Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Инициативная группа готовит бессрочную акцию с требованием освободить Михаила Косенко и других фигурантов "болотного дела"

В октябре и ноябре в Москве планируются акции в поддержку фигурантов "болотного дела". Журналист Евгений Левкович призвал всех, кому небезразлична судьба Михаила Косенко, отправленного решением Замоскворецкого суда на принудительное лечение, устроить бессрочную мирную акцию с требованием освободить Косенко и других обвиняемых по "болотному делу". Кроме этого, представители Комитета протестных действий оппозиции подали заявку в московскую мэрию на проведение шествия численностью до 30 тысяч человек.

На 11 ноября намечена акция в поддержку Михаила Косенко и других обвиняемых по делу о событиях 6 мая 2012 года на Болотной площади, сообщил ее инициатор, журналист Евгений Левкович. Он подчеркивает, что мероприятие будет носить мирный характер, не будет ни лозунгов, ни плакатов. При этом активисты намерены оставаться на улице, пока не будет выполнено их требование – освободить фигурантов "болотного дела". Вот что в интервью Радио Свобода рассказал Евгений Левкович:

Мы будем находиться на улице до тех пор, пока не последует какой-либо конструктивной реакции со стороны людей, которым мы напишем письмо
– Мы напишем открытое письмо, которое, я надеюсь, подпишут многие известные люди и деятели культуры, и политики, и простые граждане. Письмо будет на имя действующего президента, мы разместим его во всех возможных СМИ, отнесем его в администрацию президента. Там будет совершенно простым человеческим языком написано, почему этих людей нужно освободить и прекратить над ними издеваться. Собственно, будем надеяться на какие-то остатки человеколюбия власть имущих. С этого момента мы будем находиться на улице до тех пор, пока не последует какой-либо конструктивной реакции со стороны людей, которым мы напишем письмо. Это все, что, наверное, мы можем сделать, поскольку мы видим, что никакие более привычные для цивилизованных обществ методы не действуют. История с Михаилом Косенко, когда свидетели обвинения фактически отказываются от своих слов, сотрудники ОМОНа не смогли опознать в Косенко человека, который их избивал... Даже смешно, глядя на Мишу, говорить, что он в таком виде мог нанести какой-то вред здоровью здоровенным экипированным представителям правоохранительных органов. Этот случай в очередной раз доказывает, что совершенно никакой правовой управы на это следствие нет.

– Вы не собираетесь согласовывать это мероприятие и при этом намерены оставаться на улице?

– Мы не собираемся согласовывать, на мирное стояние согласования и не требуется. Мы не собираемся устраивать никаких митингов, беспорядков. Мы призываем выходить без плакатов, будем максимально пресекать любые провокации, не собираемся ничего скандировать. За нас будет говорить это письмо. Понятно, что мирное стояние для власти является преступлением, но по закону никаким преступлением оно не является.

– Но полиции наверняка это все не очень понравится.

Если людей забирают, они будут, соответственно, ехать в отделение, давать объяснения. По закону их должны через какое-то количество часов отпускать, после чего мы будем возвращаться на исходное место
– Ну конечно. Они могут в профилактических целях забирать народ. Ну пусть забирают. Одно из условий акций, что мы не сопротивляемся полиции ни в коем случае. Если людей забирают, они будут, соответственно, ехать в отделение, давать объяснения, а лучше вообще ничего не давать. По закону их должны через какое-то количество часов отпускать, после чего мы будем возвращаться на исходное место. Получится такая акция или нет – непредсказуемо. Может быть, даже и не получится. Зная деструктивное настроение со стороны власти, можно предполагать, что никто на нас особого внимания и не обратит. Но в любом случае, больше мы ничего сделать и не можем, – полагает Евгений Левкович.

Место акции, по его словам, будет определено позднее, когда станет понятно, сколько человек готовы в ней участвовать.

Представители Комитета протестных действий оппозиции намерены также провести акцию в поддержку фигурантов "болотного дела" и тех, кого они считают политическими заключенными. 26 октября активисты планируют пройти шествием от Пушкинской площади по бульварам до Лубянской площади и возложить цветы к Соловецкому камню. В московскую мэрию подана заявка на 30 тысяч человек. Евгений Левкович эту акцию поддерживает, однако подчеркивает, что акция 11 ноября будет другой: протест будет бессрочным – до выполнения требований освободить фигурантов "болотного дела".

Возможная амнистия для обвиняемых по "болотному делу", вероятнее всего, не коснется Михаила Косенко. Как отмечают его адвокаты, Косенко фактически освобожден от уголовной ответственности, поскольку суд, согласившись с доводами стороны обвинения, признал его невменяемым и опасным для общества. 8 октября решением Замоскворецкого суда 38-летний инвалид II группы по психиатрическому заболеванию Михаил Косенко был отправлен на бессрочное принудительное лечение в психиатрическую больницу.

Правозащитники и наблюдатели считают решение по делу Михаил Косенко несправедливым и сравнивают с советской практикой, когда психиатрия использовалась в карательных целях. В Совете по правам человека при президенте России назвали "юридическим нонсенсом" постановление в отношении Михаила Косенко.

Андрей Бильжо, кандидат медицинских наук, бывший психиатр, а ныне – художник, уверен, что Михаил Косенко признан невменяемым ошибочно. По его словам, в ходе экспертизы, проведенной специалистами института имени Сербского, на основании которой суд и отправил Косенко на принудительное лечение, были допущены явные нарушения:

То, что сделала комиссия, – чистая профанация и дискредитация психиатрии как части медицины
– Экспертиза была проведена очень быстро. Его вызвали, и практически сразу диагноз был поставлен. Решение было принято, что называется, по психическому статусу и по амбулаторной карте. Обычно сначала собирается субъективный анамнез: врач беседует, и не один раз, с пациентом, собирает с его слов историю его жизни, историю его болезни, потом собирается объективный анамнез – история жизни и болезни со слов родственников, включая наследственность и поведение в детстве. Потом описывается психический статус. И это тоже не делается сходу, сидя напротив. То, что сделала комиссия, – чистая профанация и дискредитация психиатрии как части медицины, потому что ничего этого сделано не было. Здесь куча абсурдов: полтора года человек со второй группой инвалидности находился в экстремальных условиях, в СИЗО. Он потерял за это время мать. Его не отпустили на похороны. Ему не давали свидания с его сестрой. Это можно рассматривать как издевательство над душевнобольным. Никому не пришло в голову вызвать психиатра, чтобы психиатр с ним пообщался.

Многие мне задают вопрос и возражают: но он же инвалид второй группы. На что я могу ответить, что человек с психическими расстройствами может быть инвалидом второй группы, но при этом расстройства могут быть легкие. Ему просто трудно работать. Поэтому ему оформили II группу инвалидности, это вовсе не значит, что он опасен для общества. Таких людей по нашему городу ходит очень и очень много. Кто-то обращается к психиатру, кто-то нет. Окружающие совершенно не замечают, что у них есть какие-то психические расстройства.

– Вы поддерживаете точку зрения, что решение по Косенко – политическое решение?

Хочется верить, что это досадная, но тем не менее преступная случайность со стороны психиатров, а не начало какой-то закономерности
– Мне не хочется в это верить. Я надеюсь, что и. о. директора Института Сербского Зураб Ильич Кекелидзе, которого я знаю очень давно, примет какое-то решение о повторной судебной психиатрической экспертизе. Я его знаю как человека в высшей степени профессионального, знающего и любящего психиатрию, хорошо относящегося к больным. Хочется верить, что это досадная, но тем не менее преступная случайность со стороны психиатров, а не начало какой-то закономерности, – полагает Андрей Бильжо.

Адвокаты Михаила Косенко во время судебного процесса неоднократно обращались к суду с просьбой провести повторную медицинскую экспертизу, однако судья эти прошения отклоняла. Решение Замоскворецкого суда о направлении Михаила Косенко на принудительное лечение защита намерена обжаловать. До вступления решения в законную силу Михаил Косенко будет находиться в следственном изоляторе. Если вышестоящая инстанция признает постановление Замоскворецкого суда законным, Михаила Косенко переведут в психиатрический стационар. Там каждые полгода врачебная комиссия будет проводить медицинское освидетельствование Косенко и принимать решение о том, нуждается ли он в дальнейшем лечении.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG