Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правительство ответит за памятники природы


Уникальный Имеретинский пляж после вторжения строителей. Фото Андрея Королева

Уникальный Имеретинский пляж после вторжения строителей. Фото Андрея Королева

Под олимпийский шумок, сопровождаемый заверениями руководства России и Международного олимпийского комитета о беспрецедентных мерах по защите окружающей среды при строительстве спортивных объектов, правительство и администрация Краснодарского края пытаются снять статус особо охраняемых территорий с 28 памятников природы.

В Краснодарском крае на настоящий момент этот статус имеют более 350 объектов. Многие из них утратили свою ценность, разрушены природными стихиями или человеком.

Таков посыл у отчета, имеющего пространное название "Комплексное экологическое обследование особо охраняемых природных территорий регионального значения в целях снятия с них статуса особо охраняемой природной территории в связи с утратой ими своей ценности как природных объектов или вхождением в границы более крупной особо охраняемой природной территории". Данный документ, подготовленный Краснодарским научно-исследовательским институтом экологии Кубанского аграрного университета, третий месяц подряд продолжает оставаться поводом для конфликта между властями и сочинскими общественниками.

Многокилометровые оползни сопровождают любую стройку в Блиново. Фото Андрея Королева

Многокилометровые оползни сопровождают любую стройку в Блиново. Фото Андрея Королева

В нем перечислены 28 памятников природы, которые администрация Краснодарского края хотела бы передать в ведение федералов. В этом перечне – уникальные Агво-Ацкий комплекс (Белые скалы), Агурские водопады, Ахунская пещера, Воронцовская пещерная система, гора Большой Ахун, Дзыхринское ущелье, Краснополянский массив и Кудепстинский каньон. В этот же список попали и известные на весь мир Самшитовая роща, Мамедова щель, ущелье Ахцу.

Здесь же указываются памятники природы, с которых администрация края планирует снять статус особо охраняемых территорий. В Сочи опасаются, что после передачи этих объектов в руки федеральных органов власти они превратятся в частные владения и будут окончательно погублены.

Главным доводом активистов является то, что ни один из 28 памятников природы, в отношении которых проводилось обследование, не имеет кадастрового учета, отсутствуют документы, свидетельствующие о праве Краснодарского края на данные земельные участки. То есть они, как "недвижимые имущественные объекты", не существуют.

Интересно, что федеральный закон "Об особо охраняемых природных территориях" относит особо охраняемые природные зоны к объектам общенационального достояния, которые имеют "особое природоохранное, научное, культурное, эстетическое, рекреационное и оздоровительное значение". Для таких объектов устанавливается особый режим содержания и охраны, гарантирующий их сохранность, о чем свидетельствует п.1 ст. 27 данного закона.

Природа Малого Ахуна восстановлению не подлежит. Фото Андрея Королева

Природа Малого Ахуна восстановлению не подлежит. Фото Андрея Королева

Кроме того, этим же законом установлено, что имущественные отношения в области использования и охраны особо охраняемых природных территорий регулируются гражданским законодательством, если иное не предусмотрено данным федеральным законом. Гражданское законодательство, в свою очередь, содержит нормы права, регулирующие процедуру создания земельных участков как объектов недвижимого имущества, вовлекаемого в гражданский оборот. Но земельным участком называется территория с установленными границами, имеющими кадастровый номер.

В этой связи общественники отмечают, что ни один памятник природы Сочи не имеет установленных (буферных) охранных зон. В таких условиях ни о каком соблюдении особого режима содержания и охраны со стороны третьих лиц не может быть и речи. То есть, по сути, никто не знает, какие территории следует охранять и какой режим при этом соблюдать.

Член Общественного градостроительного совета Сочи Валерий Сучков заявляет:

– Столь грубое игнорирование требований законодательства в отношении национального достояния страны создает опасность деградации уникальных природных территорий, захвата, отчуждения, использования в личных целях, в том числе для образования вновь создаваемых земельных участков, приватизации, строительства частных объектов.

Руководитель сочинского отделения Русского географического общества Феликс Иваненко говорит, что в основу методики определения границ особых зон, как правило, закладываются размеры и конфигурация площадей, занятых ценными растениями, а также в особом порядке учитываются естественные пределы урочищ, ущелий, долин рек и ручьев. Но в предоставленных материалах все эти принципы не учитываются, а по ряду объектов требуются дополнения.

Назначенные на 25 ноября повторные слушания по данному вопросу, скорее всего, будут провалены. В этом убеждена и депутат городского собрания Сочи Людмила Шестак. При этом она признает, что администрации города и края в этот раз подошли к делу гораздо серьезней: общественность заранее уведомлена о дате заседания общественной комиссии, а горожане могут ознакомиться с документами в специально отведенных для этого пунктах. Но даже это не имеет значения до тех пор, пока в отчете о комплексном обследовании особо охраняемых территорий не будут учтены кадастры. Но о них-то разработчики документа старательно забывают.

Любопытно, что вся эта история получила развитие после июньского постановления правительства РФ, по которому планировалось расширение границ Национального парка. Еще в 2004 году по этому же поводу в конфликт с кабинетом министров вступил "Гринпис", напоминает руководитель общественной организации "Закон и порядок", адвокат Роман Шикарев.


Согласно п.1 указанного постановления было принято решение расширить территорию Сочинского национального парка за счет отнесения к его территории земель лесного фонда Туапсинского лесничества и части территории общереспубликанского государственного природного заказника площадью 9026 га. Все это Роман Шикарев оспаривает в Верховном суде России. Ответчиками выступают правительство и премьер Дмитрий Медведев.

Незаконность обжалуемого постановления, а соответственно, и изъятия земельного участка заключается в том, что проект первоначально должен был пройти государственную экологическую экспертизу, чего, как настаивает Роман Шикарев, сделано не было.

Кроме того, в соответствии с ч.5 ст. 27 Земельного кодекса РФ, изъятие земель, занимаемых природными заказниками, должно соответствовать нормам действующего законодательства, при этом такое изъятие должно быть обоснованным. Поскольку природный заказник организован, как указано в правительственном документе, "в целях сохранения или восстановления природных комплексов или их компонентов и поддержания экологического баланса", то и принимаемое решение кабмина должно было соответствовать декларируемым целям. Либо же стороны должны были признать, что территории природного заказника больше не имеют такого значения и их статус подлежит изменению.

В результате Роман Шикарев приходит к выводу, что законных оснований для изъятия указанных выше земель у правительства РФ нет.

Во вторник Шикарев подтвердил, что иск уже принят канцелярией Верховного суда. Есть надежда, что решение по нему может быть принято уже в конце ноября.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG