Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Pussy Riot: Самуцевич освобождена, приговор Толоконниковой и Алёхиной подтверждён


Московский городской суд 10 октября изменил приговор в отношении одной из участниц группы Pussy Riot Екатерины Самуцевич. Первоначальное наказание, вынесенное Хамовническим судом в августе, – 2 года лишения свободы в колонии общего режима – заменено на условный срок. Приговор остальным участницам панк-группы – Надежде Толоконниковой и Марии Алёхиной – остался в силе.

Интересы Екатерины Самуцевич в Московском городском суде представляла новый адвокат – Ирина Хрунова. На прошлом заседании 1 октября Самуцевич отказалась от услуг своего адвоката Виолетты Волковой, из-за чего слушания перенесли.



Выступая в суде, Ирина Хрунова обратила внимание на то, что действия участниц Pussy Riot не идентичны и их надо рассматривать отдельно. По словам адвоката,
её подзащитная фактически не участвовала в панк-молебне: она не пела и не танцевала в Храме Христа Спасителя. Екатерина Самуцевич только успела достать гитару, после чего девушку вывели.

Один из адвокатов Pussy Riot Марк Фейгин говорил о процессуальных нарушениях во время процесса в Хамовническом суде. Он отметил, что график, по которому проходили слушания, фактически стал пыткой для девушек. Адвокат Виолетта Волкова попросила суд исключить из дела третью психолого-лингвистическую экспертизу, поскольку, по её мнению, авторы заключения – воцерковленные люди, и их выводы необъективны.

Слово предоставили и самим участницам Pussy Riot, которых 17 августа Хамовнический суд Москвы признал виновными в хулиганстве по мотивам религиозной ненависти в Храме Христа Спасителя, и приговорил к 2 годам лишения свободы. Надежда Толоконникова, Мария Алёхина и Екатерина Самуцевич заявили, что не признают своей вины и что в их действиях не было мотива религиозной ненависти. Девушки также отметили, что сидят за свои политические убеждения.

Защитники потерпевших по делу Pussy Riot уверены, что панк-молебен «Богородица, Путина прогони» к политике не имел никакого отношения. Адвокат Лариса Павлова сказала, что заявления о политической мотивировке этого дела ничем не подкреплены, кроме "личной неприязни девушек к Путину". «Участницы Pussy Riot оскорбяли Бога, а теперь доказывают, что нецензурная брань – норма», – заключила Павлова.

Выслушав все стороны процесса, судебная коллегия удалилась в совещательную комнату. Спустя полчаса было вынесено решение: приговор Хамовнического суда изменить только в отношении Екатерины Самуцевич. Реальный срок ей заменён на условный. Девушку освободили в зале суда. Приговор в отношении Надежды Толоконниковой и Марии Алёхиной остался прежним – 2 года в колонии общего режима.

Вот как адвокат Екатерины Самуцевич Ирина Хрунова прокомментировала решение Московского городского суда:

– Это не чудо, это позиция, которая оказалась правильной и удачной. Она была основана не на том, что мы привели какие-то новые доказательства, а на том, что мы просто показали Катину роль в этом действии. Она вместе со всеми готовилась к панк-молебну. Она зашла на территорию храма. Она зашла за ограждение. Она пробыла за заграждением ровно 15 секунд. Она не сказала ни слова, не сделала ни одного действия. Она все это время пыталась вытащить гитару. Её первую схватил охранник и вывел сначала за ограждение, и затем за территорию храма. И панк-молебен фактически происходил без нее. Поэтому я и сказала, что ее роль была минимальной. Как оказалось, суд наши доводы услышал.

По словам Ирины Хруновой, она ещё обсудит со своей подзащитной, обжаловать ли приговор в Европейском суде по правам человека.

Сама Екатерина Самуцевич заявила журналистам, что рада своему освобождению, однако расстроена из-за остальных участниц панк-группы, которым предстоит отбывать срок.

Один из адвокатов Pussy Riot Марк Фейгин выразил удивление по поводу того, что в отношении участников процесса закон работает по-разному. Юрист пообещал, что предложит оставшимся в заключении девушкам отказаться от его услуг, если это поможет повлиять на участь Надежды Толоконниковой и Марии Алёхиной:

– Возможно, власть таким образом попыталась изменить характер этого дела. Возможно, решением отпустить Екатерину Самуцевич после смены адвоката нам дают понять, что адвокаты, которые защищают участниц Pussy Riot, не вполне соответствуют представлению о том, каким должен быть процесс. 11 октября мы предложим нашим подзащитным в случае разорвать с нами соглашения. Если они откажутся от этого, мы продолжим заниматься делом. Но если обстоятельства сложатся так, что выход адвокатов из дела позволит добиться изменения участи оставшимся двум, я бы считал это большим успехом. Пусть новые адвокаты, формально войдя в дело, попытаются изменить решение в отношении Надежды Толоконниковой и Марии Алёхиной. Это было бы единственно правильным шагом.

Марк Фейгин добавил, что он и его коллеги намерены обжаловать приговор участницам Pussy Riot, оставшимся в заключении, в надзорном порядке в Мосгорсуде. Также юристы планируют обратиться в Европейский суд по правам человека.

По мнению лидера движения «За права человека» Льва Пономарёва, освобождение только Екатерины Самуцевич – демонстративный шаг властей:

– Уголовное наказание для всех трёх девушек не является справедливым. Их могли судить только за административное нарушение. И власть здесь вела себя подло: они должны были кинуть какую-то кость, потому что общество ждало послабления. Они его сделали: вот так демонстративно – одну освободили и решили, что этого достаточно. Раньше Екатерина намекала, что она была готова нести общую ответственность, но когда она отделилась с адвокатом, она как бы этим самым заявила: да, я хотела бы идти отдельно, потому что не совершала тех поступков, которые совершали те двое. Я ее не осуждаю и не хотел бы, чтобы кто-то ее осуждал, – призвал Лев Пономарёв.

Публицист Лев Рубинштейн, который неоднократно участвовал в акциях в поддержку Pussy Riot, считает, что суд не сделал главного: не отменил обвинительный приговор в отношении всех трёх девушек:

– С одной стороны, я рад, что Екатерину отпустили. С другой стороны, я очень не рад, что других не отпустили. С третьей стороны, не произошло главного: осталось обвинение, которого не должно быть. Оно абсолютно надуманное и шито белыми нитками. Конечно, лучше не сидеть, чем сидеть, это понятно, и я очень рад, что Катя будет дома. Все девочки пока что ведут себя очень правильно, доблестно. Мне особенно понравилось, что, когда девчонки узнали о том, что одну из них выпускают, они её искренне с этим поздравили. Это очень человечно и здорово, – заключает Лев Рубинштейн.
---

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG