Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Море, ставшее кладбищем


Гробы жертв катастрофы у итальянского острова Лампедуза, произошедшей 3 октября 2013 года

Гробы жертв катастрофы у итальянского острова Лампедуза, произошедшей 3 октября 2013 года

Число мигрантов, плывущих в ЕС по Средиземному морю, растет. Они рискуют жизнью, Европа же не знает, что делать с незваными гостями

"Средиземное море в нашем регионе становится кладбищем", – пожаловался на днях Джозеф Мускат, премьер-министр Мальты, самого маленького государства Европейского союза.

Мальта и еще несколько островов, в первую очередь принадлежащий Италии островок Лампедуза, находятся на перекрестке морских путей. Речь в последнее время идет не только и даже не столько о торговле и грузовых перевозках, сколько о миграции. Поток нелегальных иммигрантов, пытающихся проникнуть из стран Северной Африки и Ближнего Востока в Европу, в последние месяцы резко увеличился. Путь этих людей к европейским берегам то и дело заканчивается трагически.


Только в октябре у берегов Мальты и Лампедузы потерпели крушение три катера, плотно набитых мигрантами. Погибли в общей сложности более трехсот человек. Водолазы, спустившиеся к судну, затонувшему 3 октября – оно лежит на дне всего в километре от побережья Лампедузы, – рассказывают жуткие подробности о стоящих, плотно прижавшись друг к другу, трупах с широко открытыми глазами и поднятыми вверх руками – словно и после смерти эти люди продолжали взывать о помощи.

По данным европейского агентства Frontex, которое занимается мониторингом границ Евросоюза и содействует национальным пограничным службам в их охране, за последние 20 лет при попытке переправиться по Средиземному морю в страны ЕС погибли, вероятно, около 20 тысяч человек. При этом миграционные потоки непостоянны, их мощность и география то и дело меняются. Так, в период с 2008 по 2012 год наиболее сложной была ситуация на сухопутной и морской границе между Турцией и Грецией, где концентрировались беженцы и экономические мигранты из стран Ближнего Востока. Греция на 1800 человек увеличила численность полицейского персонала и береговой охраны на этом участке, а также обратилась к ЕС за технической помощью.

Греческие пограничники и полицейские получили из европейских фондов более современное оборудование, позволяющее вести наблюдение за самыми сложными участками границы, а также быстроходные катера. В результате только в августе число нелегалов, пытающихся пересечь сухопутную греко-турецкую границу, снизилось в 10 раз. Правда, несколько хуже ситуация на греческих островах в Эгейском море, которые тоже являются целью мигрантов, и на границе между Турцией и Болгарией. Сейчас, по информации Frontex, значительную часть мигрантов, пытающихся проникнуть в Евросоюз через его восточные "ворота", составляют беженцы из охваченной войной Сирии: в последние три месяца треть мигрантов, добравшихся до греческих островов, составляли сирийцы.

Другой маршрут, по которому нелегалы стремятся в Европу, пролегает через страны Северной Африки и ведет к южным берегам Италии. Вот данные Ведомства ООН по делам беженцев: в 2005 году в Италию с южного берега Средиземного моря проникли около 25 тысяч человек; в 2009-м их число снизилось менее чем до 10 тысяч. Однако в 2011-м, когда в Ливии началась гражданская война, в результате которой был свергнут режим Муамара Каддафи, поток беженцев стремительно вырос: их количество превысило тогда 60 тысяч. С тех пор Ливия стала главным перевалочным пунктом на пути мигрантов в Европу: на руку преступным группам, занимающимся контрабандой людей, играет нестабильная обстановка в стране. Так, город Мисурата на северном побережье Ливии контролируют местные вооруженные группировки, которые практически не подчиняются центральным властям в Триполи. И именно из Мисураты отплыло переполненное судно с мигрантами, потерпевшее крушение у берегов Лампедузы 3 октября.

На самой Лампедузе, находящейся ближе к Африке, чем к материковой части Италии, живет менее 6 тысяч человек. Иммигрантов, которых задерживает береговая охрана на острове или в итальянских береговых водах, доставляют в расположенный на Лампедузе центр временного размещения, рассчитанный всего на 250 мест. "Гостей" же порой оказывается куда больше: так, в мае 2011 года итальянцам удалось спасти 528 человек с борта очередного тонущего суденышка, набитого людьми под завязку. Местные жители жалуются не только на неизбежно возникающие проблемы, связанные с антисанитарией и преступностью, но и на недостаток помощи со стороны итальянского правительства и Европейского союза. Недавние катастрофы у берегов Лампедузы напомнили об этом политикам как в Риме, так и в Брюсселе.
Власти Италии утверждают, что страна самостоятельно просто не в состоянии справиться со сложившейся чрезвычайной ситуацией: центры приема беженцев переполнены, государственная казна пуста, а гуманитарные операции стоят больших денег. Кроме того, у определенной части населения наплыв беженцев вызывает неприятие и протест.

Премьер-министр Италии Энрико Летта во время пресс-конференции на Лампедузе 9 октября

Премьер-министр Италии Энрико Летта во время пресс-конференции на Лампедузе 9 октября

В правительстве Италии также нет единого мнения по поводу того, что делать в сложившейся ситуации. Премьер-министр Энрико Летта уповает на Европу, взывая к прямой помощи Европейского союза:

– Европа, вследствие своей собственной истории, благодаря тем глубоким и благородным идеям, которые легли в ее основание, не может занять позицию стороннего наблюдателя. Если она сделает это, то умрет. Погибнет вместе с сотнями мужчин, женщин и детей, находящих смерть на пути в Европу – в поисках спасения и обретения достоинства вдали от собственного дома и родины. Европейский союз запоздал на многие годы. Мы не приемлем компромиссы, направленные на принижение масштаба этой проблемы.
Министр внутренних дел Италии Анджелино Альфано – сторонник жесткой линии. В интервью итальянскому радио он заявил следующее:

– Вопрос только в одном, и все должны осознать это: Италия – гостеприимная страна, но она не может принять всех. Италия, как и вся Европа, переживает тяжелые экономические трудности. У нас есть проблемы в обеспечении достойного будущего для итальянцев, для итальянской молодежи и детей, и мы боремся за разрешение этой проблемы. Непреложной истиной является гостеприимство, но точно такой же непреложной истиной является для нас и то, что невозможно принять всех. Прежде чем заботиться о будущем всех тех, кто прибывает в Италию, следует позаботиться о будущем самих итальянцев.
Обращаясь к руководству Евросоюза, Альфано подчеркнул, что "именно ЕС должен охранять итальянские границы, поскольку теперь это границы Европы, а благодушное отношение к иммигрантам лишь приведет к смерти большего количества людей, в то время как в вопросе об иммиграции необходимо проявить реализм".

Вот что в интервью Радио Свобода заявил Флавио Ди Джакомо, руководитель службы коммуникации римского отделения Международной организации по миграции (МОМ):

– Итальянские СМИ пишут о наплыве иммигрантов, о том, что среди прибывающих в действительности мало беженцев, ищущих политическое убежище, а в основном это экономические мигранты, желающие улучшить свои жизненные условия. Как, по-вашему, в действительности обстоит дело?

– Приток иммигрантов начался много лет назад. В этом году наблюдается скорее не рост их абсолютного числа, а скорее смена их профиля. Обычно на одном и том же судне прибывают как экономические иммигранты, так и те, кто ищет политического убежища, а также другие уязвимые группы, например, беспризорные дети, женщины, ставшие жертвами вовлечения в занятие проституцией, больные... В этом году мы наблюдаем снижение количества экономических иммигрантов и рост числа тех, кто бежит от войн и преследований. Поэтому неудивительно, что наиболее значительную группу сейчас составляют сирийцы, спасающиеся от гражданской войны в своей стране, граждане Эритреи, бегущие от тамошнего режима, который фактически принуждает их к пожизненной воинской повинности, и сомалийцы, бегущие от хаоса, царящего в их стране.

– Наблюдается ли в последнее время рост числа именно тех иммигрантов, которые добираются морем на юг Италии?

– Мы занимаемся мониторингом этого явления с 2006 года, с момента присутствия нашей организации на острове Лампедуза и на юге Италии. За все это время были отмечены низшие и высшие точки, в год иногда прибывали 10-12 тысяч человек, иногда – до 30-35 тысяч человек, вплоть до кризисного 2011 года, когда, в результате войны в Ливии и "арабской весны" к нам прибыли 60 тысяч человек. В этом году 32 тысячи человек добрались по морю до юга Италии – это относительно немного, однако, согласно экспертным оценкам, это лишь 15-20% от общего числа иммигрантов, прибывших в страну. Большинство нелегальных иммигрантов прибывают в Италии законно – по визе. Потом срок ее действия истекает, а они остаются в Италии. Это так называемые overstayers, то есть "задержавшиеся" иммигранты. Проблема Лампедузы и юга Италии не столько в том, какое количество иммигрантов туда прибывает, сколько в том, каким образом они это делают. Они рискуют жизнью в море и, к несчастью, гибнут в результате кораблекрушений, в том числе тех, что мы видели в последний месяц.

– А сколько иммигрантов попадает в страны Европейского союза через Италию, рассматривая ее лишь в качестве транзитной зоны?

– К сожалению, по данному вопросу нет ни реальных оценок, ни статистических данных. Правда, что большинство прибывающих в этом году, в особенности сирийцев и эритрейцев, рассматривают Италию лишь в качестве транзитной страны. Они намереваются доехать до своих родственников и друзей, находящихся в других европейских странах – Швеции, Германии, Великобритании. Однако в Европе действует регулирующее соглашение, известное как "Дублин-2". Оно обязывает прибывающих зарегистрироваться в первой стране Европейского союза, где они оказались (в данном случае это Италия), подать прошение об убежище и ожидать результата именно в этой стране. Если же за это время, к примеру, гражданин Эритреи выедет в Германию и его задержит немецкая полиция, то его автоматически депортируют в Италию, поскольку именно здесь он должен ожидать результатов рассмотрения своего дела. Именно поэтому многие эритрейцы и сирийцы пытаются во что бы то ни стало избежать процедуры идентификации, совершая побеги из приемно-распределительных учреждений для иммигрантов.

Глава МВД Италии Анджелино Альфано: "Вначале надо позаботиться об итальянцах, а лишь потом - о приезжих"

Глава МВД Италии Анджелино Альфано: "Вначале надо позаботиться об итальянцах, а лишь потом - о приезжих"

– Как Вы оцениваете перспективы патрулирования итальянским военно-морским флотом побережья Италии с целью перехвата судов с нелегалами и помощи тем из них, кто терпит бедствие?

– Приоритет – это спасение человеческих жизней. Целью такой операции является в первую очередь не противодействие высадке иммигрантов, а спасение жизней. На самом деле для эффективной защиты беженцев необходимо пытаться защитить их в транзитных странах, тех, откуда они отправляются в Европу – в этом и заключается наше самое главное пожелание. В том, чтобы были открыты легальные пути для въезда людей, ищущих защиты, но чтобы при этом, оправляясь в Европу, они не рисковали собственной жизнью. Например, можно было бы открыть в Северной Африке транзитные центры для иммигрантов, которые могут оказать им юридическую поддержку, открыв возможности для легального въезда, укрепив, таким образом, программы переселения в Европейский союз.

– Бытует мнение, что нелегальные иммигранты – сильно криминализированная группа. Это так?

– Они являются первыми жертвами организованной преступности и тех, кто занимается контрабандой людей. Именно поэтому им необходимо оказывать помощь – на их родине, в транзитных странах и в стране назначения. Декриминализация означает также, что владельцы и экипажи судов, в частности, рыбачьих шхун, оказывающих помощь иммигрантам в открытом море, не должны оказываться под следствием по подозрению в пособничестве нелегальной иммиграции. Именно поэтому, как известно, некоторые суда не оказывают помощи терпящим бедствие иммигрантам, что приводит к трагедиям.

