Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эмоции правозащитника Ходорковского


Бывший владелец ЮКОСа Михаил Ходорковский

Бывший владелец ЮКОСа Михаил Ходорковский

Михаил Ходорковский проводит консультации с правозащитниками, среди приоритетных тем – условия содержания заключенных

Недавно освобожденный из тюрьмы после помилования бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский проводит встречи с правозащитниками, спрашивает про "узников Болотной" и обсуждает условия содержания заключенных. Как именно собирается помогать заключенным бывший глава ЮКОСа, пока непонятно, однако поддержку обещает.

Экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский после заявлений о своей поддержке заключенных в России начал налаживать контакты с российскими и международными правозащитными организациями. Всю прошлую неделю он проводил встречи и консультации с правозащитниками, среди которых были директор Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии Хью Уильямсон и директор российского отделения "Амнести Интернейшнл" Сергей Никитин.

С правозащитниками Ходорковский также встретился на мероприятии Фонда Генриха Белля, посвященном памяти его адвоката Юрия Шмидта, скончавшегося год назад. В числе участников мероприятия был Арсений Рогинский, глава правления Общества "Мемориал".

В эту субботу с Ходорковским также встречались активисты из немецкого отделения "Амнести Интернейшнл", которое наиболее активно поддерживало Ходорковского и Лебедева все годы, когда они были сначала под следствием, а потом и в заключении. Рассказывает директор российского отделения "Амнести" Сергей Никитин:

– Добиться встречи было очень просто. Я собирался в командировку в Швейцарию и, узнав, что Ходорковский находится там, связался с его адвокатами и буквально в течение нескольких часов вопрос был решен. Мы ​ Михаил Ходорковский пишет благодарность активистам Amnesty International. Фото разместил в своем блоге Сергей Никитин, глава российского отделения организации

Михаил Ходорковский пишет благодарность активистам Amnesty International. Фото разместил в своем блоге Сергей Никитин, глава российского отделения организации

оговорили место и время встречи. Никто и не спрашивал – какие темы будем ​обсуждать. По-моему, все само собой разумеется – правозащитная организация, соответственно, защита прав человека. Основной интерес наш был, естественно, не политическая деятельность, независимо от того, собирается ли ею заниматься Ходорковский, а именно ситуация с правами человека. Мне было интересно узнать, что он думает по этому поводу. Видит ли он себя вовлеченным в защиту прав человека, что с его точки зрения представляется наиболее эффективным направлением работы для правозащитников. Потому что нарушений прав человека в России колоссальное количество, и нужно понимать, в каком направлении разумнее работать. Лейтмотивом нашей встречи послужила ситуация с людьми, которые находятся за решеткой. Во-первых, он, естественно, переживает за своих коллег, которые находятся в тюрьме. Речь шла о Платоне Лебедеве, об Алексее Пичугине. Это его эмоции. А что касается работы в этой сфере, Михаил Борисович поделился своими соображениями: он сказал, что есть определенное стремление со стороны властей произвести изменения в условиях содержания людей. Он замечает, что тюремные власти демонстрируют нежелание что-то изменять, как любая бюрократическая структура. Но его интуиция, его знание вопроса подсказывают ему, что можно добиться некоторых изменений. Я спрашиваю, а как обстоят дела с медицинским обслуживанием там, за решеткой? Он ответил, что все на уровне сельского фельдшера, если говорить о том, какие медицинские кабинеты и уровень подготовленности врачей.

– Не упоминал ли Ходорковский о том, что готов создать Фонд помощи заключенным или какую-то другую общественную организацию?

Ходорковский очень переживает за своих коллег, которые находятся в тюрьме. Речь шла о Лебедеве и Пичугине
– Нет, до специфики фондов мы не доходили. Мы плавно после темы его друзей, которые находятся в заключении, перешли на больную для всех тему – "узников Болотной". Он рассказал, что состоит в контакте с "Мемориалом", и что "Болотное дело" тоже является предметом его озабоченности. Но поскольку я встречался с сестрой Михаила Косенко Ксенией Косенко, я поделился с ним своими впечатлениями от разговора с ней и своим пониманием того, какая участь ожидает Михаила Косенко".

Михаил Косенко был признан судом виновным в участии в массовых беспорядках и приговорен к принудительному психиатрическому лечению, но до утверждения приговора апелляционной инстанцией остается под арестом в следственном изоляторе.

Когда Ходорковский узнал подробности этой истории от Сергея Никитина, то выматерился, не сдержав эмоций, "…что было совершенно адекватной реакцией на творимую властями несправедливость…" – написал в своем блоге на сайте организации директор российского отделения "Амнести Интернейшнл". Никитин опубликовал также письмо от Ходорковского на бланке организации, адресованное активистам организации, в котором бывший заключенный выражает благодарность за письма поддержки, которые он получал, находясь в тюрьме.

Акция по рассылке писем – это один из главных инструментов давления на власти. Фактически именно с писем началась деятельность "Амнести Интернейшнл". Активисты и сторонники правозащитной организации со всего мира рассылают письма с определенными требованиями к властям, а также письма поддержки самим пострадавшим, их поздравляют с Новым годом и с днем рождения. Ходорковского и Лебедева "Амнести" включила в такой список своих адресатов в 2004 году, уже во время первого процесса ЮКОСа. Несмотря на то что "узниками совести" организация признала Ходорковского и Лебедева только после начала второго процесса ЮКОСа, чем, кстати, вызвала немало нареканий со стороны российских правозащитников.

На ходе акции по рассылке писем поддержки заключенных это обстоятельство не сказывалось. А вот в требованиях к властям вместо "отсутствия справедливого суда" после признания Ходорковского и Лебедева узниками совести стали звучать призывы к их "немедленному освобождению".

Когда Ходорковский узнал подробности этой истории ("Болотный узник" Михаил Косенко. – РС), то выматерился, не сдержав эмоций
Такое же требование – немедленного освобождения – содержится в письмах к властям по поводу девяти обвиняемых по "Болотному делу", которых "Амнести Интернейшнл" признала узниками совести, – это Владимир Акименков, Артем Савелов, Николай Кавказский, Степан Зимин, Леонид Ковязин, Алексей Полихович, Денис Луцкевич, Сергей Кривов и Ярослав Белоусов.

Всего по этому "Болотному делу" проходит порядка 30 человек. Ранее свою вину признали и получили реальные сроки Максим Лузянин и Константин Лебедев. Еще один подсудимый по этому делу – Михаил Косенко – был признан невменяемым и приговорен к принудительному лечению. В отдельное производство были выделены дела Леонида Развозжаева и Сергея Удальцова, которых следствие считает организаторами массовых беспорядков.

Вслед за Ходорковским были амнистированы в конце прошлого года восемь узников "Болотного дела" – это Николай Кавказский, Мария Баронова, Леонид Ковязин, Владимир Акименков, Анастасии Рыбаченко, Дмитрий Алтайчинов и Федор Бахов. Еще восемь человек под амнистию не попали.

Судебные заседания по "Болотному делу" проходят в эти дни в Замоскворецком суде Москвы. На следующей неделе возможно окончание судебных слушаний и оглашение приговора обвиняемым.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG