Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Виновными в обострении ситуации в Киеве многие наблюдатели называют так называемых "титушек" – молодых людей спортивного телосложения, которые и несут ответственность за попытку прорваться к зданию президентской администрации на бульдозере и за штурм городской мэрии. Считают, что действиями провокаторов, в частности, руководит ультранационалист Дмитрий Корчинский, лидер организации "Братство". Но кто стоит за Корчинским? Москва? Бывший глава администрации президента Украины Виктор Медведчук, которого, кстати, называют агентом влияния Владимира Путина в Киеве? Насколько верны разговоры о кризисе в Партии регионов, которую в последние дни покинули пятеро депутатов Верховной рады? Правда ли, что некоторые группы экономического влияния в окружении Виктора Януковича недовольны решением европейского вопроса, и этим, в частности, объясняется отставки главы президентской администрации Сергея Лёвочкина?

Об этом в интервью Радио Свобода размышляет киевский политический эксперт, директор фонда "Украинская политика" Константин Бондаренко:

– То, что происходит в эти дни в Киеве, – это совокупность нескольких процессов. Политический класс решает вопросы борьбы за власть. Большинство граждан выступало в поддержку ассоциации с Евросоюзом и процесса евроинтеграции. После ночи с 29 на 30 ноября "протест за Европу" перешел в форму "протеста против власти". Произошла радикализация, которая перевела протестные акции в совершенно новое русло, зазвучали политические лозунги, призывы к отставке правительства и президента, к новым выборам и так далее.

– Молодые люди в масках разбили окна киевской мэрии, в результате чего здание захвачено. Те же или другие, но такие же люди каким-то образом оказались на бульдозере у здания президентской администрации. Вам понятно, кто это?

– Это профессиональные провокаторы, имена их главарей известны, они из года в год устраивали различные политические провокации. На это все смотрели, закрыв глаза. Сейчас они решили устроить провокации более глобального масштаба. Как минимум имена двоих из них известны всей Украине – это Дмитрий Корчинский и Татьяна Черновил, они профессиональные провокаторы.

– Говорят, что силы, которые стоят за Корчинским (его движение "Братство") связаны с Виктором Медведчуком, а за Медведчуком "стоит" Москва...

– Это пока что на уровне слухов.

– Тем не менее, насколько можно судить, в Киеве сейчас довольно активно стали говорить о том, что Москва может быть заинтересована во введении чрезвычайного положения на Украине. Как вы относитесь к такого рода разговорам?

– Эта тема действительно обсуждается. Ввести чрезвычайное положение достаточно сложно с юридической точки зрения, поскольку по украинскому законодательству президент должен прежде получить "добро" от Верховной рады (хотя на два дня ввести этот режим он может и без согласия парламента). О вмешательстве России начали говорить особенно активно после заявлений вице-премьера российского правительства России Шувалова, который говорил о том, что Россия готова экономически помочь Украине, но, естественно, не безвозмездно. Украина прежде должна дать гарантии относительно своего участия в Таможенном союзе. Думаю, что если бы было поменьше заявлений такого рода, было бы меньше обвинений в адрес России.

– Сотни или десятки тысяч людей выходят на улицы украинской столицы каждый день. Кто ими руководит? Есть ли какой-то центр? Формируется ли он? Есть ли внятные лозунги у этого протестного движения?

– В том-то и дело, что пока нет единого центра. Оппозиция считает, что
Очевидно, что в украинской политике зарождается новое политическое качество
контролирует ситуацию, но на самом деле она льстит себе. Ни одна оппозиция не может такую огромную массу людей контролировать. Именно поэтому так активны провокаторы и различные политические авантюристы. Очевидно, что в украинской политике зарождается новое политическое качество. Если политики-оппозиционеры попытаются за счет энергии протеста решать свои личные вопросы, это не понравится Майдану, многие граждане сочтут, что их предали. Именно сейчас зарождается основа нового общественно-политического движения, которое, возможно, заявит о себе в 2015-2017 годах.

– Говорят о том, что в окружении президента Януковича, в том числе среди олигархов, воцарилась некоторая растерянность. Некоторые недовольны тем, что не подписано соглашение об ассоциации с Евросоюзом. В то же время несколько депутатов покинули фракцию Партии регионов в парламенте. Есть ощущение кризиса в президентской партии?

– Этот кризис налицо. Прогнозируется, что Партия регионов может потерять в парламенте 20-30 человек. Некоторые депутаты открыто заявили о несогласии с той политикой, которую проводит власть. Как минимум две группы влияния в окружении президента, группа Сергея Лёвочкина и те, кого принято называть "семьей", фактически не скрываясь, критикуют власть за неподписание соглашения об Ассоциации с ЕС.

– У Януковича есть сколько-нибудь сильная политическая контригра?

– Янукович молчит. Янукович не сказал за это время ни слова, если не считать обращения, которое он вечером в субботу обнародовал на президентском совете. Янукович не вышел с телеобращением, не собирается Совет национальной безопасности и обороны. Поэтому я не знаю, есть ли у него какая-то контригра, есть ли у него вообще игра в данной ситуации. Мне кажется, он сейчас в некоторой прострации находится. Кстати, в такой же прострации находился Леонид Кучма в 2004 году, который не реагировал на происходящее в стране, когда в дни "оранжевой революции" собирался Майдан.

– По вашим оценкам, достаточно ли в Киеве, на Украине в целом протестного потенциала для того, чтобы в стране произошли серьезные политические перемены?

– Теоретически – да, однако у тех, кто вышел сегодня на Майдан, нет пока единого, стройного видения системы перемен. Стратегически для них это непонятно. Они просто говорят о том, что не хотят жить в этой системе политических координат. Я думаю, что ближайшее время должно быть временем не только революционных речевок и лозунгов, но временем рождения новой политической идеи, поиска стратегий для будущего развития страны.

– Политическая судьба вашей страны решается в Киеве. Тем не менее как вы оцениваете ситуацию в разных регионах Украины?

– Многолюдная акция прошла даже в Симферополе, а ведь Крым всегда жил своей политической жизнью, он не очень-то ориентировался на Киев. Значительные акции прошли в Донецке, в Харькове, я уж не говорю о Западной Украине, где целые города вышли на улицы. Вся страна практически взорвалась.

– Один из вариантов развития событий – к этому, кажется, призывает партия "Свободы" и ее лидер Олег Тягнибок – проведение общенациональной забастовки. Насколько это реально?

– Это реально, это один из инструментов дальнейшего давления на власть. Другое дело, что идею непросто воплотить в жизнь: необходимо создать Всеукраинский стачечный комитет, наладить коммуникацию между инициаторами стачек. Это вопрос, который решается не за один день, это необходимо очень тщательно прорабатывать.

– Что вам подсказывает опыт политического эксперта и знание внутриполитических украинских реалий: ситуация будет радикализоваться дальше или все может пойти в сторону мирных протестов и переговоров между властью и теми, кто представляет недовольные слои украинского общества?

– Страна сейчас на перекрестке. Первый вариант развития событий – это доведение ситуации до точки кипения, когда уже некуда дальше кипеть, после чего начинаются переговоры, с тем чтобы выработать некий компромисс – например, отставка правительства, возврат Конституции 2004 года. Второй вариант – если стороны решатся на силовое решение конфликта. Это – прямой путь к перспективе раскола страны на два государства, к сожалению, управляющихся не внутренними элитами, а извне.

– Перспектива досрочных выборов Рады и президента вам представляется реальной?

– Пока это запасной вариант. Но реалии таковы, что в государственном бюджете нет денег на выборы. Я думаю, что после громких заявлений о досрочных выборах стороны все-таки согласятся на некие компромиссные варианты, которые были бы менее материально затратными и менее политически рискованными. Я имею в виду переформатирование парламентского большинства и смену руководства Рады, а также смену кабинета министров. Будет предложен более реальный вариант того, как сначала ограничить, а потом лишить Виктора Януковича власти. Но естественно, что и Янукович не будет сидеть сложа руки.

– Вы исключаете вариант, при котором Киев вдруг сейчас вернется к переговорам о подписании соглашения об ассоциации с ЕС, чтобы сбить страсти?

– До конца года его подписать невозможно, потому что для этого необходимо собрать лидеров всех государств ЕС. Ближайшая дата, когда можно подписать такой договор, – 1 марта 2014 года, саммит Украина – ЕС. Но дело в том, что Украина никуда не выходила из переговорного процесса с Евросоюзом. В Киеве сделали паузу, решили, что необходимо перейти к новым переговорам относительно условий подписания. Никто не заявлял о том, что мы полностью прекращаем отношения с ЕС.

– У Москвы есть потенциал для смены власти на Украине?

– У Москвы есть много разных возможностей. Поэтому я не удивлюсь, если окажется, что Россия играла самую важную роль во всех событиях последнего времени в Украине.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG