Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Инцидент с российским дипломатом Дмитрием Бородиным отнюдь не исчерпан: министр иностранных дел Нидерландов Франс Тиммерманс признал нарушение полицейскими своей страны Венской конвенции о дипломатических сношениях и принес официальные извинения России, однако при этом выразил "личное понимание действий полиции, которая действовала в сложившейся ситуации согласно ее профессиональной ответственности".

МИД РФ в свою очередь заявлял, что ждет от нидерландской стороны не только извинений, но и подробных объяснений, а также наказания виновных. Очень может статься, что объяснения министра еще меньше удовлетворят Москву. Ее гневные демарши породили очередной всплеск дискуссии о дипломатическом иммунитете. Вряд ли полиция вломилась в квартиру Бородина без малейших оснований. А если основания были, то могла ли и должна ли была полиция действовать как-то иначе?

По иронии истории, доктрину дипломатической неприкосновенности сформулировал еще в XVII веке голландский правовед-международник Гуго Гроций. Посол, полагал он, персонифицирует особу своего монарха, а потому неприкосновенен точно так же, как неприкосновенен сам монарх, и не обязан соблюдать законы принимающей страны. "Если он совершит преступление, – продолжает Гроций, – то следует либо закрыть на это глаза, либо выслать его за пределы государства; в случае если преступление его наносит стране, где он является послом, существенный ущерб, нужно требовать от его государя либо наказания, либо выдачи посла. Такой же неприкосновенностью пользуются свита посла и его имущество".

Это положение практически в неизменном виде перекочевало в Венскую конвенцию – с одним существенным исключением: дипломаты "обязаны уважать законы и постановления государства пребывания". Дипломаты, в особенности "свита посла", часто забывают об этом. Во времена Гуго Гроция дипломат был образцом воспитанности и изысканных манер. Сегодня, увы, это далеко не так. Наиболее вопиющий случай нарушения принципа законопослушания имел место в Лондоне в 1984 году. Тогда из окна здания ливийского посольства был открыт огонь из автоматического оружия по участникам акции протеста. Офицер полиции Ивонн Флетчер была убита, 11 демонстрантов получили ранения. Правительство Ливии отказалось выдать виновника. В ответ британское правительство разорвало дипотношения с Триполи.

Инциденты с дипломатами-правонарушителями случаются постоянно. По статистике Форин-офиса, с 1994 по 2004 год сотрудники иностранных
Дипломатический статус используется как прикрытие для шпионов, но чтобы страна пребывания не догадалась, кто шпион, а кто нет, иммунитет получают и мелкие клерки посольств
дипломатических миссий совершили на территории Великобритании 122 серьезных преступления, включая убийство, изнасилование, растление детей, отмывание денег, незаконное владение огнестрельным оружием, незаконный оборот наркотиков, содействие в незаконной иммиграции, магазинные кражи и управление автомобилем в состоянии опьянения. Статистика госдепартамента США ничуть не лучше. В этой связи специалисты по международному праву все чаще задают вопрос: а не пора ли внести поправки в Венскую конвенцию, заключенную более полувека назад? Пусть посол продолжает персонифицировать особу главы государства, но кого персонифицирует его "свита" – дипломаты более низкого ранга? С какой стати неприкосновенностью пользуются они? Как быть с правами пострадавших?

Дипломатический статус используется как прикрытие для шпионов, но чтобы страна пребывания не догадалась, кто шпион, а кто нет, иммунитет получают и мелкие клерки посольств. Госдепартамент на этот вопрос неизменно отвечает, что положение о неприкосновенности защищает американских дипломатов за рубежом от провокаций и ловушек. Что касается иностранных дипломатов в США, то в случаях совершения ими уголовных преступлений американское правительство прежде всего требует от аккредитующего государства, как это предусмотрено конвенцией, в порядке доброй воли отказаться от иммунитета в отношении виновного с тем, чтобы он мог предстать перед американским судом. Если эта мера не дает результата, остается одно – выдворить провинившегося дипломата. Однажды это произошло даже с дипломатом, укравшим в универмаге пару носков стоимостью в полтора доллара.

Дипломатический иммунитет – не индульгенция.

Владимир Абаринов – вашингтонский обозреватель РС

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции РС.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG