Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Саммит ЕС: кипрская модель для банков Европы


На саммите в декабре прошлого года лидеры стран ЕС одобрили первую составляющую банковского союза. Теперь речь идет о второй

На саммите в декабре прошлого года лидеры стран ЕС одобрили первую составляющую банковского союза. Теперь речь идет о второй

Цель – оградить налогоплательщиков от необходимости спасать “проблемные” банки

Лидеры 27 стран Европейского союза, которые соберутся сегодня вечером в Брюсселе, получили реальную возможность заявить, что очередной этап формирования в регионе основ банковского союза близок к завершению.

Их министры финансов после очередных многочасовых переговоров накануне саммита смогли, наконец, согласовать общие правила, как именно будет распределяться бремя спасения того или иного “проблемного” европейского банка между его акционерами, кредиторами и вкладчиками, с одной стороны, и государством – с другой.

Предыдущая встреча министров, в минувшую пятницу, продолжалась почти 20 часов, но к соглашению они так и не пришли. Поэтому в среду перед началом новой дискуссии председательствующий на ней министр финансов Ирландии Майкл Нунан предложил журналистам в Брюсселе “запастись спальными мешками”: “Наш разговор будет долгим”, - предупредил он. Однако на этот раз министрам хватило и семи часов.

Лидерам стран ЕС предстоит теперь одобрить главный результат министерских споров. Он сводится к следующему. Начиная с 2018 года, общая схема спасения “проблемных” банков Европы должна включать не только их акционеров или держателей “непривилегированных” облигаций, как сегодня, но также владельцев облигаций, дающих преимущественное право погашения, а главное – крупных вкладчиков банков. Другими словами, модель, впервые опробованную европейскими кредиторами на Кипре этой весной, по сути, предлагается применять в будущем и в отношении других банков региона, хотя и на гораздо более мягких условиях.

Главное из них, как и в случае Кипра, - неприкасаемость застрахованных вкладов. То есть тех, которые, на сегодня, не превышают 100 тысяч евро. Их владельцы потерь не понесут. Более крупные вкладчики (и только в отношении сумм, превышающих этот уровень) от них в принципе не застрахованы, хотя и их потери еще не очевидны. В первую очередь, пострадают корпоративные вклады крупных компаний и предприятий в том или ином “проблемном” банке. И лишь во вторую очередь – компании малого и среднего бизнеса со счетами на суммы более 100 тысяч евро, а также частные вкладчики с такими же счетами.

Какие именно вклады пострадают, а какие нет, будут в значительной мере решать финансовые власти соответствующей европейской страны. Но и для этого министрами финансов были согласованы определенные правила.

Власти страны обязаны для начала собрать за счет принимаемых мер, включая “стрижку” отдельных категорий вкладов “проблемного” банка, не менее 8% общей суммы его долговых обязательств. Выполнив это условие, национальный банковский регулятор сможет воспользоваться накопленными им резервами, которые формируются за счет регулярных отчислений самих банков. Однако объем таких вливаний лимитирован: он не должен превышать 5% суммы обязательств “проблемного” банка и более того – обусловлен предварительным согласованием в Брюсселе.

И лишь в исключительных случаях, если всех этих средств не хватит, правительства стран – теоретически – могут получить разрешение на использование определенных сумм из бюджета, то есть денег налогоплательщиков.

В только что предварительно согласованную министрами финансов стран Евросоюза общую схему могут быть внесены изменения не только на открывающемся саммите ЕС, но и позже - на этапе рассмотрения пакета соответствующих законопроектов как в Европейском парламенте, так и в национальных.

Окончательное принятие этих правил является необходимым предварительным условием для того, чтобы уже существующий европейский Антикризисный фонд (500 млрд евро) мог начать предоставлять кредиты “проблемным” банкам стран региона напрямую, а не только через правительства, как сегодня, что только увеличивает накопленный странами государственный долг. Схему и условия такого “прямого” кредитования европейские министры финансов одобрили на прошлой неделе.

В совокупности оба этих механизма формируют вторую из трех составляющих будущего банковского союза ЕС. Основные решения по первой из них – единому органу банковского надзора под эгидой Европейского центрального банка (ЕЦБ) – были приняты на саммите ЕС в декабре прошлого года. Они предусматривают, в частности, что на первом этапе под прямым контролем ЕЦБ окажутся примерно 200 наиболее крупных европейских банков – с активами не менее 30 млрд евро каждый или на суммы, превышающие 20% ВВП своей страны. Но в любом случае – не менее трех банков в каждой из 27 стран ЕС.

Обсуждение третьей составляющей банковского союза в регионе – формирование единой системы страхования вкладов – по сути, еще не начиналось. И, как признают даже лидеры отдельных стран ЕС, оно вряд ли начнется до очередных парламентских выборов в Германии, главном в еврозоне кредиторе, которые состоятся 22 сентября.
XS
SM
MD
LG