– Правительство Италии взывает к помощи Европейского союза для решения проблемы нелегальной иммиграции. Можно ли ожидать принятия действенных мер на европейском уровне?

– Я не могу дать ответ на этот вопрос. Напомню лишь, что речь шла и о финансовой помощи, которую мы можем только приветствовать. На наш взгляд, Европейский союз чересчур сосредоточился на вопросе охраны границ. В то время как было бы правильней уделять больше внимания гуманитарному аспекту, создав надежную сеть защиты для иммигрантов. Говорилось также и об усилении пограничной службы Европейского союза, агентства Frontex. Мы с этим согласны, но необходимо также изменить функции этого органа, который пока что ограничивается исключительно охраной границ, сделав акцент скорее на поисково-спасательных операциях, – считает Флавио Ди Джакомо, руководитель службы коммуникации римского отделения Международной организации по миграции (МОМ).

Весьма "горячим" оставался долгие годы и еще один средиземноморский маршрут нелегальной миграции – испанский. В эту страну стремятся прежде всего иммигранты из соседних с ней стран Северной и Западной Африки. Помимо собственно испанского побережья, нелегалы прибывают в Сеуту и Мелилью – небольшие владения Испании на марокканском побережье, а также на Канарские острова. В 2006 году общая численность таких "гостей" составила 32 тысячи человек. Однако затем наплыв нелегальных иммигрантов в Испанию заметно уменьшился.

В 2012 году, по сравнению с годом предыдущим, число нелегалов сократилось на треть. В этом году – аналогичная картина. Впрочем, цифры остаются довольно внушительными – только морем в прошлом году в Испанию перебрались почти 5,5 тысяч жителей африканского континента. А всего полиция задержала 44 тысячи нелегалов – в основном из Латинской Америки, которые прибывают в Испанию воздушным транспортом.

Иммигранты в порту Лос-Кристианос на Канарских островах, Испания

Иммигранты в порту Лос-Кристианос на Канарских островах, Испания

Тем не менее, снижение иммиграционных потоков – факт очевидный. Он объясняется несколькими причинами. Во-первых, кризисом и безработицей в Испании, где иностранцам стало очень трудно найти работу. К примеру, если африканцы раньше работали в парниковых хозяйствах на юге страны, зарабатывая 35 евро в день, то теперь в парниках трудятся сами испанцы. К тому же пришедшая к власти в 2012 году консервативная Народная партия решила всерьез бороться с нелегальной иммиграцией.

Вице-спикер испанского парламента от правящей партии Рафаэль Эрнандо считает, что "нелегалы должны возвращаться в свои страны" и что Испания более не может оставаться для них "раем", каким она была, по мнению этого политика, ранее.

Испанские власти усилили меры против тех, кто использует труд нелегалов. Если пойманному иностранцу, не имеющему ни вида на жительство в Испании, ни разрешения на работу, в худшем случае грозит недолгое пребывание в спецприемнике, а потом репатриация, то его испанскому работодателю – гигантские штрафы или тюрьма.

Еще одна причина снижения числа иммигрантов – трудности с перевозчиками нелегалов – владельцами баркасов. Испанцы их тоже наказывают длительными тюремными сроками. Ну а избежать задержания у берегов Испании теперь практически невозможно. Суда с нелегалами с легкостью обнаруживают радары, и навстречу нарушителям устремляются катера пограничной стражи. Начальник станции обнаружения в южноиспанской провинции Альмерия лейтенант Гражданской гвардии (испанской жандармерии) Рафаэль Мартин рассказывает, что его центр "отслеживает все суда, которые идут к берегам Альмерии". Для этого служат мощные камеры наблюдения и радары. Суда видны на мониторах, так что есть возможность определить те из них, которые перевозят нелегалов.

Пограничные катера играют и роль спасателей. Не найдя перевозчика, в последнее время группы африканцев покупают, как правило, утлое суденышко и самостоятельно отправляются к берегам Испании. Не имея опыта навигации, не зная, куда плыть, они зачастую оказываются в сложной ситуации, хотя расстояние между африканским континентом и Испанией, к примеру, в районе Гибралтарского пролива – всего 14 километров.

Старшина Гражданской гвардии Антонио Сересо, командир пограничного катера "Кабо де Гата", рассказывает, что, как правило, "тратит минут 40 для обнаружения терпящих бедствие африканцев". По его словам, "картина всякий раз открывается ужасающая". "Обессиленные долгим пребыванием в море без воды и пищи люди боятся, что мы не станем их спасать, – говорит старшина. – Матери протягивают нам своих детей, моля о помощи. Многих взрослых приходится переносить на катер на руках, поскольку они не могут самостоятельно передвигаться".

Есть еще один фактор, с которым связывается вопрос об африканских иммигрантах: испано-марокканские отношения. Когда они нормальные, как, например, сейчас, марокканская жандармерия сдерживает африканцев, использующих территорию Марокко для транзита в Испанию. Когда в двусторонних связях возникают какие-либо проблемы, прессинг уменьшается.
В последнее время из-за сложности с морскими "путешествиями" участились попытки проникновения на территорию Испании через ее города-анклавы в Северной Африке: Сеуту и Мелилью. Они отделены от марокканской территории шестиметровыми заграждениями, которые нелегалы штурмуют по ночам с помощью самодельных лестниц. Обычно речь идет о сотнях людей. Расчет на массовость: авось кому-то удастся проскочить не замеченным пограничной стражей – и марокканской, и испанской.

Испанец Мигель Серрано, представитель неправительственной гуманитарной организации, помогающей нелегалам, считает, что "иммиграция для многих африканцев – единственная возможность выжить". "Что мы можем от них требовать в подобных условиях?" – задает вопрос Серрано. По его мнению, "иммигрантов нельзя осуждать за столь настойчивые попытки проникнуть в Испанию. Ведь вся их надежда – устроиться на работу и посылать деньги своим оставшимся в Африке семьям, чтобы они могли как-то жить".

Проблема нелегальной иммиграции возбуждает немалые страсти в странах юга Европы, страдающих сегодня от последствий экономического кризиса. Мало кто не испытал сочувствия и горечи, наблюдая за кадрами похорон жертв крушения судна 3 октября на Лампедузе: длинные ряды коричневых гробов, а перед ними – ряд небольших белых, детских, ведь среди тех, кто так и не доплыл до Европы, оказалось несколько десятков детей. Но на данный момент проблема, похоже, не имеет долгосрочного удовлетворительного решения. У итальянского министра Анджелино Альфано, говорящего о том, что в Европе не хватит места для всех, кто хотел бы там жить, есть свои резоны – и с ними готово согласиться все большее число европейцев.

Проволочные заграждения на греко-турецкой границе

Проволочные заграждения на греко-турецкой границе

Но и отгородиться от окружающего мира непробиваемой стеной Европа не сможет – да и, учитывая демографические тенденции, это для нее не очень-то перспективно. Сесилия Мальмстрём, член Еврокомиссии, курирующая вопросы миграции, вскоре после катастрофы у Лампедузы объявила, что бюджет агентства Frontex будет расширен, а в своей деятельности эта структура сделает акцент на охране южной части Средиземного моря – района Мальты, Лампедузы, Сицилии. Парадокс, однако, заключается в том, что обычно укрепление морской границы ведет к росту цен у нелегальных перевозчиков, которые так или иначе не остаются внакладе. Судя по всему, решать проблему нелегалов следует там, откуда они приходят в Европу, – помогая создавать на Ближнем Востоке и в Африке приемлемые экономические и политические условия, которые заставили бы многих людей отказаться от мысли об опасном путешествии за лучшей жизнью.

Однако для такого решения нужна политическая воля и очень большие средства. Похоже, на данный момент у Европы нет ни того, ни другого. Поэтому в ливийских, марокканских, египетских портах готовятся к отплытию новые суда, битком набитые беженцами и мигрантами. Не все из них доплывут до цели.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG