Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Сирии правительственные войска, по данным местных активистов, продолжают наносить удары по пригородам Дамаска, которые, как утверждается, накануне подверглись химической атаке.

Базирующаяся в Великобритании организация "Сирийское наблюдение за правами человека" заявляет, что в четверг возобновился ракетный и минометный обстрел восточных пригородов столицы Сирии.



Данные о жертвах вчерашней химической атаки, о которой сообщили оппозиционные активисты, очень разнятся – от 136 до примерно 1300 погибших. Информация о применении химического оружия в районах, контролируемых повстанцами, вызвала бурную реакцию мирового сообщества.



Министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу заявил, что все "красные черты" в Сирии перейдены, и подверг критике Совет Безопасности ООН за неспособность принять решительные меры.

Совет Безопасности ООН, действительно, накануне экстренно обсудил поступившие сообщения о химической атаке в Сирии, но все, что смог сделать, – это выступить за скорейшее прояснение информации. При этом, согласно данным агентств, Россия и Китай выступили против прямого призыва к проведению ООН расследования этого эпизода.

Представители ООН выражают надежду, что международные инспекторы, находящиеся в Сирии, смогут посетить место предполагаемой химической атаки, однако пока нет данных, что сирийские власти окажут инспекторам в этом содействие.



Сирийский министр информации Омран Зоаби отрицал причастность правительственных войск к происшедшему. Он обвинил повстанцев в "фабрикации" инцидента.

Россия также поставила под сомнение сообщения о химической атаке, заявив, что речь может идти о "спланированной провокации".

Между тем министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус заявил сегодня в интервью телеканалу BFM-TV, что Франция выступит за применение силы в Сирии, если будет подтверждена информация о химической атаке. Он отметил, что речь не идет об использовании сухопутных сил.

Российский востоковед Елена Супонина заявила в интервью Радио Свобода, что в ближайшее время вряд ли удастся направить в предполагаемую зону химической атаки международную комиссию, которая необходима, чтобы разобраться в ситуации:

– Только-только начала работу комиссия ООН, расследующая подозрительные случаи по использованию химического оружия в Сирии, но она имеет ограниченный мандат, членам комиссии разрешено правительством Сирии появляться только в определенных населенных пунктах. Пригороды Дамаска в это число не входят. Поэтому в ближайшее время члены этой комиссии вряд ли появятся в этом населенном пункте, а это значит, что никакого нейтрального взгляда на вещи в ближайшее время не будет. Обвинения звучат с обеих сторон, и международное сообщество расколото по этому поводу. Есть страны, которые доверяют больше оппозиции, а Россия, к примеру, доверяет традиционно больше правительству Сирии. Предыдущие похожие случаи, хотя жертв тогда было значительно меньше, и в основном пострадали боевики, а не мирные жители, были весной этого года. Но до сих пор никто не пришел к однозначному выводу, кто использовал весной этого года химическое оружие в Сирии, и было ли оно использовано. Даже нельзя подтвердить факт самого его использования. Так что и здесь, скорее всего, расследование продлится долго, а взаимные обвинения тоже будут продолжаться.

– Но теоретически у повстанцев есть ракеты, возможности какие-то боеголовки с газом использовать?

– Исключать попадание химического оружия в руки повстанцев и даже радикальных элементов совсем нельзя. Но и доказать, что оно у них имеется, тоже невозможно. Конечно, основные химические арсеналы находятся на вооружении правительственных войск. Что интересно, и весной, и сейчас случаи использования химического оружия выглядят несколько нетрадиционно. Все международные эксперты склоняются к тому, что было использовано не основное боевое отравляющее вещество типа зарина, а некая его облегченная смесь. Хотя и это привело к большому количеству жертв. Но если бы было применено настоящее боевое оружие, то жертв было бы значительно больше. Вот вопрос состоит в том, кому и зачем надо было использовать сейчас это оружие. Извлечь пользу из этого могли как какие-то экстремистские группировки в рядах повстанцев, чтобы доказать, что международному сообществу надо быть более активно вовлеченным в эту ситуацию, так и правительственные войска, которые хотят добиться перелома на фронте, чего им пока не удается.

– Какова ситуация в Сирии сейчас?

– Военной победы в Сирии не удается добиться пока никому из противоборствующих сторон. Где-то полгода назад правительственные войска терпели поражение, и уже казалось, что оппозиция может взять верх, но сирийскому правительству помогли советники из Ирана и боевики из дружественной радикальной ливанской группировки "Хезболлах". С другой стороны, в ряды оппозиции влились иностранные боевики, часто очень радикально настроенные, зачастую умеренная оппозиция не всегда рада этой помощи, потому что это сильно портит имидж оппозиции. Чего скрывать, на стороне оппозиционеров есть и группировки, близкие к международной террористической структуре "Аль-Каиды". В ближайшее время вряд ли кому-то из воюющих удастся перетянуть этот канат на свою сторону.

– Есть ли шанс, что мировое сообщество предпримет какие-то решительные шаги? Или тут тоже будет такое бесконечное балансирование?

– Химическое оружие – это очень неплохой повод для того, чтобы вмешаться кому-то извне, в том числе и вооруженным путем. Но всегда к таким поводам надо относиться с очень большой осторожностью, поскольку в данной обстановке очень сложно доказать факт применения химического оружия какой-то определенной стороной. И, наконец, в недавней современной истории есть случай Ирака, когда так и не найденные до сих пор файлы якобы имевшегося там запрещенного оружия привели к полномасштабным действиям против этой страны. Поэтому-то и Москва с очень большой настороженностью относится к любым разговорам о химическом оружии в Сирии. Наученные горьким уроком в Ираке, где Россия потеряла очень много своих стратегических позиций и важных экономических контрактов, российские власти ждут и здесь подвоха. Нельзя исключать, что химическое оружие станет поводом для более тесного вовлечения ряда западных стран и их союзников на Ближнем Востоке в события в Сирии. Но ввязываться туда сейчас, положа руку на сердце, никто особенно не хочет. Другое дело, что продолжение гражданской войны в Сирии чревато еще более опасными последствиями, а если уж зашла речь об использовании химического оружия, от этого недалеко и до попадания оружия в руки террористических группировок, то при таком развитии событий, возможно, выбирая из двух зол, странам Запада придется выбрать более активную политику в отношении Сирии. Эта политика вряд ли понравится России, но до бесконечности балансировать и смотреть на то, что происходит в этой стране, возможно, терпения и не хватит, – считает российский востоковед Елена Супонина.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG