Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Восточная Европа: "Русских людей обижают"?


Памятник советским солдатам на площади Сабадшаг (Свободы) в Будапеште. Его устранения добиваются венгерские ультраправые

Памятник советским солдатам на площади Сабадшаг (Свободы) в Будапеште. Его устранения добиваются венгерские ультраправые

Насколько оправданно представление о Восточной Европе как о регионе явной или латентной русофобии

События, развернувшиеся в последние недели на Украине и вокруг нее, российский журнал "Коммерсант-Власть" недавно назвал "очередным раундом битвы за Украину" между Москвой и Европейским союзом. Можно посмотреть на эту ситуацию и шире – как на очередную главу в истории Восточной Европы, пространства между Россией и западными странами, обреченного историей и географией на непростое взаимодействие со своими соседями. Выбор между постепенным сближением с Евросоюзом и участием в интеграционных проектах, инициированных Москвой, порой оказывается очень драматичным, как в случае с Украиной.


В других странах Восточной Европы, естественно, следят за происходящим на Украине, анализируют ситуацию, оценивают роль в ней различных сил, в том числе России. Но насколько эти политические бури влияют на восприятие России и русских восточноевропейцами? Мало кто из выходцев из России, живущих в Польше, Чехии или странах Балтии, не слышал от своих родственников и друзей на родине вопросов типа: "А как там у вас к русским относятся? Наверное, не любят нас там?". Представление о Восточной Европе как регионе весьма активной "русофобии" довольно распространено в России.

На новой должности у Дмитрия Киселева будет еще больше простора для выражения своих специфических взглядов

На новой должности у Дмитрия Киселева будет еще больше простора для выражения своих специфических взглядов

Это неудивительно, если учесть усилия российских официальных СМИ в моменты, подобные нынешнему украинскому кризису. Напомним, к примеру, слова Дмитрия Киселева, до недавних пор – обозревателя телеканала "Россия", а теперь – шефа новообразованного государственного информационного агентства "Россия сегодня", о том, с чьим влиянием якобы приходится бороться Москве на Украине: "Создавшаяся внутри ЕС коалиция "Швеция – Польша – Литва" – это трио делает все, чтобы досадить России, Украина при этом – просто розжиг. Ничего не напоминает? Королевство Швеция, Речь Посполитая, Великое княжество Литовское – вот ровно тот союз, с которым Петр Великий славно бился под Полтавой в 1709 году". Высказывание не только политически сомнительное, но и исторически безграмотное. Но таковы уж законы пропаганды: чем беззастенчивее ложь, тем охотнее ей верят.

На первый взгляд, представления россиян и восточноевропейцев друг о друге действительно нелестны. Так, по данным недавних опросов, проведенных совместно российскими и польскими социологами, 47% российских респондентов назвали Польшу государством, недружественным к их стране. Поляки были еще более единодушны: 70% опрошенных считают, что Россия враждебно настроена по отношению к Польше. Однако, если разбираться, картина получается более сложной и далеко не однозначной. Недаром появившаяся в социальных сетях аббревиатура РЛО – "Русских людей обижают" – имеет явно иронический подтекст и даже к Восточной Европе применима далеко не всегда.

НОРМАЛЬНЫЕ РУССКИЕ, НЕВЕЗУЧАЯ РОССИЯ

Конечно, в политически напряженной ситуации страсти порой кипят. Так, во время событий в Киеве на польском интернет-портале niezalezna.pl появился призыв бойкотировать российские продукты. Его поддержал главный редактор правого издания "Газета польска" Томаш Сакевич.

Однако журналисты газеты "Метро" сразу же подсчитали, что даже в случае реализации подобного сценария Россия польского бойкота практически не почувствовала бы, поскольку российский экспорт в Польшу составляет лишь 0,5% от всего экспорта страны. А вот гипотетический "ответный удар" Москвы означал бы ликвидацию десятков тысяч рабочих мест на польских предприятиях.

Представители бизнес-кругов Польши назвали призыв к бойкоту "вредительством", поскольку только в прошлом году экспорт польских товаров в Россию вырос на 25%. В целом этот призыв, однако, оказался почти не замеченным ведущими СМИ и обществом. Почему? Говорит Томаш Сакевич:

– То, чего хотят или не хотят поляки, не находит своего отражения в ведущих СМИ. Они поддерживают правящую партию “Гражданская платформа”, рейтинг которой составляет 19%. Но есть еще 81%. А масса людей вообще не голосует. Поэтому получается, что эти СМИ, которые связаны с правительством, отражают точку зрения 3-4 миллионов поляков, не больше. Правительство поддерживает эти масс-медиа, в том числе финансово, так что как же они будут говорить о тех, кто с этим правительством в корне не согласен? – заявляет Томаш Сакевич.

Выходка польских ультраправых у посольства России в ноябре подлила масла в огонь российско-польских противоречий

Выходка польских ультраправых у посольства России в ноябре подлила масла в огонь российско-польских противоречий

По его мнению, общественное мнение в России нередко “обрабатывают” в духе, недружественном по отношению к Польше. Это видно, например, по репортажам официальных российских телеканалов о киевском Майдане – довольно часто в них появлялся мотив поляков, которые вмешиваются во внутренние дела Украины. Так ли это? Продолжает Томаш Сакевич:

– Во-первых, поляки поддерживают украинцев так же, как поддерживали стремление к свободе всех народов Центральной и Восточной Европы. Стремление к свободе, выраженное в словах “за нашу и вашу свободу”, характерно для нашей истории. Во-вторых, у нас с Украиной во многом общее прошлое, мы ощущаем эту близость и хотим, чтобы украинцы были свободными и близкими Польше. В-третьих, речь не идет о враждебности по отношению к России или россиянам с нашей стороны, а скорее о страхе перед имперскими замашками Путина. Такой страх обоснован и рационален, поскольку Кремль проводит имперскую политику, которая душит свободу даже в их собственной стране, – отмечает главный редактор “Газеты польской”.

Между тем, по данным последних социологических исследований, которые были проведены по заказу Центра польско-российского диалога и согласия, в своем отношении к восточному соседу поляки четко разделают понятие государства и народа. Если к российскому государству и его политике отношение скорее негативное, то самих россиян опрошенные хотя и считают довольно далекими от себя в смысле менталитета и культуры, но ценят в них открытость, сердечность и гостеприимство, способность поговорить по душам.

Томаш Сакевич также согласен с тем, что поляки в отношении к восточному соседу отделяют народ от государства:

– Я думаю, что все именно так и выглядит. Конечно, всегда есть кто-то, кто по той или иной причине не любит какой-то другой народ. Но нужно помнить, что поляки в общем-то неплохо ориентируются в истории и политике и знают, что все россияне не отвечают за то, что творит режим Путина, так же как все россияне, русские не отвечали за Ленина или Сталина. России просто не везет с правителями. Они часто приносили вред как соседним народам, так и своему собственному. Поэтому часто поляки просто сочувствуют русским. Если россиянин мечтает о нормальной жизни, а не об империализме, то такой человек фактически является жертвой Путина.

В свою очередь Михал Жеймис – политолог, автор программы "Свой или чужой" на польском радио WNET, в которой говорят прежде всего о проблемах интеграции иммигрантов и об иностранцах, живущих в Польше, отмечает, что поляки вообще мало знают о россиянах и о том, что происходит теперь в России:

– Принимая во внимание исторический фактор, точнее, то, что Россия доминировала над Польшей, можно сказать, что в мышлении поляков Россия присутствует в большей степени, чем Польша – у россиян. Тут можно говорить о трех сферах: политической, интеллектуальной и об отношениях между простыми людьми. Политику я ставлю на первое место потому, что поляки видят россиян главным образом именно через призму политики, о которой говорят СМИ. Большинство поляков не имеют опыта личных контактов с россиянами. Ежегодные социологические исследования центра CBOS показывают, что примерно треть поляков неприязненно настроены по отношению к россиянам, почти столько же – позитивно, остальные – индифферентны. Сейчас доля негативно относящихся к России возросла на пару процентов, но это мало о чем говорит. Оценка происходит скорее на основании названия страны, на уровне абстракции. Ведь опрошенные на самом деле не знают множества чехов, французов или испанцев, которые занимают первые места в рейтингах позитивного отношения. Но не знают они и русских, арабов или цыган, к которым отношение более негативное. Тут роль играют разного рода ассоциации, стереотипы и информация в СМИ.

Лидер польских консерваторов Ярослав Качиньский (в центре) побывал на киевском Евромайдане. Многим в России это не понравилось

Лидер польских консерваторов Ярослав Качиньский (в центре) побывал на киевском Евромайдане. Многим в России это не понравилось

По словам Михала Жеймиса, за последние 20 лет количество поляков, которые относятся к России негативно, сократилось на четверть:

– В сентябре 2012 года в программе “Свой или чужой” мы попытались ответить на вопрос, как меняется отношение рядовых поляков к россиянам. В студии была польско-российская семья, а также журналист агентства “РИА Новости” Леонид Свиридов. И вот господин Свиридов сказал, что когда он со своими знакомыми-поляками садится за стол, когда все вместе выпьют, съедят по огурчику, то, фигурально выражаясь, поляки чувствуют себя русскими, а русские – поляками. Нет политики. И в этом все дело. Не исключено, что у среднестатистического россиянина с поляком больше общего, что поляк лучше его поймет, чем, например, испанец, итальянец или другой житель Западной Европы. Об этом мне говорил знакомый русский несколько лет назад. А вот для среднестатистического поляка это не обязательно очевидно. Ведь русские и поляки живут под влиянием совершенно разных, а иногда и противоположных мифов. В России, например, многие верят в некое славянское родство и братство, а в Польше – не совсем. Мы скорее говорим об универсальном характере ценностей европейской цивилизации. Хотя в Польше после вступления в ЕС несколько распространились евроскептические настроения. Но быть евроскептиком здесь вовсе не означает идти каким-то образом в сторону России. И это можно объяснить господствующими негативными представлениями о России как государстве.

Говоря об отношении поляков к россиянам, нельзя обойти стороной катастрофу польского правительственного самолета под Смоленском в 2010 году, в которой погиб президент Лех Качиньский и еще 95 представителей польской элиты. Повлияла ли эта трагедия на отношения между двумя народами?
Говорит главный редактор "Газеты польской" Томаш Сакевич:

– Наверняка повлияла. С самого начала были сомнения относительно причин трагедии. Россияне тогда могли выйти из этой ситуации с пользой для себя, если бы не препятствовали проведению польского следствия. Все, что потом было сделано – сокрытие части доказательств, ужасное хамство по отношению к семьям жертв катастрофы, – привело к тому, что Россия берет на себя все большую ответственность, вне зависимости от причин этой трагедии, – считает Томаш Сакевич.

Это мнение подтверждают и результаты социологического исследования Центра польско-российского диалога и согласия, согласно которым 37% поляков считают, что российские власти не заинтересованы в выяснении причин катастрофы под Смоленском, а каждый третий опрошенный заявляет, что Россия намеренно этому препятствует.

Стоит отметить, что те же исследования свидетельствуют: в России никогда не были 89% поляков, а 92% россиян никогда не были в Польше. Поэтому их представления друг о друге в подавляющем большинстве случаев остаются сугубо “теоретическими”.

ПОБЛИЖЕ К РОССИИ: ВЫГОДНО ИЛИ ОПАСНО?

Отношения России с Чехией развиваются в постсоветские годы куда более мирно, чем с Польшей. В Москве этим явно довольны. Вот оценка Евгении Войко, доцента кафедры политологии Финансового института при правительстве России: "С Чехией у нас нет сейчас неразрешимых проблем. Есть вопрос отмены визового режима с ЕС, который сейчас обсуждается, но голос Чехии здесь не является ключевым. Сама Чехия склонна к тому, чтобы развивать активно туризм и экономические взаимосвязи с Россией. В Чехии достаточно позитивно воспринимают сотрудничество во времена СССР. У нас много точек соприкосновения".

Пожалуй, единственное серьезное дипломатическое трение между Москвой и Прагой возникло в последние годы из-за планов размещения на западе Чехии радара – элемента планировавшейся Соединенными Штатами в Восточной Европе системы противоракетной обороны. Позднее эти планы были пересмотрены. С той ситуацией связан чешский анекдот о звонке Владимира Путина тогдашнему премьер-министру Миреку Тополанеку: мол, если не откажете американцам, мы нацелим ракеты на Прагу. Ответ чешского премьера: "Хорошо, тогда мы обстреляем Карловы Вары". Анекдот намекает на общеизвестный в Чехии факт: Карловы Вары, один из ведущих курортов страны, стали "русским" городом – здесь очень много не только российских туристов, но и постоянно проживающих выходцев из России.

Карловы Вары, "русский" город в Чехии

Карловы Вары, "русский" город в Чехии

Тем не менее "русская тема" в Чехии звучит и в политике, и в общественных дискуссиях. Много говорили о ней в ходе президентской предвыборной кампании около года назад. Милоша Земана, одержавшего победу во втором туре, соперники упрекали, в частности, в связях с российским концерном "Лукойл": шеф его предвыборного штаба Мартин Неедлы возглавляет чешский филиал этой компании. О российском влиянии в чешской политике и обществе мы беседуем с главным редактором пражского еженедельника "Респект" Эриком Табери.

– Какое отношение к России сейчас преобладает в чешском обществе? Воспринимается ли она по-прежнему как угроза – в силу исторических или каких-то иных причин? Или же для Чехии, давно ставшей членом Евросоюза и НАТО, Россия стала чем-то далеким и не очень понятным?

– Я бы в этом отношении разделил чешское общество на два сегмента. В одном из них – это значительная часть интеллектуальных кругов, включая многие СМИ, – Россия по большей части воспринимается как фактор риска, которому нужно уделять заметное внимание. Это не теоретические рассуждения, а конкретика – если учитывать, к примеру, ежегодные отчеты чешской контрразведывательной службы BIS, которые говорят об усилении активности российских спецслужб на территории Чехии. Другая часть общества, включая и ряд политиков, прежде всего левой ориентации, полагает, что Россия для нас проблемой не является, есть вещи более важные. Эти люди не склонны придавать большого значения историческим факторам. В этом отношении позиция значительной части чешского общества сильно отличается и от ряда западноевропейских стран, и от наших соседей, например, Польши. Многие мои зарубежные знакомые, дипломаты и журналисты, спрашивали меня, почему это так, но у меня нет однозначного объяснения.

Милош Земан создает себе имидж прагматичного политика, благожелательно настроенного к восточным соседям (на фото - с президентом Украины Виктором Януковичем)

Милош Земан создает себе имидж прагматичного политика, благожелательно настроенного к восточным соседям (на фото - с президентом Украины Виктором Януковичем)

– После избрания Милоша Земана президентом в начале этого года на передний план выдвигаются политики, считающие необходимым налаживание более тесных связей с Москвой, прежде всего экономических. Чем объясняется их позиция? Не секрет, что она противоречит линии чешской внешней политики, когда-то обозначенной президентом Вацлавом Гавелом и направленной на защиту прав человека в разных странах. А в России ситуация с правами человека далеко не идеальная…

– Эти изменения начались еще при предыдущем президенте Вацлаве Клаусе. И дело тут не только в том, что лично Клаусу или Земану защита прав человека в других странах не кажется актуальной, но и в том, что оба президента отчасти окружили себя людьми, связанными с Россией. Это и предприниматели, имеющие тесные контакты с концерном "Лукойл", и в свое время очень близкий к нынешнему президенту лоббист Мирослав Шлоуф, и компания PPF, развернувшая свой бизнес в России, – она участвует в финансировании президентской библиотеки Вацлава Клауса в Праге. Можно говорить об определенном лоббистском влиянии России, чем дальше, тем более сильном. Эта ситуация тоже сильно отличается от тенденций в странах Западной Европы, где по отношению к руководству России и связанным с ним коммерческим структурам проявляется все большая настороженность. У нас это не так – возможно, для пересмотра такого подхода нужно будет какое-то, скажем так, сильное впечатление... Но думаю, что пока в Пражском Граде будет находиться действующий президент Милош Земан, нынешние тенденции к сближению с Россией, невзирая на политику ее властей, сохранятся.

– К чему это может привести для Чехии?

– Выделю здесь несколько моментов. Первый – недостаточное внимание, которое уделяется активности российских спецслужб и присутствию в стране тех российских предпринимателей, происхождение капиталов которых сомнительно. Мне кажется, эти вещи сильно недооцениваются нашими политиками, несмотря на все предупреждения службы BIS. Другой момент – значительно снизится градус критики в отношении действий российских властей, в том числе и в области прав человека, со стороны официальной Праги. Но наибольшую проблему я вижу именно в той беспечности наших правящих кругов, которая, если учитывать политику Кремля в последние годы, явно несвоевременна.

– Попробуем спуститься с политического на повседневный уровень. В Чехии живут десятки тысяч иммигрантов из России и других бывших советских республик. По данным социологических опросов, русские и украинцы не относятся к числу "популярных" этнических меньшинств. Чем это обусловлено – реальными культурными различиями или скорее стереотипами?

– Я бы здесь тоже разграничил некоторые вещи. Допустим, если вы – живущий в Чехии человек интеллектуальной профессии, квалифицированный специалист, который общается в основном в соответствующей среде, то вряд ли у вас будут подобные проблемы. К людям, скажем так, менее квалифицированного труда, гастарбайтерам, как их обычно называют, отношение бывает и иное, тут есть предрассудки, но это не только чешское явление. Конечно, есть представление о том, что русские и другие выходцы из бывшего СССР ведут себя агрессивно. Но я бы в таких вещах избегал чрезмерных обобщений, – отмечает главный редактор чешского общественно-политического еженедельника "Респект" Эрик Табери.

ПРАГМАТИКА ЭПОХИ "ВЕНГРОПУТИНИЗМА"

Венгрия и Россия в посткоммунистическую эпоху, кажется, живут почти незаметно друг для друга. Из значительных политико-экономических событий последних лет можно вспомнить разве что участие венгерской стороны в затеянном Россией энергетическом проекте "Южный поток". Число российских туристов в Венгрии, правда, растет: в прошлом году их побывало там 135 тысяч. С Чехией, однако, в этом плане Венгрии пока конкурировать трудно: туда в 2012 году съездили около 700 тысяч туристов из России. Культурные контакты между Венгрией и Россией довольно спорадичны, хотя в последние годы и тут заметно оживление, отмечает профессор Дьюла Свак, руководитель Центра русистики Будапештского университета.

– Как в целом можно охарактеризовать отношение венгерского общества к России и россиянам, какое оно?

– Некое нейтральное, его нельзя назвать однозначно положительным или отрицательным. В нем, однако, присутствуют прагматические моменты, поскольку определенные ожидания, связанные с Россией, в Венгрии все-таки есть.

– Вы проводили опросы в 2006 и 2012 годах, в которых, в частности, спрашивали венгров об отношении к русским. Изменилась ли картина за шесть лет, прошедших между этими исследованиями?

Будапешт, осень 1956 года. Подавление венгерского восстания советскими войсками надолго отравило отношения венгров и русских

Будапешт, осень 1956 года. Подавление венгерского восстания советскими войсками надолго отравило отношения венгров и русских

– Результаты не очень отличаются друг от друга. Некоторые изменения, конечно, есть, и они в основном в положительную сторону. Так, Россия перестала восприниматься как исторический враг № 1 для венгров. В 2006 году 56% респондентов считали ее таковым, но шесть лет спустя этот показатель снизился до 47%, а "пальму первенства" как народ, оказавший наиболее отрицательное влияние на историю Венгрии, взяли турки – 51%.

– В вашем опросе вы также спрашивали респондентов об их нынешнем отношении к разным народам. Какое место в этом рейтинге заняли русские?

– Порядок получился такой: на первом месте по симпатиям – шведы, на втором – немцы, за ними – американцы, русские – на четвертом месте и румыны – на пятом. Эта последовательность не изменилась за шесть лет. Интересно, что всплески недоброжелательности к России часто связаны с зимними "газовыми войнами" и перебоями с поставками российского газа, тем более что СМИ весьма резко реагируют на такие случаи.

– Что еще влияет на отношение венгров к России – политика, историческая или культурная память?

– В политическом плане никаких спорных или открытых вопросов между нашими двумя странами сейчас нет. Проблемы, конечно, есть, но не на государственном уровне, и это связано действительно с исторической памятью. К примеру, очень многие оспаривают роль Красной армии в освобождении Венгрии в годы Второй мировой. Это, кстати, уже стало мэйнстримом венгерской исторической науки. Согласно этому нарративу, нацистов сменил принесенный советскими войсками такой же авторитарный режим. То есть речь идет не об освобождении, а о захвате, о смене одной оккупации другой.

– Есть ли отличие во взглядах старшего и молодого поколения венгров на Россию и русских?

– Старшее поколение часто не отличает Советский Союз от России. Если эти люди раньше относились критически к СССР, то они переносят это отношение и на Россию. Что до молодежи, то я как педагог настроен оптимистично: наши студенты приходят на занятия без предубеждений, с открытыми глазами и ушами. У них нет предрассудков по отношению к русским как к народу, к людям. Но в том, что касается истории, конечно, определенные устоявшиеся представления есть.

– В Венгрии в будущем году пройдут парламентские выборы. Играет ли "русская тема" какую-то роль в предвыборной кампании, в сегодняшней венгерской политике?

– Нет, к ней нет большого интереса ни у одной партии. Я думаю, что в этом смысле подход венгерских политиков будет нейтральным, за исключением крайне правой партии "Йоббик", которая постоянно затрагивает тему памятника советским воинам на площади Сабадшаг в Будапеште. Я почти уверен в том, что о нем снова пойдет речь и в эти месяцы – но без каких-либо серьезных последствий, в этом я тоже уверен. Правительство не заинтересовано в обострении этой ситуации.

– Какова нынешняя политика венгерских властей в отношении к России?

– Когда правительство партии ФИДЕС пришло к власти в 2010 году, оно объявило о новом внешнеполитическом курсе, название которого можно перевести как "Лицом к Востоку". По мнению этих политиков, туда входит и Россия. Я уже говорил о том, что у венгров в этом плане прагматический подход – и у правительства тоже. Общественное мнение и политика в этом случае взаимосвязаны. Возможно, в этом одна из причин того, что результаты опроса 2012 года, о котором мы говорили, чуть более позитивны, чем в 2006-м.

Нефтепровод "Дружба" на его венгерском участке - зримый символ того, что Венгрия и Россия все-таки связаны друг с другом

Нефтепровод "Дружба" на его венгерском участке - зримый символ того, что Венгрия и Россия все-таки связаны друг с другом

– Нынешнего премьер-министра Венгрии Виктора Орбана нередко сравнивают по политическому стилю с российским президентом Владимиром Путиным. Насколько это оправданно?

– Я слышал, что в политологической литературе в связи с Орбаном даже появился термин "венгропутинизм", но он не кажется мне уместным. Слишком разные традиции, системы в России и Венгрии – а коль скоро предпосылки разные, то и результат не может быть одинаковым, – считает руководитель Центра русистики Будапештского университета Дьюла Свак.

Два с лишним десятилетия, прошедшие после падения коммунистических режимов, – большой срок, и теперь России и Восточной Европе во многом приходится открывать друг друга заново. Похоже, на уровне повседневных контактов это удается лучше, чем на уровне политическом. Возможно, потому, что при "обычном" общении чаще преобладает простой здравый смысл, не отягощенный избыточным багажом предрассудков, невежества и пропаганды. А ведь все звездные часы Европы случались тогда, когда ее народы предпочитали руководствоваться именно здравым смыслом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG