Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сенатор-республиканец Джон Маккейн опубликовал на сайте "Правда.ру" ответ на статью Владимира Путина в The New York Times

Текст за подписью российского президента появился на сайте одного из самых известных американских изданий ровно неделю назад и был посвящен ситуации вокруг Сирии. Тогда сенатор Джон Маккейн, соперник Барака Обамы на президентских выборах 2008 года, заявил, что "сомневается в искренности намерений России по мирному разрешению сирийского конфликта, поскольку Москва поставляет Дамаску оружие, требуя в то же время от Соединенных Штатов отказаться от применения силы". Маккейн сказал, что намерен опубликовать ответ Путину в газете "Правда".

Печатное издание с таким именем сейчас фактически является малотиражной листовкой Центрального комитета КПРФ, поэтому статья Маккейна появилась в четверг на более популярном сайте Pravda.ru, как на русском, так и на английском языке. В ней сенатор-республиканец пишет далеко не только о Сирии. Он пытается развенчать миф о своей антироссийской позиции, говорит о кампании российских властей по борьбе с независимыми НКО и представителями ЛГБТ-сообщества, о приговоре участницам группы Pussy Riot и о деле Сергея Магнитского.

Свое обращение к читателям Маккейн начинает так:

"Когда редактор "Правды.Ру" Дмитрий Судаков предложил опубликовать мой комментарий, он назвал меня политиком, "выступающим с антироссийской точкой зрения уже много лет". И действительно, российские граждане уже не в первый раз слышат обо мне как об их противнике. Поскольку моя цель сегодня разрушить фальсификации, используемые правителями России для сохранения их власти и оправдания коррупционности, позвольте мне начать с исправления этой неправды. Я – не антироссийский. Я пророссийский, более пророссийский, чем тот режим, который плохо управляет вами сегодня".

В следующем пассаже Маккейн отмечает отсутствие полноценной свободы слова в России и вспоминает о случаях убийства оппозиционно настроенных журналистов:

"Российский гражданин не мог бы опубликовать заявление, подобное тому, которое я сейчас сделал. Президент Путин и его окружение не верят в эти ценности. Они не уважают ваше достоинство и не признают вашу власть над ними. Они наказывают несогласие и арестовывают оппонентов. Они манипулируют вашими выборами. Они контролируют ваши средства массовой информации. Они преследуют, угрожают и запрещают организации, защищающие ваше право на самоуправление. Чтобы сохранить свою власть, они поощряют процветание коррупции в ваших судах и в экономике, терроризируют и даже убивают журналистов, пытающихся разоблачать их коррупционность".

"Они", то есть члены окружения Путина, продолжает Джон Маккейн, "пишут законы, устанавливающие непримиримость в отношении тех, чью сексуальную ориентацию они осуждают. Они сажают в тюрьму участников панк-группы за преступление, которое состояло в том, что ее члены были провокационными и вульгарными и имели дерзость протестовать против правления президента Путина".

Джон Маккейн был одним из самых активных сторонников принятия в США "списка Магнитского". Говоря об этом деле, он отмечает: преступление против Магнитского стало преступлением против всех российских людей:

"Сергей Магнитский не был борцом за права человека. Он был бухгалтером в московской юридической фирме. Он был обычным русским человеком, который сделал нечто необычное. Он разоблачил одну из крупнейших в российской истории краж частных активов государством. Он верил в торжество закона и считал, что никто не может быть выше закона. Из-за его взглядов и мужества он оказался в Бутырской тюрьме, где его держали без суда, где он был избит, заболел и умер. После смерти над ним провели показательный процесс, напоминающий процессы сталинской эпохи, и, конечно, он был признан виновным. Это было преступление не только против Сергея Магнитского. Это было преступление против российских людей и вашего права на честное правительство, правительство, достойное Сергея Магнитского и вас".

Дальше Джон Маккейн отвечает на несколько поставленных им же самим вопросов. "Президент Путин утверждает, что его цель – восстановить величие России как в глазах сограждан, так и на мировой арене. Но какими средствами он восстановил ваше величие? Он дал вам экономику, которая почти полностью базируется на нескольких природных ресурсах и будет подниматься и падать вместе с ними. Ее процветание не будет длительным". И все-таки о Сирии, правда, без упоминания этой страны:

"Как Путин укрепил международные позиции России? Взяв в союзники России самые агрессивные и угрожающие всем тирании. Поддерживая сохранение у власти сирийского режима, убивающего десятки тысяч собственных граждан, и не допуская даже осуждения этих зверств Организацией Объединенных Наций".

Завершает свою статью Джон Маккейн комплиментом в адрес россиян:

"Я верю в вас. Я верю в вашу способность к самоуправлению и в ваше стремление к справедливости и миру открытых возможностей. Я верю в величие российских людей, которые тяжело страдали и смело боролись с ужасными невзгодами, чтобы спасти свой народ. Я верю в ваше право создать цивилизацию, достойную ваших стремлений и принесенных жертв. Я критикую ваше правительство не потому, что я антироссийски настроен. Я это делаю потому, что я верю, что вы заслуживаете правительство, которое верит в вас и подотчетно вам. Я надеюсь увидеть тот день, когда это произойдет".

О статье "Россияне заслуживают лучшего, чем Путин" размышляет политолог, эксперт в области международных отношений Юрий Федоров:

– Этот манифест, на мой взгляд, написан лучше, чем многие тексты и документы российских правозащитников. В тексте Маккейна очень четко прописаны все проблемы, с которыми сталкивается российское правозащитное движение и российское население в целом. Потому что защита прав человека – это отнюдь не только забота и задача отдельных политических групп или групп, которые ставят своей целью защиту этих прав. Это касается каждого гражданина, каждого человека, который живет на территории Российской Федерации. В этом смысле, на мой взгляд, Джон Маккейн сформулировал основные положения, которые должны волновать сегодня российских граждан, даже лучше, чем это могли бы сделать некоторые наши ведущие деятели правозащитного движения, демократической оппозиции.

Вместе с тем это обращение к гражданам России. Может ли оно найти отклик в обществе?

– Вот тут я более пессимистичен. Бесспорно, слова, мысли, написанные Маккейном, найдут отклик у определенной части населения, наверное, у части интеллигенции, наверное, у тех, кто разделяет те ценности, о которых пишет Маккейн. Но я не уверен, что эти ценности сегодня очень волнуют тех, кого правильно или неправильно, но мне кажется, правильно принято называть обывателями. Для обывателя, которого волнует сегодня, прежде всего, проблема материального благосостояния, слова о ценности прав человека окажутся далекими, к моему глубокому сожалению. Текст Маккейна написан американцем. Он не может написать иначе, потому что он глубоко верит в американские ценности, в американский образ жизни.

Помимо общественного, есть еще и политический смысл, поскольку статья сенатора США написана как реакция на статью Владимира Путина, опубликованную в газете "Нью-Йорк Таймс". Статья президента России практически полностью посвящена Сирии, а сенатор Маккейн Сирии уделяет всего один абзац. Почему, по вашему мнению, в этом тексте так мало внимания уделяется сирийской проблеме?

– Я не совсем согласен с тезисом о том, что статью в "Нью-Йорк Таймс" написал Путин. Путин, скорее всего, подписал эту статью, но написал этот текст не Путин. Многие сходятся во мнении, что опубликованный текст написал кто-то из американских политтехнологов. Называют разные фамилии. Но дело не в фамилии. Дело в том, что текст, подписанный Путиным, написан американцем – совершенно очевидно, он написан в расчете на американскую психологию, на настроения, взгляды, ценности американского общества. В этом смысле он написан, я бы сказал, неплохо. Я бы поставил 4 или даже 5 авторам этого текста. Они хорошо понимают, какие слова нужно найти для того, чтобы они были поняты и были бы восприняты значительной частью американцев. Что же касается Сирии, то, на мой взгляд, Маккейну сейчас – как и большинству американских политиков – очень сложно говорить об этом конфликте, учитывая то обстоятельство, что фактически президент Барак Обама отказался от своего обещания использовать вооруженную силу для того, чтобы не допустить дальнейшего применения и распространения химического оружия, а также наказать тех сирийских деятелей, в том числе и президента Башара Асада, которые использовали химическое оружие против собственного населения. И вот сегодня по этим причинам, к сожалению, политика США в отношении Сирии крайне неопределенная. Она вызывает массу очень сложных вопросов. Я думаю, что Маккейн в силу этого не стал акцентировать сирийскую тему. Ему, наверное, не совсем удобно выступать с излишне жесткой критикой президента. А с другой стороны, ему неудобно и одобрять действия президента, насколько я себе представляю взгляды Маккейна относительно того, как нужно решать проблему Башара Асада, что нужно делать в Сирии. Поэтому в части его текста, который посвящен Сирии, выступает гуманитарный аспект, а не международно-правовой или стратегический.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG