Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Федор Шелов-Коведяев – о внешней политике ВВП


Федор Шелов-Коведяев

Федор Шелов-Коведяев

График первых зарубежных поездок Владимира Путина стал предметом оживленных комментариев: и выбор Минска в качестве первого адреса визита, и отказ от участия в саммите "большой восьмерки" в США в конце этой недели, и уже объявленные поездки в Германию и Францию.

Чтобы понять логику президентской администрации в области выстраивания внешней политики, РС обратилось за комментарием к бывшему первому заместителю министра иностранных дел России, ныне – директору Фонда исследований Российского общественно-политического центра Федору Шелову-Коведяеву:

– В повестке дня стоит не зарубежная поездка, потому что существует союзное России и Белоруссии. В отношениях с Александром Лукашенко накопилось большое количество вопросов, связанных с выполнением обязательств правительства Лукашенко, под которые были получены кредиты от ЕврАзЭс. Одним из важнейших условий была приватизация, где главными бенефициарами, конечно, должны были бы быть русские компании. Лукашенко опять высказался в том плане, что никаких обязательств, в том числе просто подписанных, выполнять не собирается. Плюс к этому, конечно, есть межличностные отношения. Мы знаем, что Лукашенко очень пренебрежительно высказывался в адрес Путина. Поэтому Путину надо, что называется, поставить себя заново и достаточно определенно, ясно и, может быть даже твердо заявить, кто на самом деле является основным партнером Лукашенко, и как с этим основным партнером надо разговаривать.

– А такое вульгарное объяснение, связанное с тем, что один авторитарный президент едет в гости к другому, вы отвергаете? Думаете, тут нет вопроса об идеологической близости режимов?

– Я не считаю нашу политическую систему чудом совершенства, но все-таки сравнивать режим в Белоруссии и режим в России в абсолютно синонимическом ряду я бы не стал.

– Поездкой в Минск Путин не посылает сигнал остальному миру или ему просто все равно, что остальной мир подумает об этом? Он руководствуется своим пониманием национальных интересов, когда после отказа ехать на саммит "большой восьмерки" в Кемп-Дэвид он направляется именно в Минск?

– Саммит "большой восьмерки" начинается уже в ближайшие дни. Реально я понимаю, что объяснение по поводу необходимости формирования правительства – это не формальный вопрос для России. К сожалению, так сложилось, что формирование правительства – это не такое дело, как, скажем, в той же Франции. Но в России, кроме всего прочего, надо учитывать интересы разных финансовых, политических кланов и выстраивать между ними балансы. Это нетривиальная задача, и я думаю, что правы те аналитики, которые говорили о том, что это вполне реальное объяснение, и не надо здесь видеть никакого подтекста. Вообще, должен сказать, что это совершенно нормальное политическое поведение, когда вы исходите из национальных интересов своей страны и не оглядываетесь по любому поводу на то, как на это посмотрит мир, какие комментарии по этому поводу будут даны и так далее.

– После этого звучит заявление о том, что Барак Обама не сможет принять участие в саммите Организации Тихоокеанского Азиатского сотрудничества во Владивостоке. То, что тогда первым большим международным визитом старого нового президента Путина будет старая Европа – Париж и Берлин? Означает ли это, что Москва ясно показывает свои внешнеполитические приоритеты, и она прежде всего будет ориентироваться на связь с Европой?

– Барак Обама и не собирался ехать во Владивосток. В те же самые дни, и это было известно несколько месяцев назад, будет проходить съезд Демократической партии, которая его будет выдвигать в качестве кандидата в президенты. Неприсутствие пусть даже действующего президента, который является единственным кандидатом от Демократической партии, на этом съезде – это, мягко говоря, большая невежливость.

Если мы посмотрим текст указа Путина о приоритетах внешней политики, подписанный 7-го числа, мы увидим, что Европа там действительно стоит впереди. И в этом есть своя логика, потому что, во-первых, Россия – европейская страна. Понятно, что отношения с ближайшими соседями в целом ряде аспектов важнее, чем с ведущей мировой державой, хотя повестка дня там обозначена и с ней. Опять же, можно говорить о том, что она могла бы быть богаче, но это уже другой вопрос. Два наших основных партнера в Европе, конечно, – Великобритания и Германия. С Британией отношения у России всегда были достаточно специфические. Если говорить о Франции, то при прошлом и позапрошлом президенте они были очень тесными. С Германией они и были и остаются очень близкими. Вполне логично, что два первых визита совершатся именно туда, уже не говоря о том, что есть и большие экономические проекты, которые осуществляются обеими странами, а также и о том, что необходимо познакомиться с новым президентом Франции.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шароым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG