Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фотограф Юрий Барабаш – об изгнании из Киева


Российский фотограф и гражданский активист Юрий Барабаш, несколько лет проживший в Киеве и депортированный в середине июля в Россию, объясняет это решение украинских властей политическими обстоятельствами: приближение выборов 2015 года заставляет режим Виктора Януковича все активнее преследовать любое инакомыслие.

Барабаш – внук лауреата Шевченковской премии филолога Юрия Барабаша. Год назад, в день восьмой годовщины "оранжевой революции", Барабаш вместе с другими активистами был задержан киевской милицией. 15 июля его сняли с поезда Москва – Киев украинские пограничники; причин депортации ему не объяснили.

– Юрий, на каком юридическом основании вы проживали на Украине?

– Я оставался российским гражданином. Я там пребывал с личным визитом все время.

– Но у вас была какая-то виза? Кажется, нужно регистрироваться, если иностранец больше трех месяцев находится на территории Украины?

– Да, но у меня есть родственники в Москве, поэтому никогда так не случалось, чтобы я больше трех месяцев непрерывно оставался в Украине. Я довольно регулярно приезжал в Москву к родственникам или к знакомым. 15 июля я, как обычно, пересек границу Украины и России, мне, как обычно, поставили отметку в паспорте. А на следующей станции в купе зашли пограничники и сказали, что у них обновилась база и они увидели, что мне теперь запрещен въезд в страну. Меня отвезли в приграничный пункт, где оформили акт возвращения и потом передали меня уже российским пограничникам.

– Вы работали независимым фотографом и дизайнером в книжном агентстве. Как вы сами оцениваете уровень вашей гражданской и политической активности?

– Я принимал участие в большей части оппозиционных акций, но никогда не занимался организаторской деятельностью. Единственное, чем я помогал, – я занимался фотографией. У меня есть какие-то знакомые из небольших оппозиционных организаций, которые звали меня на свои акции. Я для них снимал. Иногда я также оказывал дизайнерские услуги – делал какие-то листовки, газетки. Но все это было абсолютно в рамках правового поля. За это на пять лет из страны не высылают.

– Вам объяснили причины, по которым вас выслали из страны?

– Я этого вообще не понимаю, потому что у меня даже нет никаких документов – кроме акта возвращения, где коротко сказано, что мне запрещен въезд. Я не знаю, кто именно мне официально запретил въезд, какая организация, на какой срок – тоже не знаю. Мне пограничники ничего не смогли сказать, потому что у них не было никакой информации.

– А у вас есть версия – почему вас вдруг выслали?

16 июля гражданские активисты собрались у здания СБУ в Киеве, пытаясь выяснить причины его депортации из Украины

16 июля гражданские активисты собрались у здания СБУ в Киеве, пытаясь выяснить причины его депортации из Украины

– В Украине очень сильно поднимается градус общественной активности, когда не политики начинают проводить какие-то акции, а обычные граждане выходят и высказывают резкое недовольство, в первую очередь милицией, коммунальными службами, местными властями. Власть понимает, что до выборов 2015 года остается, на самом деле, не так много времени. Если сейчас не начать серьезно давить этот процесс народного недовольства, то к 2015 году можно получить абсолютно неконтролируемое общество. И сейчас моим знакомым из числа гражданских активистов какие-то неизвестные люди присылают странные SMS, угрожают. А со мной, я думаю, получилось так: конечно, Служба безопасности знала о моей активности, знала, чем я занимаюсь. И вот просто потому, что мне легко запретить въезд, они этим и воспользовались.

– Насколько я понимаю, украинские власти не обязаны вам объяснять причины высылки?

– Как они говорят – не обязаны. Но я надеюсь, что если дело дойдет до суда, то им все-таки придется как-то объясниться. Я вот могу объяснить каждый свой шаг по территории Украины. Мне совершенно нечего скрывать, я могу дать отчет о каждом своем действии. И я очень надеюсь, что украинские власти, Служба безопасности тоже это сделают. Я попытаюсь сделать все, чтобы заставить их это сделать.

– А почему вы выбрали местом своего постоянного фактически проживания Украину? Чем вам не нравится Москва по сравнению с Киевом?

– Москва мне никогда особенно не нравилась, а в последние годы нравится еще меньше. Москва для меня – слишком большой, тесный и душный город, мне тут некомфортно. В Киеве комфортнее, хотя за последние годы и Киев нынешняя украинская власть умудрилась довольно сильно испортить, сделать его похожим на Москву. Но тем не менее разница остается.

– Вы имеете в виду политическую, общественную атмосферу или просто городскую среду?

– Политическая атмосфера схожа, что в Украине, что в России. Но, наверное, в первую очередь я имею в виду городскую среду – то, что я вижу, люди, которых я вижу, и все прочее.

– Вы себя ощущаете украинцем или россиянином?

– Наверное, и россиянином, и украинцем. У меня дедушка украинец, поэтому, собственно, Украина для меня никогда не была чужой страной. Я всегда знал, что происходит в Киеве, интересовался украинской культурой, традициями и всем прочим. Но я все-таки двадцать с чем-то лет прожил в Москве и всего пять лет – в Киеве. Поэтому, наверное, я не имею права назвать себя украинцем, мне сложно это сделать, но и россиянином называть тоже себя не хочу, потому что это не совсем так.

– В вас происходит движение от российскости к украинскости?

– Просто я для себя в последние годы нашел оптимальный баланс. У меня никогда не возникало проблем в Украине, в общении с людьми, в самоощущении. Меня там все воспринимали как своего, никто не смотрел в паспорт. Я выучил язык, я знаю реалии, а что еще надо? Я хорошо отношусь к людям. Но, с другой стороны, я регулярно бываю в Москве, потому что у меня тут родственники, и у меня нет никаких оснований полностью разрывать связи с Россией.

– Вы говорили в одном интервью, что украинские общественные реакции отличаются от российских. Что вы имеете в виду?

– Отношение общества к политике. Как мне кажется, все-таки в Россию авторитарный режим пришел гораздо раньше, чем в Украину. Путин уже в 2000 году начал проводить политику по деполитизации общества, по формированию отвращения у обычных граждан к политическим событиям, по закручиванию гаек в отношении уличных активистов и оппозиции. В Украине же подобные процессы начались не так давно. Да и в принципе украинские люди более активны, они более взрывные. В Украине общественное недовольство гораздо чаще и активнее выплескивается на улицу, что, собственно, и приводит к симметричной реакции Службы безопасности, милиции и всего репрессивного аппарата. Это дает надежду на то, что в Украине режиму Януковича, во-первых, не будет комфортно, а во-вторых, такие люди не смогут закрепиться у власти надолго, как это произошло в России.

– В России вы занимаетесь общественной деятельностью?

– Когда я бываю в России, то, как и в Украине, посещаю оппозиционные мероприятия, если вижу в этом для себя смысл.

Служба безопасности Украины и МИД республики не комментируют пятилетний запрет Юрию Барабашу на въезд на территорию страны. По словам представителя СБУ, "Служба безопасности Украины запретила Барабашу въезд в интересах обеспечения национальной безопасности и охраны общественного порядка". Россиянин может оспорить данное решение в суде, и тогда СБУ обязана будет аргументировать свое решение.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG