Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Болотное дело": голодовка и амнистия


Пикеты у Мосгорсуда в поддержку обвиняемых по "болотному делу"

Пикеты у Мосгорсуда в поддержку обвиняемых по "болотному делу"

В Московском городском суде 24 сентября продолжилось рассмотрение "болотного дела" в отношении 12 человек, которых обвиняют в участии в массовых беспорядках и в применении силы по отношению к сотрудникам полиции во время событий 6 мая на Болотной площади в Москве. Один из подсудимых, Сергей Кривов, заявил на заседании, что объявляет голодовку.

Во время заседания 52-летний Сергей Кривов объявил, что голодает с 19 сентября. На такую меру подсудимый пошел из-за того, что его не знакомят с протоколами судебных заседаний, на что, по его словам, он имеет право. Кривов заявил, что не видит иного способа, чтобы добиться реализации своих прав. Председательствующая на процессе судья Наталья Никишина на заявление обвиняемого фактически не обратила внимания, сказав: "Достаточно, Кривов" и не дав ему заявить ходатайство.

Адвокат Сергея Кривова Вячеслав Макаров называет решение его подзащитного объявить голодовку "эмоциональным", однако требования Кривова защитник поддерживает: "Как Кривов совершенно справедливо заметил, более 15 заседаний нет протоколов. Это не может не напрягать ни его, ни защиту. С моей точки зрения, суд неправ. Можно было хотя бы мотивировать или определить время, когда протоколы будут готовы, если по каким-то причинам их нельзя изготовить сейчас, чтобы человек успокоился".
Вячеслав Макаров надеется, что в ближайшее время суд предоставит его подзащитному протоколы заседаний, и голодовка Сергея Кривова не продлится долго. В прошлый раз – в конце 2012 года – Сергей Кривов отказывался принимать пищу в течение 40 дней, протестуя против избранной ему меры пресечения в виде ареста. С октября 2012 года он находится в СИЗО. Тогда Кривов добровольно прекратил голодать, поскольку убедился, что такой способ борьбы представляет опасность для его жизни.

На заседании 24 сентября сторона обвинения продолжила предоставлять доказательства. Участники процесса допросили двух сотрудников ОМОНа, входивших в группу задержания во время событий на Болотной площади 6 мая 2012 года. Сотрудник ОМОНа Андрей Лебедев, проходящий по делу в качестве свидетеля, пояснил суду, что в тот день после прорыва цепочки полицейского оцепления в районе Малого Каменного моста получил приказ задерживать агрессивно настроенных граждан. Он двинулся на помощь коллегам, которых, по его словам, били демонстранты и кидали в них различные предметы. В частности, Лебедев был свидетелем эпизода, в котором, как следует из обвинительного заключения, фигурирует один из подсудимых Ярослав Белоусов. Андрей Лебедев пояснил суду, что видел, как в его коллегу попал "неустановленный предмет желтого цвета сферической формы": "Предмет желтого цвета попал Филиппову в плечо, и он скривился. Ну то есть лицо его исказилось". Адвокат Ярослава Белоусова Екатерина Горяйнова позитивно оценивает допрос Андрея Лебедева:

– На уточняющий вопрос Лебедев сказал: когда предмет коснулся плеча, тогда увидел, что это бильярдный шар, и добавляет: так ему показалось. При этом он не видел, что кто-то вообще кидает бильярдные шары. На вопрос, твердый или мягкий предмет, он не смог ответить, сказал только: "Я его не трогал". По описанию кидавшего человека он сказал только: худощавый мужчина в белой рубашке. Какое было между ними расстояние, он также сказать не смог. Свидетель фактически ничего не смог сказать о моменте причинения телесных повреждений, которые вменяются как оказание насилия по отношению к представителю власти. И это единственный прямой свидетель у Белоусова, который говорит, что он видел предмет, который попал.

Кроме того, как отмечает Екатерина Горяйнова, важно то, что Лебедев сказал, что не слышал призывов от демонстрантов идти на Кремль. А после прорыва полицейского оцепления демонстранты, по словам Лебедева, немного пробежали и затем остановились.

После Андрея Лебедева участники заседания допрашивали сотрудника ОМОНа Антона Деркача, признанного потерпевшим по этому делу. Он пояснил суду, что во время событий на Болотной площади получил удар в висок, после чего был дезориентирован и плохо помнит, что происходило потом. В себя он пришел только в машине скорой помощи. В результате у бойца ОМОНа были диагностированы сотрясение мозга, ушиб правого плеча и левого колена. При этом Деркач не смог ответить на вопрос, кто именно нанес ему травмы, и ни в ком из подсудимых не опознал ответственного за это. Адвокат Дмитрий Дубровин, защищающий Дениса Луцкевича и Александру Духанину, подал ходатайство об исключении Деркача из числа потерпевших, однако суд не нашел оснований для этого. Следующее заседание назначено на 25 сентября.

О "болотном деле" 24 сентября высказался и депутат Госдумы от "Единой России", глава комитета по законодательству Павел Крашенинников. Он заявил, что поддерживает идею амнистии обвиняемым по этому делу: "У нас девять вариантов документов по амнистии. Мы договорились, что в октябре все их рассмотрим, и будем смотреть, что-то объединять или делать свое. Над этой темой надо работать, она очень востребованная. Включить в список амнистии тех, кто проходит по "болотному делу", было бы правильно и объективно", ­– приводит слова Крашенинникова агентство "Интерфакс – Дальний Восток". Ранее президент России Владимир Путин не исключил возможность амнистии для "узников Болотной".

Защита обвиняемых по этому делу идею амнистии приветствует, хотя адвокат Екатерина Горяйнова в ближайшее время ее не ждет:

– Судя по тому, как сейчас идет процесс и какое к нему отношение, амнистии в ближайшее время я не жду. А вот чего я жду – это окончания этого процесса достаточно в скором времени. В декабре – 20-летие Конституции, и я думаю, что львиная доля этого процесса будет уже продвигаться большими темпами именно к декабрю. Амнистия позитивна в любом аспекте: в международном, в правовом, это престижно для страны. Но в том понимании, которое сейчас прозвучало от президента, ­– что должны быть завершены судебные процедуры, – имеется в виду, что для амнистии достаточно приговора, вступившего в законную силу. У меня пессимистический взгляд на то, что амнистия может быть в октябре или в ближайшее время. Мы еще мало допросили и свидетелей, и потерпевших, и говорить, что на данном этапе вдруг произойдет амнистия, когда еще впереди такой большой период времени надо пройти суду, мне кажется, это еще будет рановато. Амнистия очень реальна, но несколько позже, – считает адвокат Екатерина Горяйнова.

– Этот изматывающий, несправедливый процесс надо как-то прекращать, нужно выпускать людей на свободу, – говорит адвокат Сергей Бадамшин. – Люди отсидели уже достаточно. Амнистия – сильный шаг со стороны сильной власти. Сильный должен быть милостивым. Если это произойдет, то это очень хорошо, и дальше будут устанавливаться уже все юридические тонкости, о которых говорил Владимир Владимирович. Прежде всего, надо освобождать людей, которые находятся в пыточных условиях в следственных изоляторах в течение длительного времени. Технически амнистия объявляется на любой стадии процесса, и следует как прекращение уголовного преследования на стадии предварительного расследования, так и на стадии рассмотрения дела судом и уже вступившего и не вступившего в законную силу приговора. То есть все лица, которые имеют отношение к событиям, произошедшим на Болотной площади, освобождаются от уголовной ответственности в соответствии с этой амнистией.

– То есть, если в октябре будет решение об амнистии, условно говоря, процесс закончен?

– Люди должны согласиться с актом амнистии. Кто будет готов доказывать свою невиновность в суде, может дальше продолжить. Но в принципе да, уголовное преследование прекращается. Амнистия не должна и не предусматривает признание вины. Я очень хочу, чтобы объявили амнистию, чтобы люди вышли на свободу, занимались своими семьями... У нас в "болотном деле" многие уже создали семьи, и им нужно нести ответственность как-то за новую ячейку общества. Чем дольше люди находятся в условиях изоляции, тем хуже, это сказывается на состоянии здоровья, на состоянии здоровья близких. Здесь калечатся семьи. Наша пенитенциарная система строится не на исправлении, а на унижении. Начиная от унижения чести и достоинства, заканчивая потерей собственного восприятия и здоровья. Амнистия нужна не только нашим подзащитным, она нужна обеим сторонам конфликта. Амнистируют как одну сторону – тех людей, которые сейчас находятся под судом, – так и тех людей, которые на самом деле должны находиться под судом – те, кто применял насилие в отношении мирной, безоружной, ненасильственной, согласованной акции. Поэтому амнистия – шаг в сторону диалога, взросления общества, взросления власти. У нас есть опыт: 1994 год, когда амнистировали ГКЧПистов и тех, кто в мае 1993 года сталкивался с полицией, – рассуждает адвокат Сергей Бадамшин.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG