Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ООН и фактор времени для Асада


Джон Керри и Сергей Лавров. Женева, 14 сентября 2013 года

Джон Керри и Сергей Лавров. Женева, 14 сентября 2013 года

Мир радуется договоренности Москвы и Вашингтона по Сирии, а инспекторы ООН представляют два доклада, влияющих на оценки конфликта

Мировая общественность радуется российско-американской договоренности по химическому оружию в Сирии – накануне двух разных докладов инспекторов ООН, об обстоятельствах химической атаки под Дамаском 21 августа и о нарушениях прав человека сторонами конфликта, которые будут представлены 16 сентября.

Организация Объединенных Наций заявила, что обязательство Сирии присоединиться к Конвенции о запрещении химического оружия официально принято. Мировые лидеры отмечают преимущества достигнутой в прошлую субботу российско-американской договоренности, которая обязывает Сирию в течение недели представить данные о своем химическом оружии и уничтожить все его запасы к середине 2014 года.

Министр иностранных дел Китая Ван И на совместной пресс-конференции с главой МИДа Франции Лораном Фабиусом в Пекине заявил, что договоренность будет способствовать снятию напряженности и мирному решению проблем, связанных с имеющимся у Дамаска химическим оружием. Лоран Фабиус отметил, что соглашение между Москвой и Вашингтоном, разумеется, не решает проблемы сирийского конфликта и что в ближайшие дни он намерен лично обсудить происходящее сейчас в Сирии. Сперва в Париже, с госсекретарем США Джоном Керри и главой британского Foreign Office Уильямом Хейгом, а затем в Москве с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым.
Лоран Фабиус на одной из встреч с Сергеем Лавровым и Джоном Керри

Лоран Фабиус на одной из встреч с Сергеем Лавровым и Джоном Керри


Крайне осторожную надежду на благополучное разрешение кризиса выразил Израиль. Премьер-министр Беньямин Нетаньяху сказал, что реальным испытанием для соглашения России и США станет лишь будущее воплощение в жизнь достигнутых договоренностей. Глава Лиги арабских государств Набиль аль-Араби назвал объявленное решение "шагом в сторону политического урегулирования".

В самом Дамаске соглашение расценили как "победу для Сирии", которая поможет не допустить войны, именно так выразился Али Хайдар, министр по делам национального примирения Сирии (в кабинете министров Башара Асада есть и такая должность). Однако оппозиционеры из Сирийский национальный коалиции призывают дополнительно ввести для сирийских правительственных сил запрет на применение баллистических ракет и вылеты боевой авиации. Активисты подчеркивают, что не считают сирийского президента Башара Асада человеком, который выполняет свои обещания. Один из влиятельных командиров Свободной сирийской армии Салим Идрисс обвинил правительственные войска в том, что в последние дни военные переправляют имеющиеся у них запасы химического оружия на тайные склады в соседних Ливане и Ираке.
Боец вооруженной сирийской оппозиции молится на улице в Алеппо. 14 сентября 2013 года

Боец вооруженной сирийской оппозиции молится на улице в Алеппо. 14 сентября 2013 года


В понедельник 16 сентября Совет ООН по правам человека получит отчет о гуманитарной ситуации в Сирии. В тот же день другая группа экспертов представит ООН свои заключения о применении химического оружия под Дамаском 21 августа, жертвами которого стали почти полторы тысячи человек. Спустя сутки, 17 сентября, открывается очередная ежегодная сессия Генеральной ассамблеи, на которой сирийская тема наверняка будет центральной.

Что специалисты ждут от обоих упомянутых отчетов и от обсуждения сирийской проблемы на Генассамблее? По имеющейся информации, отчет о гуманитарной обстановке в Сирии, выражаясь языком дипломатов, идеально сбалансирован; на обе стороны конфликта возлагается вина за массовые убийства, пытки, изнасилования, похищения, ковровые артобстрелы мирного населения, грабежи. Повстанцам отдельно вменяется в вину принудительная вербовка несовершеннолетних бойцов, а правительственной армии – блокирование поставок населению гуманитарных грузов.

Как считают авторы документа, при отсутствии до сих пор перспективы политического урегулирования масштабы бойни увеличились – и численно, и географически. Только когда стороны осознают, что военное решение проблемы невозможно, появится шанс остановить безумное разрастание кровопролития. А для этого как минимум следует прекратить снабжать их оружием, которое только укрепляет в обоих лагерях иллюзорную веру в полную победу. За основу политического соглашения, полагают эксперты Совета по правам человека, следует взять Женевское коммюнике от 30 июня 2012 года, выработанное США, Россией и рядом других держав и организаций. Но Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун в своих замечаниях, предваряющих обнародование отчета, занял иную позицию, обратив большую часть критики на президента Асада, которого он открыто обвинил в преступлениях против человечности.
Инспекторы ООН в Сирии, изучающие боеприпас, использованный при химической атаке

Инспекторы ООН в Сирии, изучающие боеприпас, использованный при химической атаке


Аналитик института American Enterprise Майкл Рубин отмечает, что отчет Совета по правам человека ООН обстоятельно документирует то, что весь мир, по сути, знал и раньше – о катастрофе в Сирии в гуманитарной области, и почти обо всех злодеяниях и об их эскалации:

"В том числе то, что в марте, если верить сведениям, представленным ООН, повстанцы, а не армия, применили в Сирии химическое оружие. Не знаю, каким будет следующий шаг. История свидетельствует, что стоит ООН взять под свой контроль какую-то проблему, как остальной мир о ней забывает, и она почти всегда остается нерешенной. Верно и обратное: если проблема является для страны подлинно важной, она ни за что добровольно не отдаст ее решение ООН. И сколько бы президент России Владимир Путин со страниц New York Times ни призывал США действовать через Совет Безопасности, сам он туда не обратился, когда пять лет назад развязал войну с Грузией".

Заключение военных экспертов об использовании химического оружия 21 августа в предместье Дамаска также будет передано генсеку ООН 16 сентября. По словам Пан Ги Муна, "документ содержит убедительнейшие подтверждения факта применения химического оружия". Вместе с тем мандат, полученный инспекторами, не дает им права делать выводы о том, какая именно сторона конфликта задействовала эти отравляющие вещества. В течение нескольких часов после получения отчета оружейных экспертов Пан Ги Мун ознакомит с его выводами членов Совета Безопасности. Как считает Майкл Рубин, это документ более значимый, чем предыдущий:

– Фактор времени в политике, тем не менее, один из важнейших, и этот фактор явно работает на президента Башара Асада. Чем дольше откладываются бомбардировки Сирии, тем меньше вероятность, что они вообще когда-либо произойдут. Мы совершенно точно их не увидим, пока жива российская инициатива о передаче сирийского химического оружия под международный контроль. При этом Москва не жалеет усилий, чтобы затянуть этот процесс и сделать невозможными американские силовые контрмеры, если Асад не выполнит свое обещание в разумные сроки.
Инспекторы ООН посещают пострадавших при химической атаке под Дамаском

Инспекторы ООН посещают пострадавших при химической атаке под Дамаском


– Что имел в виду Пан Ги Мун, говоря, что "документ содержит убедительнейшие подтверждения факта применения химического оружия"?

– Речь идет о предварительном диагнозе, основанном на лабораторных анализах крови и мочи потерпевших, доставленных в больницы; они свидетельствуют, что эти люди стали жертвами именно газовой атаки. Что касается выявления виновных, то тут у нас есть только косвенные доказательства – тип задействованных боевых отравляющих веществ, характеристики боеприпасов, их содержавших, ракеты, доставившие их к цели, – и все они указывают на сирийскую правительственную армию. Следует отметить, что в разведывательно-аналитической диагностике стопроцентной уверенности, в принципе, быть не может. А тут еще мы имеем дело с ООН, чьи технические анализы неизменно пронизаны политикой. Тем более в данном случае Россия настаивает на том, что химическое оружие применили именно повстанцы. Поэтому я слабо верю, что отчет военных экспертов будет содержать однозначные выводы о том, кто несет ответственность за случившееся".

По словам Майкла Рубина, даже при самых благоприятных обстоятельствах ликвидация арсеналов химического оружия, рассредоточенного в большом числе хранилищ по всей стране, включая мобильные, будет стоить огромных денег и займет годы, что подтверждает, кстати, опыт самих США и России; а сделать это быстро в условиях войны – задача абсолютно нереалистичная. К тому же нельзя забывать о стратегическом предназначении химических вооружений, имеющихся у Асада: служить противовесом ядерному оружию Израиля. Поэтому рассчитывать на то, что он честно раскроет все места хранения своего химоружия, попросту нельзя, убежден Майкл Рубин.

– Как эти два отчета по Сирии – о гуманитарной ситуации и о химическом оружии – скажутся на прениях, посвященных сирийской проблеме, на открывающейся во вторник 17 сентября очередной ежегодной сессии Генеральной Ассамблеи ООН?

– Нечто вроде прелюдии к предстоящим дебатам мы могли наблюдать на недавнем саммите в Санкт-Петербурге. Сирийская проблема поляризовала мировой экономический синклит, двадцатку ведущих промышленных держав. Половина из них поддержала сирийскую оппозицию, половина – Башара Асада. Я предвижу почти такой же полярный раскол мнений и на Генассамблее, где противники и сторонники режима Асада будут толковать выводы экспертных отчетов так, как им это выгодно. В лагере поклонников режима Асада, несомненно, будут страны с плохим послужным списком в области прав человека, которым совсем не хочется стать объектами международного военного вмешательства.
Участники саммита G-20 в Петербурге. 6 сентября 2013 года

Участники саммита G-20 в Петербурге. 6 сентября 2013 года


При этом на Генеральной ассамблее ООН голосов в поддержку Башара Асада будет заметно больше, чем голосов против, предсказывает аналитик Института American Enterprise Майкл Рубин.

По-иному оценивает обстановку ведущий сотрудник американского Института изучения Ближнего Востока Дэвид Поллок:

– Появление обоих отчетов накануне сессии Генассамблеи – это действительно совпадение, и на настроения участников они, видимо, повлияют. Утечка информации, которую позволил себе Пан Ги Мун, очень показательна в этой связи; его критика Асада служит своего рода дипломатическим прикрытием для тех членов ООН, которым, может быть, и не очень хотелось одобрять вмешательство извне в дела суверенного государства. Генсек не сделал бы этого, если бы существовала оппозиция идее передачи сирийского химоружия под международный контроль со стороны сверхдержав или влиятельных региональных блоков. Поскольку, надо полагать, никого из стран-членов ООН нельзя назвать фанатичными приверженцами существования химического оружия как такового, участникам будет легко согласиться с авторитетным и беспристрастным заключением ооновских инспекторов, каким бы оно ни было. Намного легче, чем, скажем, с заключением только западных экспертов. Но, к сожалению, это лишь разовый консенсус, всего множества других проблем Сирии он не устраняет.

Война в Сирии будет продолжаться вне зависимости от того, есть у сторон химическое оружие или нет, и перспектива дипломатического урегулирования сегодня столь же призрачна, как была неделю назад, подытоживает Дэвид Поллок из Института изучения Ближнего Востока.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG