Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Историк Никита Петров – о столетии со дня рождения Рауля Валленберга


Портрет Рауля Валленберга в венгерской газете

Портрет Рауля Валленберга в венгерской газете

4 августа исполняется 100 лет со дня рождения шведского дипломата Рауля Валленберга, который в годы Второй мировой войны, оказавшись в оккупированной нацистами Венгрии, спас десятки тысяч евреев.
В 1945 году Валленберг был арестован советской контрразведкой. Тайна его гибели до сих пор не раскрыта.

Биография Рауля Валленберга досконально изучена исследователями. В посвященных ему книгах и документальных фильмах есть все – и в какой семье родился (знатной и состоятельной), и как прошли детские и юношеские годы (учился на архитектора, но семейная традиция заставила стать финансистом, а затем дипломатом), и главное – почему и как Валленберг в Будапеште спасал от верной гибели евреев. Создавал убежища, предоставлял документы о шведском гражданстве. Столь благая деятельность не уберегла Валленберга от застенков Лубянки.

Все описано, со ссылками на достоверные источники. Только рядом с датой смерти – 17 июля 1947 года – обычно ставят знак вопроса. Впрочем, член правления общества "Мемориал" историк Никита Петров в скорбной дате не сомневается:

– Я бы не ставил вопросительный знак около 17 июля 1947 года по той простой причине, что единственный документ, который свидетельствует об этом, – это записка начальника санитарной части тюрьмы Смальцова на имя министра госбезопасности о смерти заключенного Валленберга. Она, в общем-то, серьезным сомнениям не подвергается. Была и графологическая экспертиза, которая подтвердила, что записка исполнена именно Смальцовым, потому что сравнивали почерк у записки с документами из личного дела этого сотрудника госбезопасности, тюремного врача.

– Почему все-таки многие сомневаются в том, что человек, которого признали "праведником мира", скончался в 1947 году? Были даже версии, что он еще долго жил после этого.

– Дело в том, что записка Смальцова была представлена общественности очень поздно, только в горбачевское время. Она была передана шведской стороне, если мне не изменяет память, в 1989 году, когда новые документы по делу Валленберга были обнаружены. Тогда впервые был представлен именно оригинал записки, однако этот текст фигурирует в меморандуме, который был подготовлен еще в середине 50-х годов, когда нужно было отвечать что-то шведам на неопровержимые доказательства того, что Валленберг вообще был в советской тюрьме. Потому что до 1957 года СССР это отрицал напрочь и говорил, что не было никакого Валленберга ни в Москве, ни вообще в Советском Союзе. Дескать, в Будапеште его видели, а там он, может быть, во время бомбежки погиб. Записка Смальцова вызвала некоторый скепсис только потому, что она поздно появилась, но это вовсе не значит, что это не подлинный документ, подлинность его проверялась.

И сейчас есть некоторые спекуляции вокруг того, а действительно ли Валленберг погиб 17 июля – это первое, а второе – причины гибели Валленберга. Как раз поводу причины смерти мы и должны ставить знак вопроса. Здесь Россия до сих пор хранит молчание и скрывает истину. С моей точки зрения, – и многие косвенные факты об этом свидетельствуют, – Валленберг был убит, и убит по приказу свыше. Слухи о том, что потом он жил, где-то был тайно скрыт, – это на самом деле легенды, которые отчасти даже и поддерживались в новейшее время только для того, чтобы увести разговор от организованного массового убийства. Ведь был убит не только Валленберг, был убит и шофер по фамилии Лангфельдер, который его возил в качестве дипломатического работника и попал с ним вместе в советские руки. Был также убит многолетний сокамерник Валленберга Редель, который сидел с ним вместе, по крайней мере, почти два года, и которого уничтожили именно как ненужного свидетеля. В принципе, то, что случилось с Валленбергом, – это организованное Кремлем преступление, которое до сих пор до конца не расследовано.

– Это не укладывается в голове. Речь идет о делах сталинского режима, давно заклейменного, в том числе, на официальном уровне. Почему сейчас все не раскрыть?

– У нас сейчас к власти пришла плеяда своего рода государственников-патриотов, которые вообще рассматривают любое советское преступление как некий укор современной России. Поэтому мы видим и проволочки, и наглую ложь не только в деле Валленберга. Мы видим то же самое в Катынском деле, когда не желают открыть до конца материалы, мы видим то же самое по ряду преступлений, которые были совершены в отношении иностранцев. Если в смысле реабилитации или в смысле расследования преступлений прошлого по отношению к советским гражданам закон еще более или менее работает, то как только речь идет, например, о поляках, закон тут же работать перестает. Российское государство напрочь отказывается реабилитировать поляков, расстрелянных в рамках так называемого Катынского дела. Я имею в виду тех, кто были расстреляны по решению Политбюро от 5 марта 1940 года. Что это такое? Как это объяснить? Я тоже в немом изумлении останавливаюсь, глядя на это, и думаю, – какое, казалось бы, сегодняшней России дело до сталинских преступлений, открывай и все. Но они полагают, что это продолжение той же самой России, которая была тогда, того же самого СССР. Это своего рода ментальность.

– Знаете ли вы, в каких архивах могут быть обнаружены неизвестные, не обнародованные до сих пор документы, касающиеся Рауля Валленберга?

– В первую очередь нужно заниматься в архиве ФСБ, который включает в себя материалы архивов бывшего МГБ, потом КГБ. Мы точно знаем, что не все документы этого архива были обнародованы в рамках работы российско-шведской комиссии, которая действовала с 1990 по 2000 годы и которая выпустила свой отчет. Мы можем точно так же говорить, что еще не обнаружены все документы об убийстве Ределя, многолетнего сокамерника Валленберга, и документы об убийстве Лангфельдера, как, впрочем, могут существовать и новые документы об убийстве Валленберга. У нас есть точные знания о том, что существовало письмо Абакумова от 17 июля 1947 года на имя Молотова, но оно до сих пор не обнаружено в архивах. Я не верю, что оно не сохранилось и было уничтожено. Есть список дел на так называемых "уничтоженных заключенных", которые именно так и числятся в описи.

– Именно "уничтоженные"? Не "расстрелянные", не "казненные", как принято в юридических документах?

– Слово "уничтоженные" записано, что называется, русским языком. И там написаны слова "Редель" и "Слуга". Слуга – это какой-то псевдоним. Кто такой Слуга, внятного ответа от ФСБ до сих пор не было. Но, значит, был какой-то слуга, которого убили. Кто это, сам Валленберг или Лангфельдер, его шофер, – вот это вопрос.

– В Европе нынешний год был объявлен годом Валленберга. Когда приближалось 100-летие со дня его рождения, делались ли новые попытки обратиться к российскому руководству, чтобы эти архивы стали доступны?

– Попытки делались, и работа, связанная с окончательным прояснением судьбы Валленберга, ведется до сих пор. Следователи пишут письма, ФСБ на эти письма, между прочим, отвечает, но это вовсе не значит, что результат близок, потому что, в конце концов, архивы ФСБ недоступны для свободных и независимых исследователей. Невозможно прийти и работать в архивах ФСБ, как в государственных архивах, тут нужно бумаги писать, письма. Пойдут навстречу, не пойдут навстречу… Одним словом, получается так, что на эти архивы не распространяется федеральный закон об архивном деле Российской Федерации.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG