Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Активизация протестной активности и жесткая реакция власти на собрания граждан в центре Москвы по-новому ставят вопрос и о мотивации поведения Кремля, и о движущих силах кампании гражданского неповиновения.

Об этом в интервью размышляет обозреватель РС Кирилл Кобрин.

- Один из ключевых вопросов для - это эффективность нового способа организации гражданского протеста. "Гуляния граждан" основаны на новых информационных технологиях, без Интернета, Твиттера они были бы невозможны. И понятно, что к такому протесту может присоединиться только ограниченное число людей, - молодых, ловко обращающихся с новыми информационными технологиями. С одной стороны, это крайне мобильная среда, с другой стороны, это довольно точно определенная социальная страта, за пределы которой такого рода гражданский протест может и не выйти.

- Скайп, когда он появился, тоже был игрушкой молодых, а сейчас это удовольствие для бабушек и дедушек, которые разговаривают с внуками, сидящими на другом конце Земли... Очевидно, что власть на 100 процентов проиграла эту ситуацию. С одной стороны, невероятно беспомощное, глупое пиар-оформление всех действий властей в последние несколько дней привели к тому, что не оппозиция испортила праздник инаугурации, а сама власть себе испортила это дело. Власть должна была избегать в любом случае столкновений накануне инаугурации, и она этого не смогла сделать. В день инаугурации власть создала невероятные по красоте и зловещести кадры проезда Путина по пустой Москве. В-третьих - совершенно бессмысленные забеги за оппозицией в течение двух ночей.

- Но власть и не апеллирует к социальным слоям, которые протестуют против нее. Вся эстетика оформления инаугурации и действия полиции - это все предназначено для телевизионной аудитории.

- Это еще одна ошибка власти. Если люди в Кремле пекутся об интересах страны, общества и так далее, они должны понимать, что, сколь бы ни было избитым слово "модернизация", страна нуждается в глубочайших реформах.

- Но эти люди заботятся с оcновном о решении других задач - удержать властm.

- Это верно, но мы исходим из того, что руководство страны должно вести себя по-государственному. Если они собираются проводить модернизацию, если они действительно думают о том, как изменить страну, они должны опираться именно на самый активный экономический, социально-политический, культурно активный и технологически активный слой населения. И вот этот слой населения теперь, после событий на Болотной площади, становится ее врагом. Вот в этом смысле черта перейдена. Если вспомнить предыдущее путинское правление, то ведь там существовал Павловский, существовал Сурков. Как бы к ним ни относиться, но эти люди думали о том, как привлечь на сторону власти часть креативного класса, так называемую интеллигенцию, каким образом выстроить поддержку власти со стороны наиболее активной части общества. Очень символично, что они изгнаны из Кремля. То есть получается, что власть не только сама полностью оказалась в пустоте, но она дала символическую картинку этой пустоты - кортеж в пустой Москве.

- Кто, по вашему мнению, эти новые бунтари на московских улицах?

- Если мы задаем непростые вопросы власти, мы должны задать непростые вопросы и оппозиции. Главный вопрос: вы за что и против чего, какова ваша позитивная программа, какой образ будущего страны, общества, самих себя, своего социального круга вы видите? И вот здесь мы понимаем, что ровным счетом никакой позитивной программы у оппозиции нет. "Последняя Болотная" была в основном красным шествием, шествием левых, которое либералы попытались, я скажу жестко, приватизировать, потому что они обладают большими медийными возможностями, и им это удалось сделать.

Но факт остается фактом: те, кто наблюдал то, что происходит, и те, кто участвовал в этом шествии, говорили, что с социальной точки зрения оно отличалось от всех предыдущих. Там было больше людей, что называется, простых, не из медийной тусовки, не из молодежных организаций. Было очень много людей, приехавших из регионов, и многие шли под красными лозунгами. Всех этих людей объединяет, как это было и в декабре, психологическое раздражение от Путина. Вот единственная позитивная платформа, за что они все вместе выступают.

- Такая тут вспоминается максима: "Движение - все, конечная цель - ничто".

- С одной стороны, да. С другой стороны, тут уже начинаешь вспоминать май 1968 года в Париже с, казалось бы, бессмысленными лозунгами, которые тогдашние протестующие взяли у движения ситуационистов: "Будьте реалистами, требуйте невозможного". Сама абсурдность этих лозунгов и тогда и сейчас подчеркивала и подчеркивает абсурд ситуации, сложившейся в обществе. И в этом смысле еще раз оппозиция в эти бегающие ночи выиграла, потому что она показала абсурдность того, как устроена жизнь и власть в России. А власть, - что демократическая, что автократическая, - все-таки стоит на том, что не может выглядеть, как идиот, символика власти вообще не предполагает такого.

- Элемент десакрализации власти присутствует, это правда, по крайней мере, для людей, которые размышляют в этих понятиях. Смущает нулевой политический остаток протестного движения. Из него может в будущем что-то родиться, но пока это броуновское движение, в котором не видно какого-то направляющего вектора.

- Если говорить о политике с традиционной точки зрения, то это невозможно просто понять и объяснить. Но мы присутствуем уже давно, лет 15, при появлении политики совершенно другого свойства, которая опирается на теоретические послевоенные разработки многих леваков и радикалов, которые писали о так называемой политике прямого действия. Эта политика реализуется, прежде всего, для того, чтобы представить существующую власть не то, что в неприглядном виде, а в виде, скажем, таких бессмысленных развалин, вдруг заржавевших. Что из этого получится - это другой вопрос. Я бы здесь говорил о людях, которые пришли 6-го числа на Болотную, потому что Россия оказывается в европейском тренде усиления левых. Вот настоящая социальная проблема, которая явно станет главной политической проблемой России в ближайшие годы: это проблемы бедных и богатых, их разделение в обществе. А вот об этом люди, которые бегают по бульварам, ничего не говорят.

Этот и другие вакжные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG