Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Основная тема встречи лидеров стран "Большой двадцатки" (G20) – международные экономические проблемы, но саммит проходит на фоне кризисной ситуации в Сирии и заметного ухудшения американо-российских отношений. Американская сторона отменила встречу президента США Барака Обамы с президентом России Владимиром Путиным, которая должна была состояться, пока Обама находился в России.

Объясняя решение отменить двустороннюю встречу президентов Обамы и Путина в Петербурге, пресс-секретарь Белого дома Джей Карни привел целый ряд причин. "Тщательно изучив этот вопрос, мы пришли к выводу, что в последнее время по повестке дня двустороннего американо-российского диалога не было достигнуто достаточно прогресса для проведения встречи на высшем уровне", – заявил Карни. Он, в частности, указал на отсутствие прогресса в таких областях, как противоракетная оборона, вопросы международной безопасности, двусторонние коммерческие и торговые отношения и права человека.

Более того, добавил Карни, фактором при принятии решения было также и предоставление Россией временного убежища бывшему сотруднику американских разведывательных ведомств Эдварду Сноудену, которого в США хотят привлечь к суду за разглашение секретной информации. Влиятельный сенатор-республиканец Джон Маккейн из Аризоны назвал предоставление убежища Сноудену пощечиной всем американцам, а его коллега из штата Южная Каролина Линдси Грэм даже предложил бойкотировать Олимпийские игры в Сочи. Все это, а также вызвавший в Соединенных Штатах возмущение российский закон о сиротах, преследование ЛБГТ-сообщества в России и позиция, занятая Россией по сирийской и иранской проблемам, заставило многих в США прийти к выводу, что отношения между двумя странами находятся на самой низкой отметке со времен холодной войны. С таким утверждением не согласен бывший помощник государственного секретаря и посол США в Украине, сотрудник вашингтонского Института Брукингза Стивен Файфер:

– Я считаю, что такие утверждения абсолютно ошибочны. Давайте посмотрим на то, как дела обстояли еще пять лет назад, после российско-грузинского конфликта. Тогда между Москвой и Вашингтоном вообще не было почти никакого сотрудничества. Действие договора СНВ-1 истекало в декабре 2009 года. Не было никакого сотрудничества по Афганистану, существовали серьезные разногласия в подходах к странам постсоветского пространства. Между Россией и Грузией шла вооруженная конфронтация, а в Вашингтоне, как сообщалось, были люди, которые предлагали нанести удары с воздуха по объектам в Южной Осетии, что привело бы к гибели российских военнослужащих. Сегодня ничего подобного не наблюдается. Да, действительно, наши отношения с Россией сейчас переживают трудные времена, но, мне кажется, их надо также рассматривать в контексте тех областей, по которым сотрудничество продолжается.

Cо Стивеном Файфером согласна специалист по международным отношениям из Джорджтаунского университета Анджела Стент:

– Наши отношения с Россией были хуже, чем сейчас, в 1999 году, в конце президентского срока Билла Клинтона, когда в самом разгаре был конфликт в Косово. Я не знаю, что произойдет, если мы ударим по Сирии, но сегодня отношения с Россией лучше, чем в 2008 году, во время российско-грузинской войны. За последние двадцать лет, то есть с момента распада Советского Союза, в наших отношениях с Россией наблюдается некая цикличность: в оба первых президентских срока Билла Клинтона и Джорджа Буша отношения с Россией были хорошими и они характеризовались большими надеждами. К концу второго срока в Белом доме обоих президентов ждало разочарование.
В случае с президентом Обамой это разочарование наступило чуть раньше.

По мнению Анджелы Стент, сложности для Барака Обамы связаны с тем, что, когда он стал президентом, он сделал ставку на отношения с Дмитрием Медведевым. "Теперь же, – говорит она, – в Кремле вновь Владимир Путин, и с тех пор, как он туда вернулся, отношения между нашими странам осложнились. Сейчас они сделали виток вниз".

По мнению Анджелы Стент, предоставление Эдварду Сноудену убежища в России явилось катализатором отмены встречи, но все же не главной причиной:

– Еще до того, как господин Сноуден приземлился в Шереметьево, в Вашингтоне ощущали, что российская сторона сама не знала, чего она хочет от встречи президентов, а ведь такие встречи целесообразно проводить, только если они могут принести ощутимые результаты. Ну а потом в Москву прилетел Сноуден, и разговор пошел о нем в натянутых тонах.

Стивен Файфер также считает, что проблемы в отношениях с Россией начались задолго до эпопеи со Сноуденом и что в первую очередь они связаны с возвращением в Кремль Владимира Путина и с тем, что российский лидер решил сделать антиамериканизм частью своей внутренней политики:

– Где-то начиная с конца 2011 года мы стали чувствовать, что Кремль поощряет антиамериканизм и использует его в своих целях. Выставлять Соединенные Штаты в качестве потенциального врага стало для Путина способом заручиться поддержкой так называемых консервативных российских граждан. В Кремле, видимо, поняли, что средней класс Москвы и Петербурга для Путина потерян. Вот он и ищет поддержки среди тех, кому антиамериканизм по душе.

Но такого рода политика, отмечает бывший американский дипломат, не могла не обойтись без последствий. Постепенно начал меняться тон американо-российского диалога, поскольку в Вашингтоне считают, что Путин сделал слишком высокие ставки на антиамериканскую карту, и это вызывает здесь раздражение.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG