Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кампания расистских нападок на министра юстиции Франции стала симптомом кризисного состояния французской политики

Свобода слова или расизм в чистом виде? Во Франции все чаще задают этот вопрос. Оскорбления, звучащие в последние недели в адрес министра юстиции Франции Кристиан Тобира (она родом из Французской Гвианы), даже лидеры националистов воспринимают как проявление самого низменного расизма.


Последней каплей стала редакционная заметка праворадикального еженедельника "Минют" (Minute). Она вышла под заголовком "Хитрая, как обезьяна, Тобира вновь нашла банан". Вышла, несмотря на обещания премьер-министра и главы МВД, данные накануне этой публикации, принять все необходимые меры, чтобы скандальный выпуск не оказался на прилавках.

Директор издания Жан-Мари Молитор в этой связи пояснил, что в статье о министре юстиции нет и толики расизма и сексизма. Речь, по его словам, идет исключительно о скандальном заголовке, пусть и дурного тона, но полностью в духе французской сатиры. Подобная "шутка", как и ожидалось, вызвала шквал критики. Известный актер, юморист и общественный активист Жамель Деббуз в эфире радиостанции "Эроп-1" (Europe-1) назвал данную публикацию "совершенным идиотизмом", отметив, что шумиха по этому поводу лишь помогла "раскрутке" одиозного журнала:

– Франция не является расистским государством. В ней есть расизм, но это лишь один из нюансов. Я езжу по стране со своим спектаклем и не наблюдаю никакого расизма. В данном случае расистская риторика вызвана приближением муниципальных выборов. Это пройдет, и общественность вновь займется такими более весомыми проблемами. Шум вокруг этой слабоумной заметки лишь помог ее популяризации. Не нужно было вообще об этом говорить. Пусть идиоты пишут дальше, что хотят, это не заслуживает реакции.

Кристиан Тобира, министр юстиции Франции

Кристиан Тобира, министр юстиции Франции

Статистика, однако, не совсем подтверждает точку зрения юмориста. В своем ежегодном отчете о расизме, антисемитизме и ксенофобии Национальная консультативная комиссия по правам человека дает нелицеприятную картину. Согласно опросу общественного мнения, проведенному по заказу составителей отчета, 54% французов признали, что им в той или иной мере присущи расистские настроения. Лишь 44% респондентов заявили, что "вообще не являются расистами" – это на 5% меньше, чем в 2011 году. Кроме того, 65% опрошенных согласились, что "определенный тип поведения может в некоторых случаях оправдать реакцию расистского характера".

В целом же, по данным министерства внутренних дел, в 2012 году на территории Франции было зафиксировано 1539 актов расистского, антисемитского и ксенофобского характера. Это на 23% больше, чем годом ранее. Причем, согласно упомянутому опросу, 60% французов убеждены, что сами иностранцы не дают государству возможности успешно интегрировать их во французское общество.

На своей страничке в Фейсбуке одна из видных региональных активисток праворадикальной партии Национальный фронт сравнила Кристиан Тобира с обезьяной, отметив, что место ее на дереве, а не в правительстве. Активистка была тотчас отстранена от всех своих партийных должностей, однако "банановая" тематика была подхвачена другими радетелями за чистоту нации.

Тобира сначала очень сдержанно реагировала на нападки, сетуя лишь на то, что ее коллеги-политики все никак не выскажут четкого и однозначного порицания этой расистской риторики. Такое порицание последовало лишь за скандальной публикацией крайне правой "желтой" газеты. Сама министр в эфире телеканала "Франс-2" заявила, что авторы "бананового" опуса просто-напросто не считают ее человеческим существом:

– Эти заявления лишают меня человеческого облика. И самое печальное, что они звучат здесь, во Франции, стране, которая отстаивает такие ценности, как свобода, равенство и братство. Эти нападки болезненны не только для меня и моей семьи. Они бьют по всем людям, похожим на меня. Расизм, антисемитизм, ксенофобия – это не мнение, это правонарушение. Однако не только система юстиции должна давать им отпор. Все общество должно задуматься над тем, почему подобные высказывания стали возможны.

Публикация в "Минют" словно пробудила политиков от спячки. Премьер-министр Жан-Марк Эро на заседании Национальной ассамблеи – нижней палаты французского парламента – резко осудил расистские нападки на министра юстиции. Глава правительства, а затем и министр внутренних дел Мануэль Вальс подали в прокуратуру иск против еженедельника.

Вместе с тем нетрудно усмотреть в таком рвении политиков попытку использовать ситуацию к собственной выгоде. Лидер французских националистов Марин Ле Пен назвала публикацию "полнейшей чепухой". Ле Пен в беседе с прессой подчеркнула, что расистам не место в Национальном фронте и что ее однопартийцы не судят людей по цвету кожи. Но ведь именно подопечная Ле Пен была тем, кто поднял волну расистской риторики в адрес Кристиан Тобира.

Лидер Национального фронта Марин Ле Пен на сессии Европарламента

Лидер Национального фронта Марин Ле Пен на сессии Европарламента

Данная риторика и набрала обороты именно потому, что французские националисты и правые радикалы чувствуют свою силу, считает Флоран Гугу, политолог парижского Центра европейских исследований. Такая динамика, по его мнению, вызвана небывалой слабостью нынешней политической власти во Франции. "Я вижу две причины такой самоуверенности правых экстремистов. Во-первых, это – непопулярность правительства и отсутствие ощутимых результатов его политики в экономике и социальной сфере. Во-вторых, это – неспособность правоцентристов представить реальную альтернативу Социалистической партии", – отмечает французский политолог.

Самоуверенность националистов кажется вполне естественной, когда, по данным опросов общественного мнения, популярность президента Франсуа Олланда и главы правительства Жана-Марка Эро упала до небывалого уровня – не более 15%. При отсутствии действенной и уважаемой власти начинают громко звучать голоса, которые немыслимо было бы услышать в ином политическом климате.
XS
SM
MD
LG