Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Константинова вернули в прокуратуру


Акция протеста в Москве с требованием освободить политзаключенных. Портрет Даниила Константинова несет его отец

Акция протеста в Москве с требованием освободить политзаключенных. Портрет Даниила Константинова несет его отец

Чертановский суд Москвы вернул в прокуратуру дело лидера националистической организации "Лига обороны Москвы" Даниила Константинова, обвиняемого в убийстве.

Как передает агентство "Интерфакс", судья сочла, что материалы дела составлены с нарушением, были существенные замечания и к обвинительному заключению. Мера пресечения оставлена прежней – содержание под стражей.

Даниил Константинов – лидер движения "Лига обороны Москвы" и активный участник общегражданских акций протеста был обвинен в убийстве Александра Темникова, которое произошло 3 декабря 2011 года. Уличная драка, по версии следствия, вспыхнула внезапно. Константинов ударил ножом молодого человека и убил его. Семья Константиновых утверждает, что они в этот день были все вместе в ресторане с друзьями и отмечали день рождения мамы Даниила.

В расследовании дела активное участие принимало Главное управление по противодействию экстремизму МВД России (Центр "Э"). По версии отца Даниила Ильи Константинова, дело было инициировано после того, как его сын был задержан на Чистых прудах после митинга "За честные выборы" 5 декабря 2011 года. Когда сотрудник Центра "Э" предложил Даниилу стать осведомителем, тот отказался. Спустя несколько месяцев в конце марта Даниил был задержан уже в рамках уголовного дела. Ему было предъявлено обвинение в убийстве.

Обвинение просило для Константинова 10 лет колонии строгого режима.

В октябре 2013 года правозащитное Общество "Мемориал" включило Даниила Константинова в список из 70 политзаключенных России, в который вошли также участницы группы "Пусси Райот", фигуранты так называемого "Болотного дела" и экологи из "Гринпис", задержанные после акции на "Приразломной". В этом списке Константинов единственный оппозиционер с националистическими взглядами. От призывов к насилию он публично дистанцируется, однако активно участвует в проектах по объединению националистических движений и союзов. Выступает против нелегальной миграции и этнической преступности. Его называют "умеренным националистом".

Сегодня в суд поддержать Константинова пришли несколько десятков человек, в том числе депутат Госдумы Дмитрий Гудков, оппозиционер Алексей Навальный, националист Дмитрий Демушкин, политик Владимир Милов.

В зал суда удалось попасть далеко не всем сочувствующим и представителям СМИ. Те, кто остался на проходной и на улице, следили за событиями по сообщениям в социальных сетях. В какой-то момент в толпе распространилась информация из твиттера адвоката Константинова о том, что дело отправлено на доследование. Любопытно, что одновременно ведущие российские информационные агентства – РИА Новости, ИТАР-ТАСС и "Интерфакс" – опубликовали сообщение о том, что Константинов признан виновным. Вскоре это известие было аннулировано.

Среди тех, кто пришел поддержать Константинова, были депутат Госдумы Дмитрий Гудков, политик Владимир Милов, националисты Дмитрий Демушкин и Владимир Тор, а также оппозиционер Алексей Навальный. Вот что сказал Навальный, выйдя из здания суда:

– Так чаще всего разваливают дела. Когда человека не оправдывают, а отправляют дело на доследование. Я думаю, что они испугались сажать его вообще без каких-либо доказательств. Я очень надеюсь, что они хотят дело замурыжить, не потеряв лицо. Предельный срок содержания под стражей у Константинова истекает в марте. Если до марта они не вынесут приговор, то должны будут освободить. Фактически суд признал все то, что адвокаты говорили все это время: доказательств нет, следствие проведено некачественно. В принципе, к этому нужно относиться с осторожным, но безусловным оптимизмом.

Сегодня же Мосгорсуд вернул на доследование в прокуратуру уголовное дело в отношении координатора движения "Левый фронт" Сергея Удальцова и его соратника Леонида Развозжаева, обвиняемых в причастности к массовым беспорядкам на Болотной площади. По мнению Навального, связи между так называемым "Болотным делом" и делом Константинова нет, но есть определенная закономерность в том, что по обоим делам были вынесены схожие решения

– Как минимум это говорит о том, что власти перед Олимпиадой решили по-прежнему изображать из себя добрых. Эти два дела нельзя связывать между собой. И то, и другое политически мотивированы, и в том, и в другом доказательства высосаны из пальца. Но дело Константинова – это дело, по поводу которого объединились люди любых политических взглядов. Мне кажется, они просто не хотят в течение какого-то времени дразнить общественное мнение, – считает Алексей Навальный.



Защита Даниила Константинова пока не знает, будет ли обжаловать отправление дела на доследование, но точно намерена добиваться его освобождения из-под стражи под подписку о невыезде.

В поддержку Константинова выступают ведущие российские правозащитные организации, называя уголовное дело сфабрикованным. Общество "Мемориал" включило его в список 70 российских политических заключенных. В этом списке Константинов единственный оппозиционер с националистическими взглядами. От призывов к насилию он публично дистанцируется, однако активно участвует в проектах по объединению националистических движений и союзов. Выступает против нелегальной миграции и этнической преступности. Его называют "умеренным националистом".

Вот что о деле Константинова в интервью Радио Свобода рассказала член Московской общественной наблюдательной комиссии, правозащитница Анна Каретникова:

– Все обвинение строилось на показаниях одного свидетеля Софронова, который совершил немереное количество краж и всего лишь отделался за это условным приговором. Сначала он не опознавал Константинова, потом говорил, что он не видел ножа, и только потом, я полагаю, под давлением оперативных сотрудников, он изменил свои показания.

– В ходе процесса обвинение делало акцент на политической деятельности Константинова и его националистических взглядах?

– Публично это не делалось, но в материалах дела мы видели документы о круге общения Константинова, о его политических интересах и симпатиях. Как я понимаю, сначала его должны были попытаться посадить за политическую деятельность. Но когда он отказался от вербовки, его решили подставить и сделать виновным в убийстве. Особенно возмутительно то, что у этого человека есть твердое алиби. В день убийства он находился в другом конце города у своей матери на дне рождения в присутствии гостей, друзей и родственников. Те, кто подтверждают алиби, проверялись на "Полиграфе", который показал, что эти люди говорят правду. А свидетеля Софронова на "Полиграфе" никто не проверял.

– Чем именно Константинов мог вызвать неприятие правоохранительных органов?

– Я думаю, причиной его ареста было то, что он был достаточно эффективен как политический активист. Он находил консенсус с другими политическими силами, с разными людьми. Я боюсь, что происходящее стало ответом именно на его эффективность, – полагает Анна Каретникова.

Лидер движения "За права человека" Лев Пономарев также считает Константинова ярким политическим активистом:

– Его друзьями и соратниками публично озвучивается версия, что его пытались завербовать. Он действительно яркая фигура в умеренном националистическом движении в Москве. Насколько я понимаю, среди молодежи он реальный лидер. Но вообще трудно понять, почему именно иногда фабрикуются дела. У спецслужб могут быть личные мотивы для мести. Психологические причины могут быть запрятаны глубоко. Может быть, им казалось, что они его уже завербовали, а потом все сорвалось. Мы не можем знать, почему было заведено это дело, но очевидно, что оно абсолютно сфабрикованное. Причем удивительно нагло сфабрикованное. Есть несколько человек, которые подтверждают алиби. Показания дает только один свидетель обвинения, которому вообще нельзя доверять, потому что он на крючке у
любой мягкий национализм легко превращается в жесткий
правоохранительных органов. Дополнительных доказательств нет. Никаких нет мотивов, потому что Константинов не был знаком с убитым. Это классический случай для учебника по юриспруденции, в котором судья не должен поддерживать обвинение.

– Насколько однородно отношение к этому делу в правозащитном сообществе, ведь Константинов представитель националистического движения?

– Сомнений в том, что это дело сфабриковано, ни у кого нет. Хотя идеологически Константинов в каком-то смысле наш оппонент. Лично я считаю, что мягкого национализма не существует. Любой национализм опирается не на разум, а на чувство и может разжигать ксенофобию в подсознании. Поэтому любой мягкий национализм легко превращается в жесткий, – полагает Лев Пономарев.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG