Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Генеральная прокуратура России фактически признала, что лишение мандата депутата «Справедливой России» Геннадия Гудкова было безосновательным. Сам бывший депутат заявляет, что вернется в парламент, только если такое решение примет суд. В середине сентября Дума досрочно лишила полномочий Гудкова-старшего, признав, что он занимался бизнесом, что со статусом депутата не совместимо.

О том, что у правоохранительных органов нет претензий к бывшему депутату Геннадию Гудкову, стало известно из ответа Генеральной прокуратуры на запрос депутата от КПРФ Вадима Соловьева. Он обращался в ведомство по поводу слишком медленного расследования уголовных дел, в которых коммунисты являются потерпевшими. Об этом 1 ноября пишет «Независимая газета». Заместитель Генерального прокурора Виктор Гринь, отвергая обвинения в предвзятости правоохранительных органов по отношению к парламентской оппозиции, официально подтвердил: в возбуждении уголовных дел в отношении Геннадия Гудкова отказано. На этом настаивали представители Следственного комитета, подозревая политика в том, что он занимается предпринимательской деятельностью вопреки статусу депутата.

Вот как заявление Генеральной прокуратуры оценил сам Геннадий Гудков:

– Для меня это приятная новость. Хотя я и раньше знал, что никаких уголовных преступлений я не совершал, но одно дело, когда это знаю я, а другое дело - когда знает вся страна. Что касается сегодняшней ситуации, то важно не столько даже само решение, – из кулуаров я знал, что его примут, – сколько публичность. Это говорит о том, что идут какие-то политические процессы. И они вселяют робкую надежду, что власть, может быть, откажется от своей совершенно глупой и бесперспективной политики «закручивания гаек» и точечных репрессий, а все-таки перейдет на какие-то иные взаимоотношения с частью общества, которая сегодня выходит на улицы.

Когда Геннадия Гудкова лишили полномочий, его соратники подали в Конституционный суд парламентский запрос. Мандат изгнанного депутата был передан его однопартийцу Александру Тарнавскому. Геннадий Гудков поясняет, что готов вернуться в Думу, но только, если так решит суд:

– Мы в «Справедливой России» хорошо поняли намек ЦИКа о том, что можно Гудкову вернуть мандат и без решения суда. Если сегодня, допустим, Александр Тарнавский, который изъявлял готовность добровольно сдать мандат, это бы сделал, то у партии были бы все юридические основания на повторном распределении вернуть мандат вашему покорному слуге. Но я был категорически против такого варианта, потому что единственный приемлемый для меня способ решения этого вопроса – в судебных инстанциях. 20 ноября будет Конституционный суд по запросам 116 депутатов, у нас подготовлен иск в Верховный суд России. Если они примут такое решение, тогда у меня будет возможность легально, официально вернуться в Думу, потому что будет признана неправота, неправомочность такого решения Госдумы. Иные варианты я не приемлю. У меня нет задачи вернуть себе мандат любым способом.

Геннадий Гудков был лишен мандата 14 сентября простым большинством голосов депутатов от «Единой России» и ЛДПР. И сам политик, и некоторые его соратники по партии называли это «политическими репрессиями» и местью за критику власти. То, что сейчас Генеральная прокуратура фактически признала, что лишение полномочий депутата Гудкова было безосновательным, как раз и говорит о том, что дело было политическим, считает депутат от «Справедливой России» Илья Пономарев:

– Как говорится: что и требовалось доказать. С самого начала было очевидно, что никаких доказательств в деле нет. Следователи и прокуроры трясли одной единственной бумажкой, ксерокопией документа, сделанного в тот момент, когда Гудкова не было в стране. Поэтому нет сомнений: решение было политическим. Сейчас, когда политический момент закончился, Генеральная прокуратура, видимо, решила подложить свинью Следственному комитету. Именно он выступал зачинщиком в этом вопросе, а прокуратура достаточно неохотно выполняла политический указания сверху. Сейчас же они показывают, что Следственный комитет представил Государственной думе «филькину грамоту», а у Генеральной прокуратуры никогда и не было доказательств, – уверен Илья Пономарев.

Политолог Алексей Мухин не склонен так однозначно оценивать ситуацию: он полагает, что между бывшим депутатом и следствием могло быть заключено некое соглашение:

– То, что Генпрокуратура и Следственный комитет не имеют претензий к Геннадию Гудкову и отказываются от уголовного преследования после утраты им депутатского мандата, на первый взгляд, выглядит несколько странно. Мне кажется, что речь идет о своеобразной сделке со следственными органами, в том числе и со стороны Геннадия Гудкова. В данном случае, сделка с правоохранительными органами и Генпрокуратурой, если и имела место, – это личное дело Геннадия Гудкова, – опиралась на своеобразное негласное соглашение, в том числе и с администрацией президента. Как я понимаю, головы Геннадия Гудкова администрация президента не требовала, удовлетворившись тем, что он потерял мандат.

Похоже, мы наблюдаем различные формы взаимоотношений властей и оппозиции, которые предполагают довольно гибкие пути выхода из различных тупиковых ситуаций. Я имею в виду не только ситуацию с Геннадием Гудковым, но и с «единороссом» Кнышовым, который продемонстрировал, что существует и иной, еще более мягкий способ утери мандата, – заключает Алексей Мухин.

После лишения депутатского мандата Геннадия Гудкова данные о незаконной деятельности других депутатов, в частности, – от «Единой России», – стали публиковать в своих блогах депутаты от «Справедливой России» Илья Пономарев и Дмитрий Гудков. Следственные органы также начали проверку депутатских доходов. В частности, свои полномочия решил самостоятельно сложить депутат от «Единой России» Алексей Кнышов, поскольку следователи обнаружили, что он незаконно совмещал депутатскую деятельность с предпринимательской.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG