Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В трех регионах Италии введены в обращение альтернативные или, как их еще называют, компенсационные валюты. Жители римского квартала Монтесакро наравне с евро используют валюту под названием "шек", жители Неаполя используют "напо", на острове Сардиния появился "сардекс".

Хождение параллельных валют зачастую подогреваются политиками общенационального масштаба, сиюминутными целями которых является привлечение на свою сторону протестного электората ввиду грядущих всеобщих парламентских выборов, в то время как стратегическим идеалом является выход из еврозоны и возврат к итальянской лире. Смысл данной операции очевиден: девальвация госдолга как в национальном масштабе (идея Сильвио Берлускони), так и в региональном (идея лидера движения "Пятиконечная звезда" Беппе Грилло). Мэр-выдвиженец этого движения, выиграв выборы в городе Парма, унаследовал миллионные долги городской администрации.

Местные аналитики не склонны рассматривать размножение и распространение локальных валют в качестве прелюдии возврата к лире, однако правоохранительные органы относятся к ним настороженно, усматривая в некоторых случаях даже состав преступления.

Первой альтернативной валютой стал "шек", введенный в обращение вначале в одном, отдельно взятом римском квартале Монтесакро, – председателем 4-го муниципалитета Кристиано Бонелли, избранного по спискам партии Сильвио Берлускони "Народ свободы". Пока что это единственная реальная, материальная валюта, по внешнему виду чем-то напоминающая деньги из игры "Монополия". Печатают эту валюту по заказу муниципалитета и раздают всем участникам, примкнувшим к кампании, – нуждающимся гражданам, мелким розничным торговцам, ремесленникам, владельцам мелких точек общепита. Суть акции в том, чтобы удержать реальные деньги, то есть евро, в границах муниципалитета, стимулируя население тратить свою наличность на месте, поддерживая местный товарооборот. Стимул чисто материальный – при покупке стоимостью в 100 евро покупатель реально платит 80 евро, а остальные 20 – "шеками", которые затем муниципальная администрация компенсирует продавцу в евро – либо наличными, либо скидками на муниципальные платежи или местные налоги.

Не успела новая валюта окрепнуть и завоевать доверие населения, как сразу же привлекла к себе внимание правоохранительных органов. Итальянская "Финансовая гвардия" возбудила сразу два уголовных дела. Одно – по фактам злостного уклонения от уплаты налогов. Дело в том, что в кассовых чеках фигурирует только оплата в евро 80% от стоимости товара или услуги, а остальные 20%, оплаченные "шеками", не фигурируют, поскольку кассовые аппараты такую валюту не распознают. То есть фактически 20% от стоимости оплачиваются черным налом. Второе дело – по факту незаконного выпуска в обращение денежной единицы фирмой "Архипелаг "шек" – владелицы платежного средства.

Если от "шека" пахнет уголовным делом, то неаполитанская монета "напо" позиционируется как "честная монета честных людей". Это действительно вызов, учитывая тот факт, что Неаполь давно и прочно снискал себе славу столицы фальшивомонетчиков, где печатают и чеканят не только фальшивые евро, но даже и зарубежные валюты, такие как алжирский динар. В отличие от других валют, "напо" предназначен всем без разбора физическим лицам, проживающим в Неаполе и окрестностях. Он дает покупателям право на 20-процентную скидку при оплате в кассе. По оценкам Марко Эспозито, муниципального советника по вопросам производственной деятельности, к концу года товарооборот в "напо" достигнет в Неаполе отметки 45 миллионов евро.

С вопросом о том, чем можно объяснить появление множества альтернативных валют в Италии, и не является ли это прелюдией возврата к итальянской лире, корреспондент Радио Свобода обратился к итальянскому журналисту Франческо Фурлану:

– Я полагаю, что появление локальных валют обусловлено, главным образом, утратой населением покупательной способности. Таким образом граждане пытаются вернуть себе возможность тратить больше. Я не думаю, что в настоящее время изучается вопрос выхода из еврозоны, хотя, конечно, появление альтернативной валюты может быть тревожным сигналом. Самое главное в том, что граждане не ощущают евро в качестве своей валюты, – это отчужденная валюта, которую простой гражданин не может контролировать. Если они могут компенсировать местной валютой покупательную способность, которую они утратили после введения евро, то чувствуют, что таким образом они управляют и контролируют евро, примерно так, как это было с итальянской лирой.

– Существует ли опасность того, что вскоре в каждом из 22 итальянских регионов может появиться своя собственная валюта?

– Всего-то 22? Мне кажется, у нас их может быть гораздо больше! Достаточно вспомнить историю Италии – местничество. В известной комедии "Нам остается только плакать" с Роберто Бениньи и Массимо Троизи, переезжая из одного муниципалитета в другой, главные герои принуждены платить налоги на въезд в местной валюте. Появляется возможность компенсировать утрату покупательной способности и удержать наличные на местах, в мелких лавчонках, находящихся на грани выживания вследствие натиска торговых центров, снижающих цены, но выкачивающих наличность из местного товарооборота. Таким образом, если будет экономическая выгода, то компенсационные валюты получат широкое распространение в качестве платежного средства, – полагает Франческо Фурлан.

Самой сильной альтернативной валютой является сардинская "сардекс", обращение которой контролирует фирма Sardex.net, основанная четырьмя молодыми безработными с Сардинии. "Сардекс" – это виртуальная антикризисная валюта, котировка которой осуществляется в интернете. Пока что "сардексом" в качестве платежного средства пользуются только юридические лица и предприятия. В торговый оборот с "сардексом" вовлечены 600 фирм и предприятий, зарегистрированные на Сардинии, а общий объем сделок составил 300 тысяч евро в 2011 году. Создатели "сардекса" по итогам конкурса 2012 года попали в престижный список "30 итальянцев, изменивших стиль жизни" за "создание безденежной экономики".

Создатели "сардекса" работают на длительную перспективу и намерены превратить "сардекс" в "единое платежное средство стран Средиземноморского бассейна и Северной Африки". Центробанк Эквадора направил на Сардинию целую делегацию – перенимать опыт. О том, можно ли считать "сардекс" подлинной валютой, высказал свое мнение итальянский журналист, уроженец Сардинии Марко Дедола:

"Сардекс", как и другие аналогичные платежные средства, не является настоящей валютой. Это расчетные или условные единицы, созданные ассоциациями взаимопомощи, то есть группами предпринимателей, вносящих определенные взносы, рассчитываемые в евро, и предоставляющих их в распоряжение ассоциированных членов. Эти суммы в евро затем пересчитываются в виртуальной валюте. Нет необходимости доказывать слабость евро в данный момент, которая еще более подчеркивается появлением виртуальных валют. Это хороший ответ для противодействия кризису, который кусается, сильно кусается, может быть еще сильнее на островах, на Сардинии, чем где бы то ни было.

– Каковы сильные и слабые стороны сардинской валюты "сардекс"?

– Уединиться, затвориться – конечно, это негативный симптом, это не решает проблем в собственном доме, особенно когда эти домишки становятся все более маленькими... Самоизоляция не решит проблем. Однако если соседи объединяются, это придает им силы. Вместе они приобретают силу, которую невозможно приобрести поодиночке и, возможно, они смогут увереннее противостоять давлению кризиса, – считает Марко Дедола.

Тем временем отцы-основатели "сардекса" запустили аналогичный проект на Сицилии. В самое ближайшее время на этом острове будет введена новая виртуальная валюта, альтернативная евро, – "сиканекс".
XS
SM
MD
LG