Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Историк Андрей Зорин - о мифах и исторической правде 1812-года


Андрей Зорин

Андрей Зорин

В течение одной недели в России отмечают годовщины двух военных событий, оказавших колоссальное влияние на ход российской истории – годовщины начала двух отечественных войн. Дата 22 июня 1941 года, начало Великой Отечественной войны, известна всем. Но мало кто помнит, когда началась первая война, получившая название Отечественной – война с Наполеоном 1812 года. Ровно 200 лет назад, а именно в ночь с 23 на 24 июня 1812 года, армия Наполеона форсировала Неман.

Современные российские власти в этом году, в связи с круглой датой, запланировали массу помпезных военно-патриотических мероприятий. Но верны ли их и наши представления о причинах и ходе этой военной кампании 200-летней давности?

О мифах и фактах Отечественной войны 1812 года в интервью Радио Свобода размышляет профессор Оксфордского университета, историк Андрей Зорин.

- В России война 1812 года всегда воспринималась как попытка темных сил ее завоевать, покорить, уничтожить все русское. Поэтому война - Отечественная. Что это было на самом деле? Ведь об этом мало кто говорит и знает. Наполеон ведь хотел заставить Россию участвовать в континентальной блокаде, но не более того, насколько известно.

- Да, первоначально, конечно, намерением Наполеона и целью его было заставить Россию принять участие в континентальной блокаде, в которой предусматривалось участие России по Тильзитскому миру 1807 года. Континентальная блокада была, конечно, разрушительной для российской экономики, катастрофически невыгодна, но после неудачной войны в Восточной Пруссии Россия, видимо, была вынуждена согласиться с этим решением. Хотя можно предположить, что Александр с самого начала не планировал поддерживать ее на протяжении долгого времени. На наполеоновском пути к мировому господству стояла Британия, и континентальная блокада была основным способом подорвать британское могущество, война между Францией и Россией была неизбежной. Так что в этом смысле, конечно, уничтожение России не было главной, основной, фундаментальной целью Франции, но вместе с тем, конечно, очевидно, что целью Наполеона было распространение империи на всю Европу и шире. И в этой ситуации ему необходимо было Россию как самостоятельного игрока на политической арене ликвидировать, подчинить и втянуть в свою орбиту.

- Нынешние российские власти и президент Владимир Путин с каждым днем все сильнее используют эту патриотическую, великодержавную бородинскую риторику. Хотя историю они знают, судя по всему, из рук вон плохо. В чем они ошибаются сильнее всего?

- Историю, конечно, наши лидеры страны знают плохо. Но бородинская риторика использовалась, насколько я помню, один раз, в призыве "умереть под Москвой", который прозвучал в стихотворении Лермонтова "Бородино". И мне кажется, что вопиющий демагогический ход состоит в приравнивании политических оппонентов нынешней власти к наполеоновской армии, и нормальной политической борьбы - к смертельному сражению, угрожающему существованию самого государства. На мой взгляд, основная подмена здесь, конечно, не историческая. Бородинская битва действительно имела в истории войны 1812 года громадное значение, она не решила ее, на поле боя русская армия потерпела поражение, но она сыграла огромную роль в дальнейшем ходе кампании. Но здесь нет апелляции к истории как таковой, есть апелляцию к стихотворению Лермонтова, известному каждому российскому школьнику.

- Поговорим о мифах и исторической правде. Какую роль в войне 1812 года сыграл патриотический подъем, о котором в России всегда говорили? Была ли это действительно национальная война?

Зорин: Вы знаете, о национальной войне применительно к России 1812 года говорить не приходится, потому что не существовало нации, народа в том его политическом понимании, которое в это вкладывается. Россия была сословным государством. Патриотический подъем, несомненно, был, но он охватывал в основном и даже, я бы сказал, исключительно образованную часть общества, дворянство прежде всего, которое начало стремительно национализоваться. Масса представителей русской аристократической элиты стала успешно учить русский язык, включая членов царского двора, которые брали уроки русского языка, которого они раньше не знали. И война 1812 года, вообще все наполеоновские войны были мощным каналом и мощным стимулом для проникновения в российскую элиту в то время абсолютно новой, свежей для Европы национальной идеологии. Она впервые проявила себя в Германии - с целью политического объединения Германии, которая представляла собой 21 государство. Националистическая идеология была на подъеме, и модные немецкие веяния были войной очень актуализованы. Для крестьянства, составляющего основу русской армии, это все, конечно, был абсолютно пустой звук. Они этой проблематики не понимали, их ценностями были ценности общины, крестьянской среды, царского имени, они жили в традиционалистском, имперском мире, и то, что называется патриотическим подъемом, их охватывало, насколько я себе это представляю, довольно слабо

- То есть создание партизанских отрядов из крестьян, помещики, - это миф?

- Да, это совершеннейший миф. Ничего подобного не было. Партизанская война, очень эффективная и успешная, была плановой, ее идеология и военная стратегия была создана в российском Генштабе. Об этом замечательно и интересно написано в книге выдающегося современного историка Доминика Левина "Россия в наполеоновских войнах", которая совершенно меняет наше представление о войне 1812 года. Выдающаяся книга, - она должны выйти на русском буквально в эти дни, создает совершенно другую картину наполеоновских войн сравнительно с той, которую мы знаем обычно. Партизанская война была частью кампании регулярной армии, ее вели офицеры, ее вело русское военное командование. Что не означало, что, конечно, русские крестьяне не убивали французов, когда они приближались к их деревням. И действительно, это было, но стихийная партизанская война - это миф, созданный в существенной степени Львом Толстым через 50 лет, в совершенно другой политической и идеологической ситуации 1860-х годов.

- Какую роль сыграли русская литература и искусство во время войны и после войны, в течение всего 19 века и далее? Сейчас мы говорим о том патриотическом подъеме, об отечественной войне 1812 года на основе книг?

- Да, конечно. Я бы даже слово "книг" не употреблял, я бы сказал, что мы об этом говорим на основе только романа Толстого "Война и мир". И сила гения Толстого состояла в том, что он навязал всей стране и даже за пределами страны собственное видение и понимание истории, которое создалось в той конкретной исторической, идеологической атмосфере. Ему удалось историю совершенно изменить и пересоздать. И роль Толстого в нашем понимании истории 1812 года абсолютно решающая. Левин в своей книге даже называет его верховным мифотворцем. Я ни в коем случае не критикую Толстого, а наоборот, восхищаюсь его гением, это мой любимый писатель. Что касается литературы того времени, значительно роли она не сыграла. Литература в 1812 году тоже была делом очень узкой образованной части общества, и там вряд ли она играла решающую роль. В мифологии 1812 года решающую роль сыграл Лермонтов, сначала "Бородино", а потом главным образом Толстой "Война и мир".

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG