Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Максим Ефимов - о своем бегстве из России


Максим Ефимов, гражданский активист из Карелии.

Максим Ефимов, гражданский активист из Карелии.

Председатель Молодежной правозащитной группы Карелии, журналист и блогер Максим Ефимов, опасаясь ареста, уехал из России за границу. Он рассказал РС о том, что все началось после публикации его заметки "Карелия устала от попов".

- Майор из Следственного комитета Карелии Ревунов обнаружил в заметке "Карелия устала от попов" состав уголовного преступления – оскорбление социальной группы по признаку принадлежности к православной религии. Он обратился с этим рапортом в Следственный комитет. Следователь Воронин возбудил дело и начал его расследовать. Получив постановление суда на обыск, ко мне ночью заявились три сотрудника из разных ведомств – МВД, ФСБ и Следственного комитета, которые обыскали всю квартиру и изъяли у меня компьютер, дисковый накопитель и бумаги.

После этого была назначена амбулаторная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, которая не выявила у меня никаких отклонений или психических заболеваний. Так как я ранее никогда не наблюдался у психиатра, никаких у меня патологий нет и не было, видимо, под давлением ФСБ было принято решение о том, что меня необходимо обследовать стационарно – в психиатрической больнице в поселке Матросы. Очень легко по ходатайству следователя было получено судебное решение о принудительном помещении меня в психиатрический стационар. Меня должны были отвезти в психбольницу, но, видимо, сотрудников ФСБ и Следственного комитета удержало то, что дело получило большой резонанс. Они решили дождаться того момента, когда мы обжалуем это решение. Я посчитал, что должен уехать, потому что не рассчитывал на справедливость, на беспристрастное рассмотрение дела. С самого начала было ясно, что оно заказное, политически мотивированное и что это не что иное, как сведение счетов со мной.

- Вы считаете, что преследование инициировано главой карельской епархии, архиепископом Мануилом?

- Я теряюсь в догадках, потому что моя критика распространялась на многие органы государственной власти, не только на церковь, но и на правительство Карелии - на предыдущего главу Карелии Нелидова, на Уполномоченного по правам человека в Карелии Шмыкова, который является бывшим сотрудником КГБ, на судейское сообщество, на прокуратуру, на Следственный комитет и так далее. То есть вполне возможно, что все эти структуры были так или иначе заинтересованы в том, чтобы приструнить меня и поквитаться со мной. Я считаю, что это уголовное дело является показателем эффективности критики власти: она эту критику услышала и не смогла игнорировать.

- Ваше дело сравнивают со знаменитым делом группы Pussy Riot. Согласитесь с такой аналогией?

- Отчасти да, потому что и мое дело, и дело Pussy Riot абсолютно политические. В действиях Pussy Riot я не вижу никакого состава преступления. Я сейчас нахожусь в Польше и только что общался с судьей апелляционного суда. Я ей задал несколько вопросов по поводу преследования за богохульство и различные акции художников в Польше - например, публичное сжигание Библии и прочих символов веры. Мне сказали, что за такие действия к ответственности никого не привлекают и никого не судят, несмотря на то, что Польша – очень религиозная страна.

- Вы намерены просить о политическом убежище в Польше?

- Я этого не исключаю, потому что срок действия визы у меня рано или поздно закончится. А до завершения моего уголовного преследования, мне кажется, еще очень далеко.

- А что будет с Молодежной правозащитной группой, которую вы возглавляете, если вы останетесь за границей?

- У меня есть молодые единомышленники, люди не робкого десятка, для которых права человека – не сухая теория, а ценность, которая требует защиты и реализации. Поэтому я думаю, что организация продолжит свое существование, а я ее буду всеми силами поддерживать.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG