Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Немецкие изгнанники: старая боль и новые споры


Здание Deutschlandhaus в Берлине, где разместится "Документационный центр изгнанных"

Здание Deutschlandhaus в Берлине, где разместится "Документационный центр изгнанных"

В Берлине на днях в присутствии канцлера ФРГ Ангелы Меркель был дан старт созданию "Документационного центра изгнанных". Речь идет о центре-музее, посвященном истории изгнания и насильственного переселения ряда народов и этнических групп в Европе в годы Второй мировой войны и сразу после нее. В центре внимания, однако, будет депортация немецкого меньшинства из Польши, Чехословакии и ряда других стран Центральной и Восточной Европы.

Много лет планы создателей центра вызывали скандалы и споры – прежде всего о том, как и в какой форме должна быть рассказана история беженцев и изгнанных. И вот теперь утвержденная концепция начала воплощаться в жизнь в историческом здании Deutschlandhaus ("Дом Германии"). Построенное в конце 20-х – начале 30-х годов прошлого века, это здание привлекало внимание гостей довоенного Берлина тогда еще редкой световой рекламой. Во время войны здание сильно пострадало, но было позднее восстановлено. Теперь в нем начинаются строительные работы: решено, сохранив в неприкосновенности две стены фасада, полностью перестроить "внутренности" Deutschlandhaus под цели "Документационного центра". Стоимость работ, которые продлятся до 2015 года, – 29 миллионов евро. На лето 2015-го запланировано торжественное открытие нового центра.

Канцлер Германии Ангела Меркель

Канцлер Германии Ангела Меркель

Цель его создания – напомнить о судьбе миллионов людей, которые во время Второй мировой войны и вскоре после нее были изгнаны из родных мест или вынуждены покинуть их сами, спасаясь от мести и преследований. Если точнее, то массовые выселения в Центральной Европе начались еще до того, как заговорили пушки. Осенью 1938 года, после Мюнхенского соглашения, к Германии были присоединены приграничные районы Чехословакии – Судеты, населенные в основном немцами. Чешское меньшинство вынуждено было бежать из этих районов в "остаточную" Чехословакию, через несколько месяцев окончательно уничтоженную Третьим рейхом.

На этих кадрах кинохроники запечатлен визит Гитлера в Судеты 3 октября 1938 года и его восторженный прием местным населением.



Массовые депортации применялись нацистами и позднее – например, в оккупированной Польше, где польское население вытеснялось из тех районов, которые нацисты планировали напрямую присоединить к Германии.

Волны насильственного "переселения народов" в конце Второй мировой пошли в обратном направлении. Немецкое население было в 1945-46 годах изгнано из Восточной Пруссии (ныне разделенной между Россией и Польшей), западных регионов Польши и приграничных областей Чехословакии. Депортировали немцев, хоть и в меньшем количестве, также из Венгрии и тогдашней Югославии. По разным оценкам, в общей сложности были изгнаны от 12 до 14 миллионов человек. Это объяснялось изменением границ в регионе после поражения нацистской Германии, а также политической необходимостью (на немецкое население была фактически возложена коллективная ответственность за преступления нацизма). Высылка, во время которой были совершены многочисленные преступления и акты насилия, нередко оправдывалась невозможностью дальнейшего сосуществования немецкого меньшинства и "титульных" народов соседних с Германией стран.

Вот фрагмент чехословацкой новостной хроники 1945 года: вина за пожар в одной из деревень в Судетах возлагается на местных немцев-саботажников. "Немцы, кто же еще! Они такие! Поэтому – выгнать их вон!" – возбужденно повторяет диктор.


Но депортации коснулись не только немецкого населения. По соглашению между СССР и Польшей в середине 40-х годов был проведен "обмен" населением: около полумиллиона украинцев, живших на территории Польши, переселили в советскую Украину, в то же время сотни тысяч этнических поляков из Украины и Белоруссии были вынуждены переехать в Польшу, чьи послевоенные границы сильно отличались от довоенных. Переселяли людей и внутри Польши – из юго-восточных районов в северные и западные, откуда только что изгнали немцев. При этом опять-таки не обошлось без многочисленных жестокостей. Ну и, конечно, нельзя забывать о сталинских депортациях ряда народов СССР, осуществленных в конце 30-х и первой половине 40-х годов. Планируемая экспозиция будет отражать и эти события.

Трупы немцев, убитых в Чехословакии в 1945 году во время одной из расправ

Трупы немцев, убитых в Чехословакии в 1945 году во время одной из расправ

​Новый центр в Берлине должен представить печальный феномен насильственного "переселения народов" в историческом контексте. Говоря о судьбе немецких изгнанников, канцлер Ангела Меркель, выступая на церемонии, ознаменовавшей начало реализации проекта, подчеркнула, что "этой трагедии немцев не было бы вовсе, если бы не национал-социализм и его политика экспансии". Государственный министр по делам культуры Бернд Нойман сказал в интервью накануне церемонии, что фонду "Бегство, изгнание, примирение", организующему центр-музей, "удалось совместить три цели. Первая – отдать дань страданиям изгнанных немцев и показать схожую судьбу людей в других странах. Вторая цель – продемонстрировать, что изгнание немцев явилось следствием развязанной Германией Второй мировой войны. Третьей целью является создание центра, который работает на примирение, протягивает руку дружбы, прежде всего нашим восточноевропейским соседям".

Но соседи не всегда верят в чистоту немецких помыслов. Сопредседателю Союза изгнанных немцев Эрике Штайнбах, стоявшей у истоков берлинского проекта, часто приписывалось намерение создать искаженную, ревизионистскую картину исторических событий. Когда в 2002 году стало известно о планах строительства центра, тогдашний министр иностранных дел Польши Владислав Бартошевский увидел в проекте воплощение "направленной против Польши селективной культуры памяти". А социолог и философ Здзислав Краснодембский предупреждал, что немецкая сторона пытается пересмотреть исторические оценки так, что впоследствии "изгнание немцев станет в массовом сознании – наряду с Холокостом – крупнейшим актом разрушения европейского мультикультурализма, а чехов и поляков представят миру как тех, кто преуспел в результате Второй мировой войны".

О позиции организаций, представляющих интересы изгнанных немцев и их потомков, рассказывает этот репортаж Deutsche Welle:


Критика и скандалы привели в конечном итоге к отказу правительства ФРГ от предложенной концепции. В конце 2008 года под эгидой Берлинского исторического музея был создан новый фонд "Бегство, изгнание, примирение". В его совет вошли представители правительства, всех основных церквей и Союза изгнанных. Эрика Штайнбах отказалась в конечном итоге от участия в совете нового фонда. Теперь уже и в самом Союзе изгнанных, который возглавляет Штайнбах, практически не осталось отцов-основателей, большинство из которых были активными нацистскими функционерами.

Место для центра-музея выбрано удачно. Рядом – развалины бывшего главного вокзала Берлина, недалеко – мемориалы жертв нацизма. По словам Ангелы Меркель, центр заполнит пустовавшее до сих пор место в музейном и мемориальном ландшафте города – на популярном у туристов пути от Бранденбургских ворот через мемориал Холокоста, центр "Топография террора" к музею Берлинской стены на месте бывшего КПП Checkpoint Charlie. При реконструкции здания Deutschlandhaus будут разобраны пристройки, возникшие во время его восстановления в 50-х годах. На их месте по проекту австрийских архитекторов братьев Марте построят дополнительный музейный корпус, а в самом здании возникнет стеклянная стена, выходящая на бывшую территорию гестапо, с раскопанными подвалами и работающим там центром "Топография террора". Таким образом, у посетителей "Документационного центра изгнанных" появится наглядный повод подумать о причинах, которые привели к изгнанию немцев из Восточной Европы.

Берлинский проект, впрочем, не единственное начинание такого рода. Почти одновременно с ним, скорее всего, тоже в 2015 году, в Гданьске должен открыться музей Второй мировой войны, чья концепция во многом родственна берлинскому музею-центру. В 2007 году премьер-министр Польши Дональд Туск во время визита в Берлин предлагал немецкой стороне сделать этот проект совместным, но договориться тогда не удалось. Польша в последние годы тоже переживает непростой процесс переоценки некоторых событий своего прошлого. По словам польского историка Петра Маевского, за последние годы польская общественность несколько устала от споров на тему судьбы изгнанных немцев: "Эта проблема утратила большую часть политического потенциала после того, как в октябре 2008 года Европейский суд в Страсбурге отклонил иск организации "Прусское поручительство" (Preussische Treuhand) о возвращении изгнанным конфискованного имущества. На настроения в Польше повлияли и примирительные жесты немецкой стороны – вроде приглашения польских историков в качестве консультантов при организации выставки "Бездны и надежды" (Abgründe und Hoffnungen), проведенной несколько лет назад германским Историческим музеем". Кстати, по данным опросов, 64% поляков согласны с мнением, что немецких мирных граждан тоже следует считать пострадавшими в результате Второй мировой – хотя это не означает забвения вины Германии в развязывании войны.

Эрика Штайнбах, возглавляющая Союз изгнанных, пользуется неоднозначной репутацией

Эрика Штайнбах, возглавляющая Союз изгнанных, пользуется неоднозначной репутацией

​Нечто подобное происходит и в Чехии, хотя, как показал ход недавней президентской предвыборной кампании, судетонемецкая тема еще может эксплуатироваться политиками в своих интересах. Тем не менее, как отмечает чешский историк Вацлав Гоужвичка, "данные опросов говорят о том, что наши граждане четко разделяют отношение к Германии, ее культуре, политике, экономической системе от проблемы изгнания судетских немцев. Германию воспринимают позитивно, как желанного партнера, а вот претензии Судетонемецкого землячества отвергают". Имеются в виду главным образом имущественные претензии: чешский закон о реституции распространяется на период после февраля 1948 года, когда к власти в Чехословакии пришли коммунисты, и не предусматривает возврата имущества судетским немцам, изгнание которых произошло двумя годами ранее.

Впрочем, претензии эти звучат все реже и глуше. Тех немцев, кто непосредственно пережил изгнание, пусть даже в детском возрасте, остается все меньше, а молодежь, выросшая в других местах и в другую эпоху, далеко не всегда разделяет ностальгию по родным местам предков. На последнем слете судетских немцев в Аугсбурге в мае этого года произошло и вовсе невиданное: стенд городка Нейдек, расположенного неподалеку от Карловых Вар, организовали совместно потомки изгнанных и нынешние жители города.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG