Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Браудер: "список Магнитского" будет расширен


Вынесенный в России заочный приговор Уильяма Браудера "эмоционально не затронул"

Вынесенный в России заочный приговор Уильяма Браудера "эмоционально не затронул"

Глава фонда Hermitage Capital Уильям Браудер, заочно приговоренный на днях российским судом к девяти годам тюрьмы, ответил на этот вердикт и на посмертное осуждение аудитора фонда Сергея Магнитского кампанией борьба за расширение числа российских граждан, включенных в американский "список Магнитского". Браудер сейчас находится в Вашингтоне, где он встречается с политиками и правозащитниками.

Не без оснований считается, как утверждают люди, знающие вашингтонскую политическую кухню, что Браудер был ключевой фигурой среди организаторов общественной кампании, результатом которой стало одобрение Конгрессом так называемого "Акта Магнитского". Суд над покойным Сергеем Магнитским, возмутивший западное общественное мнение, доказывает, что этот список необходимо расширять, считает Уильям Браудер. В этом он пытается убедить американских законодателей и сотрудников администрации Барака Обамы, ответственных за внесение в список новых имен.

– К сожалению, вопрос расширения списка не является чисто организационным вопросом, в нем очень заметна политическая составная. Желание администрации Обамы улучшить отношения с Россией усложняет ситуацию, – говорит Браудер. – Можно сказать, что политические соображения препятствуют выполнению законодательной директивы. Но, на мой взгляд, совершенно очевидно: дело Магнитского выглядит столь возмутительным, аморальным, что нет никаких сомнений в том, что число функционеров, внесенных в список, будет расширено.

Ближайшей целью Браудера и его сторонников является появление в этом списке имен всех 282 человек, которые, как считают инициаторы "Акта Магнитского", были причастны к преследованию и гибели Сергея Магнитского. Пока обнародованная часть списка насчитывает всего 18 фамилий. На мой вопрос, известно ли ему, кто из российских официальных лиц внесен в секретный раздел документа, Уильям Браудер твердо отвечает "нет". Но, по его словам, есть немало возможностей для расширения списка:

– Имя человека может быть внесено разными путями. Во-первых, Госдепартамент уверяет, что он отбирает имена новых кандидатов, и я предполагаю, что до конца года мы узнаем о внесении этих имен. Во-вторых, предлагать кандидатов имеют право главы комитетов Палаты представителей и ведущие члены комитетов. Госдепартамент обязан в течение ста двадцати дней либо удовлетворить требование, либо объяснить, почему человек не внесен в список. В-третьих, список будет обновляться во время его ежегодного пересмотра. Все три варианта будут использоваться с течением времени.

Мало того, Уильям Браудер верит в то, что посмертный суд над Магнитским убедит европейские страны в необходимости санкций против российских функционеров:

– Я подозреваю, что мы станем свидетелями введения подобных санкций Европой. Это потребует больше времени, больше свидетельских показаний, больше взаимодействия с европейскими законодателями. Мы должны их убедить в том, что это работоспособный закон, целью которого является борьба с клептократией и безнаказанностью, а объектом – конкретные люди. Это закон, который поддерживают почти все представители российского гражданского общества, и его выполнение нам почти ничего не стоит.

– А где вы добились наибольших результатов за пределами Соединенных Штатов?

– Правительство Великобритании, несмотря на нежелание предпринимать действия, которые могут не понравиться России, без лишнего шума ввело запрет на выдачу виз десяткам российских граждан. Мы будет требовать большего – замораживания их активов, обнародования имен нарушителей прав человека. Мы прилагаем серьезные усилия, чтобы добиться одобрения подобных мер Европейским парламентом. Он уже одобрил четыре резолюции с призывами ввести санкции против виновных в гибели Сергея Магнитского. Европейский союз колеблется, как некогда колебалась американская администрация. Но мы планируем акции, которые помогут ввести общеевропейский запрет, подобный "Акту Магнитского".

– А как вы себя чувствуете после вынесения заочного приговора? Пусть теоретическая, но угроза тюремного заключения как-то изменила вашу жизнь?

– Эмоционально это решение суда меня не затронуло, потому что я давным-давно являлся объектом преследования со стороны России. Наоборот, этот процесс еще раз продемонстрировал миру, что представляет собой "дело" Магнитского. Никто сейчас не верит России. Так что моя жизнь не изменится. Если бы мне было необходимо ездить в Казахстан, Киргизию или даже на Украину, тогда другое дело. Но я давно туда не езжу, потому что не верю в то, что эти страны поведут себя честно по отношению ко мне. Я передвигаюсь по Европе, Северной Америке безо всяких проблем, и я не собираюсь менять привычек. Как известно, Интерпол посчитал незаконной просьбу России внести меня в список людей, подлежащих аресту. Так что я продолжаю жить по-прежнему, пытаюсь добиться справедливости, и мы начинаем большую кампанию за введение в Европе санкций против виновных в гибели Магнитского.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG