Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Березовский не справился с Абрамовичем


Роман Абрамович (слева) и Борис Березовский

Роман Абрамович (слева) и Борис Березовский

31 августа судья лондонского Высокого суда Элизабет Глостер огласила решение по иску Бориса Березовского к Роману Абрамовичу. Суд отказал Березовскому в исковых требованиях к Абрамовичу. В своем постановлении судья отметила, что ее решение во многом предопределено представленными Борисом Березовским свидетельскими показаниями. По ее словам, в этом деле прежде всего истец должен был доказывать свою правоту.

Элизабет Глостер подчеркнула, что при анализе свидетельских показаний нашла показания Бориса Березовского "не заслуживающими доверия", а его самого свидетелем, который относится к истине как к изменчивой, неустойчивой концепции, которой он может манипулировать по своему усмотрению. Временами его показания были намеренно нечестными, временами они были реакцией на трудности при ответе на возникающие у суда вопросы. Временами, у меня не возникало впечатление, что он не лгал, а просто сам пытался уверить себя в правдивости своей версии событий. Временами он пытался избегать ответа на вопросы с помощью долгих речей или с помощью намеренной забывчивости фактов, которые ранее подтверждал. "По контрасту с ним, – продолжала судья Элизабет Глостер, – господин Абрамович давал сдержанные и обдуманные ответы на задаваемые ему вопросы. И всегда он был озабочен тем, чтобы точно понять обращенный к нему вопрос... Там где он был осведомлен, он давал полный и подробный ответ... Я нашла господина Абрамовича правдивым и в целом заслуживающим доверия свидетелем".

Интерес к этому делу, получившему международный резонанс, был огромен. Зал суда не вместил всех желающих присутствовать при оглашении судебного вердикта. Березовский присутствовал в суде, но Абрамович в зале суда не появился. Борис Березовский подал в лондонский Высокий суд иск к Абрамовичу в июне 2007 года, однако рассмотрение дела по существу проходило с октября 2011 года по январь 2012-го. Судье понадобилось семь месяцев по завершении четырехмесячного судебного процесса, чтобы проанализировать многотомное дело, оценить убедительность показаний истца и ответчика и их свидетелей. Березовский требовал в иске к Абрамовичу выплатить ему 5,5 миллиарда долларов в качестве компенсации за проданные по заниженной цене акции нефтяной компании "Сибнефть", алюминиевого концерна "Русал" и телекомпании ОРТ. Березовский обвинил Абрамовича в том, что тот с помощью шантажа и угроз, выступая в качестве агента российских властей, вынудил его это сделать. По словам Березовского, в случае отказа Абрамович угрожал ему, что его активы в России будут экспроприированы, а сам он подвергнется репрессиям.

Адвокаты Бориса Березовского надеялись, что на судебное решение в пользу истца повлияет приобщение к делу магнитофонной пленки с записью разговора Березовского и Бадри Патаркацишвили во французском аэропорту Ле Бурже в декабре 2000 года. Эту запись тайно сделал Андрей Луговой, который в то время был начальником службы безопасности Патаркацишвили. Луговой прислал в лондонский Высокий суд из Москвы заверенные письменные свидетельские показания, в которых уведомил суд, что после смерти Патаркацишвили эта запись была передана посреднику, у которого ее купил Березовский. По слухам, она обошлась ему в 50 миллионов долларов. На ней олигархи обсуждали легализацию принадлежавших Березовскому акций "Русала", что ставило под сомнение утверждение Абрамовича о том, что у Березовского не было никаких акций.

Во время девятидневного перекрёстного допроса в суде Роман Абрамович не переставал настаивать, что выплаченные им 2,5 миллиарда долларов Березовскому были не платой за акции, а компенсацией за лоббирование его бизнеса в России. Абрамович признал, что многим обязан Березовскому, у которого были тесные связи с окружением президента Бориса Ельцина. Отвечая на вопросы судьи, Абрамович утверждал, что Березовский использовал его в качестве "дойной коровы": он оплачивал дорожные расходы Березовского, купил ему поместье во Франции и даже платил за драгоценности его гражданской жены Елены Горбуновой. В январе 2001 года, решив "закрыть эту главу своей жизни", по его словам, Абрамович договорился с Березовским о последнем взносе в сумме 1,3 миллиарда долларов. Всё это Березовский отрицал, настаивая на своей версии деловых отношений с Абрамовичем, однако не смог представить подтверждающих это документальных доказательств. На суде выяснилось, что акции "Сибнефти" и "Русала", кроме акций ОРТ, находились в трастовом управлении у Абрамовича, причем всё строилось на устных договоренностях – Березовский якобы не хотел легализовать их собственность, чтобы не увеличивать свои налоговые выплаты.

Лондонский судебный процес "Березовский против Абрамовича" был крупнейшей и самой дорогостоящей тяжбой в истории британского правосудия – судебные издержки по ней могут составить более 100 миллионов долларов. Предполагается, что судебные издержки должна оплатить проигравшая сторона. По мнению британских экспертов, решение по иску Березовского к Абрамовичу может стать прецедентным и оказать влияние на целую серию предстоящих в Лондоне судебных процессов с участием российских олигархов.

"Я абсолютно разочарован, – сказал Борис Березовский после оглашения постановления Высокого суда. – Я не просто разочарован, я тихо удивлен. Это был не первый судебный процесс, в котором я участвовал, но то, что произошло сегодня, создает впечатление, что текст решения суда был написан в администрации президента Российской Федерации, где стряпаются решения для Басманного суда".

В своих комментариях судебного решения газета "Гардиан" цитирует заявление, сделанное от имени Романа Абрамовича. В нем высказывается удовлетворение тем, что судья "твердо отмела обвинения Березовского в адрес Абрамовича, назвав его правдивым и откровенным свидетелем, продемонстрировавшим ответственный и честный подход к даче показаний в суде". Газета "Таймс" в статье с характерным заголовком "Абрамович победил "лжеца" Березовского в войне олигархов" отмечает, что претензии Бориса Березовского на обладание акциями "Сибнефти" и "Русала" в огромной мере покоились на устных свидетельствах самого Березовского и что в этом случае суд должен был опираться на доверие к его показаниям. Причем, это доверие, подчеркивает газета, должно было распространяться не только на способность Березовского точно и адекватно помнить о событиях давнего прошлого, но и на его объективности и правдивости как свидетеля.

Комментируя для Радио Свобода возможность для Бориса Березовского опротестовать решение Высокого суда, живущий в Лондоне юрист Дмитрий Гололобов – глава юридической фирмы "Гололобов и партнеры" – подчеркнул, что для Березовского подача апелляции заключается не в юридической возможности ее подать, а в финансовой, поскольку это потребует огромных дополнительных расходов, а Березовский и без того обременен многомиллионными судебными издержками. При этом Гололобов сомневается, что у апелляции Березовского есть серьезные перспективы. По его мнению, на лондонском процессе потерпел поражение не только Березовский, а целая плеяда бывших российских олигархов, которые выступали на нем в качестве свидетелей не столько против Абрамовича, сколько против Путина. Судебный процесс "Березовский против Абрамовича", считает Дмитрий Гололобов, носил явный политический характер.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG