президенту, премьер-министру и российским политикам. Их подписали более 1000 ученых, среди которых 250 человек из Института теоретической и экспериментальной физики (это треть всех научных сотрудников). Среди других подписавших - руководители западных научных лабораторий и два Нобелевских лауреата по физике. Один из них, американец Дэвид Гросс написал в комментарии к своей подписи: "Я был шокирован, услышав о проблемах, с которыми столкнулся ИТЭФ – один из передовых научных институтов России. Если фундаментальная наука должна выжить в России, то ИТЭФ должен жить и процветать".

"Кому и в каком бредовом сне может присниться, что американцы закрывают космический центр НАСА, немцы – Институт Макса Планка?" – пишут авторы письма, имея в виду, что уничтожение бренда подобного масштаба происходит в России.

Формально речь идет не о закрытии, а об объединении ИТЭФа с Курчатовским институтом.

ИТЭФ, основанный в 1945 году для ядерных исследований, в постсоветское время входил в структуру Росатома. В сентябре 2008 года президент Медведев подписал указ о том, что ИТЭФ, наряду с еще двумя научными институтами, войдет в состав Курчатовского института. На практике присоединение ИТЭФа практически завершилось к концу 2011 года и обернулось скандалом.

Как рассказал РС заведующий лабораторией физики элементарных частиц ИТЭФа Андрей Ростовцев, "последней каплей", подвигнувшей ученых на коллективный протест, стали базовые ставки зарплаты, установленные новым руководством - 5 700 рублей ежемесячно: "Когда мы поняли, во что они нас оценивают, мы возмутились". При этом,по словам Ростовцева, даже эту зарплату ученые не получали с декабря прошлого года.

Заведующий лабораторией теоретической физики ИТЭФа Александр Горский рассказал корреспонденту Радио Свобода:

- Решение об объединении было принято кулуарно, директора институтов узнали об этом из СМИ. При объединении профильная часть деятельности ИТЭФа - это теоретическая и математическая физика - даже не была включена в новый план работы института. То есть, 70% научных сотрудников просто становились бы безработными. Две недели назад удалось добиться отмены этого решения. С зарплатой ничего добиться не удалось. Кроме того, остаются проблемы с допуском иностранцев и студентов на территорию ИТЭФа, - сказал Александр Горский.

- Уже с 2010 года в ИТЭФе новый директор - по моему мнению, от науки человек далекий, бывший заместитель Ковальчука. При нем установилось засилье спецслужб, - поясняет Андрей Ростовцев. - К нам не пропускают ни одного иностранца, с которыми мы ведем совместные научные проекты. Приходится встречаться с ними в кафе. В научных командировках (оплаченных принимающей стороной!) новая администрация по произвольным причинам отказывает. О каком укреплении международного сотрудничества может идти речь?

В пресс-службе Курчатовского института пообещали прокомментировать РС ситуацию вокруг ИТЭФа, однако не сделали этого, ограничившись ссылками на уже опубликованные комментарии: благодаря укрупнению Курчатовского института, власти страны собираются не только достичь "устойчивой модернизации", но и обеспечить "технологический прорыв по одному или нескольким направлениям".

Между тем, эксперты в области науки предлагают другое объяснение. Накануне указа Медведева от 2008 года о присоединении ИТЭФа к Курчатовскому институту, в апреле его директора Михаила Ковальчука не приняли в академики общим голосованием членов Российской академии наук. Ему было отказано уже во второй раз.

Михаил Ковальчук – брат миллиардера, владельца "Национальной медиагруппы", председателя совета директоров банка "Россия" и бывшего соучредителя кооператива "Озеро" Юрия Ковальчука, которого считают другом Владимира Путина. По мнению многих научных обозревателей, статус академика нужен был Михаилу Ковальчуку, для того чтобы самому возглавить РАН. Когда эти планы не осуществились, было принято решение о создании "альтернативы РАН" на базе Курчатовского института, предполагает старший научный сотрудник Института ядерных исследований РАН, журналист газеты "Троицкий вариант – Наука" Борис Штерн:

- Михаил Ковальчук пытается сделать нечто, альтернативное Академии наук. В Курчатовском институте сейчас представлена не только физика, но и биология. Конечно, Курчатовский институт укрепился за последний год за счет того, что туда было передано три сильных института. Будет ли продолжаться собирание институтов в этот центр? Не уверен. Год назад казалось, что да, потому что многие институты туда хотели, рассчитывая на большое финансирование, и даже были разочарованы, что их не взяли. Сейчас отношение к этому изменилось.

- Почему?

- На это повлиял пример ИТЭФа. У них та же система зарплаты - у человека очень маленькая базовая зарплата, а все остальное зависит от воли начальства. Работникам Курчатовского это тоже не нравится, насколько я знаю, но открыто они не выступают, - сказал Борис Штерн.

Самое громкое из недавних достижений Курчатовского института – это расшифровка генома "русского человека", преподнесенная как большое открытие. Впрочем, у некоторых экспертов это достижение вызывает недоумение. Радио Свобода подробно рассказывало об этом.

Оценивая научные достижения Михаила Ковальчука, Борис Штерн утверждает, что он состоявшийся ученый в своей области - рентгеноструктурном анализе. При этом "он очень много выступает в прессе с помпезными заявлениями, но зачастую говорит глупости".

Научный сотрудник Физического института Академии Наук Евгений Онищенко в описании деятельности Михаила Ковальчука еще более резок. Он употребляет слово "лысенковщина":

- Михаила Ковальчука нужно оценивать прежде всего как организатора науки, поскольку он не просто член-корреспондент РАН, доктор наук, но директор первого национального исследовательского центра - Курчатовского института, который, по словам Путина, был выбран как "полигон для обкатки новой формы научно-исследовательских центров, отвечающих требованиям XXI века". Он многолетний ученый секретарь Президентского Совета по науке, технологиям и образованию, кроме того, в Общественной палате и во многих других организациях он, как говорится, "всенепременный член".

Пока вся имеющаяся информация говорит о том, что Михаила Валентиновича сложно назвать успешным менеджером. Когда Ковальчук говорит о перспективах, он рисует "планов громадье" - как будут развиваться нанотехнологии, как будут создаваться гибридные антропоморфные системы – роботы. Исследования в этом направлении, разумеется, идут, но Ковальчук обещает какие-то невероятные результаты, достижения которых при нашей жизни не предвидится.

Есть объективная информация, по которой можно судить об эффективности научной работы - это количество публикаций в ведущих российских и зарубежных научных журналах. Есть база данных по этим публикациям. Курчатовский институт, в который приходят миллиарды (бюджет Курчатовского института на 2012 г. – более 7 миллиардов рублей – РС), не просто уступает многим ведущим университетам или ряду НИИ, но этот показатель за время директорства Ковальчука упал.

При этом в прошлом году обсуждался план (к счастью, он не прошел) - построить в Курчатовском институте еще один синхротрон стоимостью 45 миллиардов рублей. У Ковальчука политика такая: обещать все больше и больше, чтобы получить новые деньги.

Похоже, все, что интересует Ковальчука - это пиар и добывание все новых и новых государственных денег под обещания. Это напоминает лысенковщину, когда не исполняется одно обещание, а уже рождается новое, - считает Евгений Онищенко.

В 2007 году заместитель директора Института теоретической физики Михаил Фейгельман опубликовал статью "Трофим Денисыч (И.О. академика Лысенко) – версия 2.0". Она была посвящена Михаилу Ковальчуку, причем его имя ни разу не упоминалось. По словам автора, понимающим читателям и так было ясно, о ком идет речь. За пять лет отношение Михаила Фейгельмана к Михаилу Ковальчуку не изменилось:

- Когда директор Института кристаллографии РАН Михаил Ковальчук в 2005 году одновременно стал директором Курчатовского института, это само по себе вызвало удивление. Вообще-то, управлять научным институтом - это работа на полный рабочий день. Непонятно, каким образом можно эффективно управлять двумя абсолютно разными научными институтами. Непонятно, зачем это надо с точки зрения развития науки. Затем Курчатовский институт еще и укрупняется за счет "поедания" других больших и достойных институтов. Кто-нибудь объяснял профессионалам науки, зачем это нужно? Конечно, нет.

Есть более общая проблема: в нашей стране решения по поводу управления наукой принимают люди, которые либо к научной среде не имеют никакого отношения, либо давно забыли, из чего она состоит. И, более того, им это неинтересно. В нашей стране наука управляется теми, кто рассматривает ее как средство для немедленного отжима наличности - в рублях, в долларах, в чем попадется. Главная опасность в том, что на науку и на страну в целом им, в общем, наплевать.

- То есть, чем науке заниматься, решается "сверху", а не самими учеными?

- Если бы сверху было решено, что нужно реализовать какой-то прожект, и идея была бы реализована – это было бы хоть как-то приемлемо. Наиболее очевидная аналогия - атомный проект. Решение принимал людоед Сталин, но бомба в результате была создана. А сейчас управленческие решения принимаются для того, чтобы "распилить бабки", - уверен Михаил Фейгельман.

Ответ на петицию ученых ИТЭФа президенту и премьеру поступил в начале марта от Министерства образования и науки: в нем подчеркивается, что создание "национального исследовательского центра" на базе Курчатовского института соответствует концепции "Россия-2020" , что "является важнейшим государственным решением, направленным на усиление позиций российской науки".

- Как мы знаем, Михаил Ковальчук - брат миллиардера Юрия Ковальчука, друга Владимира Путина. Поэтому пока критика ему, видимо, безразлична. Может быть, когда-то будут приняты какие-то кадровые решения. Но, к сожалению, на то что они будут приняты скоро, у меня нет надежды, - говорит Евгений Онищенко.

Есть ли будущее у ИТЭФа при Михаиле Ковальчуке?

- Мы надеемся, что возможности для разумного компромисса еще не исчерпаны, - говорит Александр Горский.

- Из всей путинской команды он еще наиболее приличный и здравомыслящий. Проблемы, к которым мы привлекаем внимание, - системные. Если проблема с ИТЭФом не решится, все, кто смогут, просто уедут работать за границу, - добавляет Андрей Ростовцев.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG