Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Алексей Малашенко – о конфликте между Москвой и Вашингтоном


Алексей Малашенко

Алексей Малашенко

Эксперты рассматривают три вопроса, по которым между Белым домом и Кремлем существуют серьезные разногласия: так называемый "список Магнитского", конфликт в Сирии и развертывание американской противоракетной обороны в Европе.

"Законопроект Магнитского" предусматривает визовые санкции в отношении российских чиновников, причастных к гибели юриста Сергея Магнитского и другим нарушениям прав человека. Кремль и МИД России подчеркивают, что в случае принятия закона "ответные санкции будут неизбежны".

Что касается Сирии, госдепартамент США призывает Москву прекратить военное сотрудничество с режимом Башара Асада. Российские дипломаты и Рособоронэкспорт утверждают, что поставляют исключительно оборонительное оружие, причем по давно подписанным и оплаченным контрактам.

И третий вопрос: Россия выступает против строительства в Европе американской системы противоракетной обороны. Москва настаивает на своем участии в создаваемой США и НАТО системе ПРО в Чехии и Польше и требует гарантий, что эта система не будет направлена против нее. США не готовы предоставить такие гарантии в юридически обязывающей форме.

Член научного совета Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко считает все перечисленные конфликты между Москвой и Вашингтоном трудноразрешимыми:

– Что плохо? Плохо то, что по ПРО никакого позитивного решения вообще быть не может, потому что это ПРО будет. Это некая данность. Все выходы, все позиции заранее известны. Поэтому тут ничего нового, по-моему, произойти не может. Сирия. Тут, я думаю, все-таки какие-то обсуждения происходить будут – даже при том, что Путин очень обидчив, а для России сирийская проблема очень остра хотя бы в чисто психологическом плане, потому что это последний остаток советского влияния. Больше таких друзей, союзников там не предвидится. Тем не менее, России, видимо, рано или поздно придется каким-то образом очень мягко, очень дипломатично, но уступать. Естественно, это не будет представлено как уступка. Будет мягкое приближение к компромиссу, это не значит, что он случится завтра или послезавтра, но он возможен.

А что касается "списка Магнитского", – тут есть ощущение чего-то личного. "Вы вмешиваетесь в наши дела, мы уже разобрались, мы кого надо наказали, а вы все время хотите еще на нас надавить, нас напугать" и т. д. Дело Магнитского, с одной стороны, очень неприятно, это вызывает раздражение, но все прекрасно знают, как это все делается в наших судах. Но Путин тут, по-моему, не уступает не в силу каких-то геополитических вопросов, а, скорее, ввиду непосредственного давления на Россию. Тут, я думаю, Путин не поддастся. С другой стороны, у меня такое ощущение, что и Обама не будет это очень сильно отыгрывать, потому что он с этого много очков не наберет, – полагает Алексей Малашенко.

Напомним, что юрист Сергей Магнитский, сотрудничавший с британским инвестфондом Hermitage Capital Management, скончался в московском СИЗО в ноябре 2009 года. Его смерть вызвала большой общественный резонанс, в первую очередь, в США и Европе. Магнитский обвинялся в уклонении от уплаты налогов с организации. Если власти США введут санкции, то они коснутся сотрудников российских силовых ведомств и судей, причастных к смерти арестованного. Им и их родственникам будет закрыт въезд на территорию США, а их счета в американских банках будут заморожены. Помощник президента России Юрий Ушаков в конце мая предупредил, что Кремль обязательно ответит Белому дому, если законопроект будет принят.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG