Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марш вперед, рабочий народ


В современных профсоюзах состоит меньше трети работающего населения России

В современных профсоюзах состоит меньше трети работающего населения России

Власть и работодатели привыкли иметь дело лишь с "официальными" профсоюзами. Что тогда делать профсоюзам "альтернативным"?

В советское время профсоюзы были не просто подконтрольны власти, но и сами фактически являлись частью государственного аппарата. Все они входили в ВЦСПС – Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов, объединяющий, как утверждала официальная пропаганда, 98 процентов советских трудящихся.

Нынешние профсоюзы тоже редко бегают по судам, защищая рабочих. Да и сами рабочие, как правило, не готовы объединяться для защиты своих прав.

"Исчадие совка"


После развала Советского Союза полноценное профсоюзное движение в России так и не появилось. По крайней мере, так полагают большинство экспертов, с которыми я говорил. Формально ВЦСПС был распущен в 1990 году. Все его имущество Борис Ельцин передал Федерации независимых профсоюзов России. Федерация возникла еще до роспуска ВЦСПС, но стала в полном смысле преемницей старых профсоюзов. А бессменным председателем ФНПР остается Михаил Шмаков, который был профсоюзным лидером еще в советское время.

В ФНПР, по ее собственным данным, состоит 22 миллиона человек, или 95 процентов всех членов профсоюза в России. При этом численность федерации заметно сократилась – в 2001 году она насчитывала почти 35 миллионов, не говоря о советских временах, когда в те же профсоюзы входило больше ста миллионов человек.

ФНПР во многом унаследовала не только имущество и структуру ВЦСПС, но и советский стиль общения с властью. Заместитель председателя федерации – известный единоросс Андрей Исаев. С 2011 года профсоюзы состоят в Общероссийском народном фронте. За это федерацию постоянно критикуют так называемые альтернативные профсоюзы. Говорит руководитель сургутской организации "Профсвобода" Александр Захаркин:

У немцев был эрзац-кофе во время войны, а у нас – эрзац-профсоюзы

– Исчадие совка в худшем его понимании. Я патриот Советского Союза, я фанат хорошего в Советском Союзе. Но и в Советском Союзе было огромное количество недостатков, в частности профсоюзы. Я говорю, исчадие совка. И его сделала таким коммунистическая партия, потому что она все на себя взяла, а профсоюзам оставила подарки к праздникам и другие никчемушные функции. И эти никчемушные организации так нужны нынешней власти! Видите, как они здорово существуют и процветают. У немцев был эрзац-кофе во время войны, а у нас – эрзац-профсоюзы. Псевдопрофсоюзы.

С ним согласен лидер объединения СОЦПРОФ Сергей Вострецов:

– У нас десятки тысяч дел, трудовых споров, из них мы выигрываем 90 процентов, но что такое десятки тысяч по сравнению с 60 миллионами трудящихся? Сегодня даже по официальной статистике 60 процентов трудящихся, а я думаю больше, не охвачены никакими профсоюзами. Люди ни во что не верят. Мы, альтернативные профсоюзы, не в состоянии им гарантировать условия на уровне отрасли, на уровне колдоговоров, а ФНПР ничего не делает, поэтому люди туда не идут. Они отчитываются своими списками, пока государство это устраивает.

В 2012 году, когда началась забастовка на калужском заводе "Бентелер" – о самой забастовке чуть позже, – лидер областной федерации профсоюзов пытался участвовать в переговорах, но безуспешно, рассказывает лидер заводской первичной организации Виталий Полончук:

– Я знаю, что их председатель приезжал на наше предприятие со словами "Ребята, что вы делаете, можно решить вопрос, не бастуя". На что ему был задан вопрос, а чьи интересы вы здесь вообще представляете, что вы сюда приехали и пытаетесь вести диалог. После чего он просто развернулся и уехал, потому что ни один работник не состоял в профсоюзе, принадлежащем ФНПР.

В самой федерации к подобной критике относятся, скорее, снисходительно – мощным аргументом остается заведомое превосходство в численности. О претензиях альтернативных профсоюзов рассуждает секретарь ФНПР Александр Шершуков:

– Можно спорить по поводу размеров профсоюза "Рабочая ассоциация", и у нас с ними действительно разные взгляды на многие вопросы, но что такое СОЦПРОФ в настоящее время, я не понимаю. Если к деятельности ФНПР можно как-то относиться, плохо или хорошо, то что такое деятельность СОЦПРОФа, я не знаю в принципе. Если вы зайдете на их сайт, то максимум, который вы там обнаружите: люди защитили своего представителя где-то. Неужели это показатель профсоюзной работы, неужели это показатель заключенных коллективных договоров на предприятии?

По словам Александра Шершукова, федерация сыграла большую роль в решении трудовых проблем во время финансового кризиса:

– В период кризиса акцент деятельности ФНПР был на том, чтобы не допустить необоснованных увольнений, права работников, которых все-таки увольняют, должны быть защищены. Они не могут увольняться вне рамок Трудового кодекса. А тогда у существенной части работодателей была политика скинуть так называемый балласт, сэкономить на фонде оплаты труда и вне рамок трудового законодательства просто отделаться от персонала. Не выплачивать то, что необходимо выплатить по закону. В тот же период была проблема резкого роста долгов по заработной плате. То же основание – попытка работодателей сэкономить на фонде оплаты труда. Наши обращения, работа с судами и прокуратурой, привели к тому, что на эту проблему обратили внимание региональные и федеральные органы власти, и там буквально за пару месяцев долги по зарплате сократились вдвое, примерно с шести миллиардов рублей до трех миллиардов.

В 2013 году в российской промышленности начался новый заметный спад. Скорее всего, он тоже серьезно отразится на рынке труда, предупреждает Александр Шершуков:

– Вроде бы мы присутствуем при очередном витке экономических проблем в стране. По ряду отраслей это видно очень хорошо, например, по отрасли металлургии, когда одним решением компании "Русал" летом этого года было закрыто пять алюминиевых заводов по стране. Мы не могли повлиять на решение собственника закрыть предприятие, это его, в конечном счете право, но добились того, что увольняемым работникам на Волгоградском алюминиевом заводе выплатили шесть окладов. Это достаточно много, это больше того, что требует от работодателя Трудовой кодекс.


Независимые или альтернативные?


Особое положение ФНПР оставляет вопрос: как называть профсоюзы, возникающие за рамками федерации. Некоторые журналисты пользуются определением "независимые", но это создает путаницу – слово "независимые" входит в официальное название ФНПР. Многие профсоюзные лидеры предпочитают термин "альтернативные".

Точную численность альтернативных профсоюзов назвать сложно. По оптимистичным оценкам, они объединяют несколько миллионов человек, но даже у крупнейших организаций – Конфедерации труда России или СОЦПРОФа – гораздо более аморфная структура, чем у ФНПР. Если же говорить о профсоюзах, которые появляются на отдельных предприятиях или в отдельных регионах, то они зачастую недолговечны и распадаются после разгрома забастовки или увольнения активистов.

Крановщик Александр Захаркин около десяти лет назад создал альтернативный профсоюз в компании "Сургутнефтегаз". По его словам, раньше он даже не понимал, что это такое:

– Я был председателем профкома еще при Советском Союзе. Но я тогда не осознавал, что это – председатель профкома. Я не понимал, что такое профсоюз. Для меня профсоюз был – собрание и дележ премий, квартир, а, по сути, я не знал даже близко, что такое профсоюз.

Разумеется, создание самостоятельной профсоюзной организации натолкнулось на противостояние начальства, привыкшего обсуждать права работников только с официальными профсоюзами. Александра Захаркина уволили с работы, рассказывает он:

– Начали с организаторов, в том числе и с меня, я даже в какой-то части им благодарен. Если бы меня не уволили, неизвестно, что бы было. А так я стал освобожденным председателем профкома, залез по уши в профсоюзную жизнь, в юридическую часть и так далее. Сейчас бы я себя на раз восстановил, плюнуть и растереть. А тогда же мы были неопытные в юридической части своих прав, знания норм права как такового, поэтому и с нашей стороны ошибки были. Есть такая американская пословица: кто сам себе адвокат, у того клиент идиот.

Мы как профсоюз отстаиваем права работника, даже когда работник бывает виноват
С тех пор, как утверждает Захаркин, ситуация заметно поменялась и профсоюзу удается защищать права своих работников в суде:

– Процентов шестьдесят по трудовым спорам отдают нам. Но давайте говорить честно, что не все работники, обращающиеся за своей защитой, действительно пострадали. Мы как профсоюз отстаиваем права работника, даже когда работник бывает виноват.

По действующим законам, в "Сургутнефтегазе" не может быть забастовок, и это определяет характер работы профсоюза, продолжает Александр Захаркин:

– По сути, забастовка у нас табу на нефтегазе, а там, где табу на забастовки, мы все время посвящаем защите прав работников в суде. Эти ребята с "Форда" три раза там побастовали на предприятии, где 2000 человек работает, а у нас 100 000 человек. На железной дороге полтора миллиона. Я сижу в Сургуте, и у меня уже в Башкирии, в Каменск-Уральском, в Нижнем Новгороде открылись организации от нашего профсоюза. А товарищ Этманов, дай бог ему здоровья… они провели шесть судебных заседаний и то с помощью юридической конторы. А сами-то они что делают между забастовками все эти шесть лет? Мы каждый день в суд по конкретным делам, а они там ближе к центру находятся и такие великие забастовщики, что мама не горюй.

Речь идет о знаменитых забастовках на фордовском заводе во Всеволожске Ленинградской области. В 2005 году профсоюзную организацию завода возглавил сварщик Алексей Этманов. Под его руководством прошли несколько "предупредительных" акций, когда конвейер останавливался на несколько часов, а потом и настоящих забастовок.

Самая громкая забастовка состоялась в 2007 году. Он продолжалась с 20 ноября по 17 декабря 2007 года – в ней приняли участие около 1500 работников из 2200 работающих на предприятии.

Одна из забастовок на "Форде"

Одна из забастовок на "Форде"

В 2006 году несколько профсоюзных организаций, включая фордовскую, объединились в Межрегиональный профсоюз работников автопрома. Алексей Этманов стал сначала его сопредседателем, а затем председателем. Летом 2011 года он покинул пост профсоюзного лидера "Форда", а через полгода был избран в Законодательное собрание Ленинградской области от "Справедливой России". В 2012 году профсоюз снова призывал работников к бессрочной забастовке, но тогда больше половины сотрудников завода проголосовали за то, чтобы продолжить работу. А в 2013 году очередная забастовка на "Форде" продолжалась всего одну минуту.

Зато весной 2012 года еще один профсоюз, входящий в МПРА, начал забастовку на калужском заводе компании "Бентелер Аутомотив" – немецкого производителя автокомпонентов.

29 марта профсоюзный комитет принял решение начать бессрочную забастовку в знак того, что работодатель намеренно срывает подписание коллективного договора. Под решением подписались 180 человек – большинство работников завода.

Администрация отказалась принимать требования забастовочного комитета, а сотрудники охраны выдавили бастующих из производственных помещений. Вскоре к заводу были стянуты несколько десятков полицейских, подъехал грузовик с ОМОНом. Сотрудники центра по борьбе с экстремизмом попытались задержать журналиста газеты "Авторабочий" и членов Российского социалистического движения, приехавших в Калугу поддержать бастующих. Координатор МПРА по Калуге был вызван в полицию по поводу "несанкционированной акции" у проходной.

В конце второго дня участники забастовки заблокировали отгрузку продукции на калужский завод "Фольксваген" и перекрыли выезд с завода. Начальник службы безопасности дал приказ разогнать толпу, однако силовые действия предприняты не были.

В это же время профсоюзные активисты "Фольксвагена" сообщили, что на заводе вербуются штрейкбрехеры для выхода в ночную смену. Но и на самом "Фольксвагене" пришлось снижать темпы работы – производство зависит от поставок с "Бентелера".

Наконец, 31 марта состоялась трехсторонняя встреча в здании областной администрации. Со стороны профсоюзов в ней приняли участие президент Конфедерации труда России Борис Кравченко, представители МПРА, лидер заводской профсоюзной организации. Со стороны областной администрации во встрече участвовал губернатор Калужской области Анатолий Артамонов, со стороны работодателя – генеральный директор Хуберт Коопман.

По итогам встречи руководство завода согласилось пойти на переговоры о заключении коллективного договора. Три месяца спустя он был подписан, а забастовка доказала свою успешность, говорит руководитель профсоюзной организации Виталий Полончук:

– Зарплаты были подняты, и коллективный договор был заключен на предприятии. Наверное, я бы сказал, один из лучших в регионе до момента заключения на "Фольксвагене".


Не забастуешь


Главное препятствие на пути у бастующих – это российский Трудовой кодекс, закон всецело на стороне работодателя. Например, одну из забастовок во Всеволожске поддержало большинство работников, но суд признал ее незаконной, потому что организаторы провели не общее собрание, а несколько собраний по сменам. Примеров таких юридических уловок очень много.
Жесткая политика государства в отношении забастовок приводит к существенному искажению статистики. Так, в 2012 году, по данным Росстата, в стране прошло всего шесть забастовок, в первой половине 2013 года – ни одной. При этом Центр социально-трудовых прав, ведущий мониторинг трудовых протестов в России, насчитывает сотни протестных акций в год и по несколько так называемых "стоп-акций" каждый месяц.

Проблемы забастовочного движения заключаются и в отсутствии законодательной базы, и в неготовности людей к агрессивному протесту, говорит председатель СОЦПРОФа Сергей Вострецов:

– Сегодня в рамках правового поля забастовочное движение невозможно, провести сегодня по закону забастовку нереально, и тогда забастовочное движение вливается в протестное движение. Но если посмотрите на Болотную площадь или ту же Украину, там же никто не говорит о правах трудящихся. Мы слышим какие-то политические лозунги, но никто не затрагивает права трудящихся. Когда начинается протестное движение в рамках трудящихся, это уже революция, а революций никто не хочет на сегодняшний день, и ситуация в стране все же не так проблематична, чтобы народ поднялся.

В отсутствие легальных возможностей для забастовок альтернативные профсоюзы ищут другие методы борьбы. В 2013 году в Удмуртии был создан профсоюз медработников "Действие". Обычные забастовки у врачей тоже запрещены законом, и ижевские медики выбрали иную форму протеста. Рассказывает лидер профсоюза "Действие" Андрей Коновал:

– Неслучайно мы говорим об "итальянской забастовке" и берем эти слова в кавычки. В данном случае речь идет о работе по инструкции, то есть по нормам, правилам, исходя из интересов пациента. В Ижевске, когда была объявлена эта забастовка, она не была объявлена неожиданно. Минздрав Удмуртии, главные врачи были заблаговременно уведомлены, поставлены в известность, что они должны принять организационные меры. Надо отметить, что в забастовке не принимали участие 100 процентов сотрудников, участвовали небольшие группы врачей, поэтому администрация имела все возможности для своевременного приема пациентов.

Еще в декабре 2012 года 60 педиатров и медсестер детских поликлиник Ижевска вышли к Дворцу президента Удмуртии. В принятой на митинге резолюции говорилось, что врачи перегружены работой: из-за кадрового дефицита их заставляют работать на двух участках, а рабочий день достигает 12 часов. Итогом акции стали переговоры с республиканским Минздравом. Чиновники признали незаконность принуждения к работе на вторых участках и обещали стимулирующие выплаты за каждого принятого сверх нормы пациента.
Однако в феврале стимулирующие выплаты были задержаны, а в республике приняли так называемые "критерии оценки труда врача", которые стали использовать как систему штрафов.

"Итальянская забастовка" участковых педиатров и медсестер детских поликлиник началась 2 апреля. В ультиматуме властям было сказано, что каждый врач будет тратить на прием одного ребенка не 5-6 минут, а 15-20, как того требуют нормативы. К акции присоединились врачи 11 участков двух поликлиник.

18 апреля три детских врача объявили о начале голодовки. Участницы голодовки требовали пересмотра "критериев оценки труда врача", повышения базовых окладов всем медработникам, снижения норматива численности пациентов на одном участке.

Эти требования поддержал митинг врачей и родителей, собравший около 300 человек. Акции протеста медиков в поддержку ижевских врачей прошли в этот день еще в 22 городах России.

Наконец все ключевые требования "итальянской забастовки" были выполнены, говорит Андрей Коновал:

– Я бы сказал, что на 80 процентов они были удовлетворены, по крайней мере, та часть требований, которая зависела от региональных властей. Выдвигалось требование, чтобы были отменены штрафные санкции в отношении стимулирующих выплат, оно было принято. Было приято требование о необходимости оплаты каждого пациента, принимаемого сверх установленной нормы. Была поднята заработная плата.

Осенью 2013 года аналогичная акция, правда, без особого успеха, прошла в городе Ржеве Тверской области. Кроме того, в нескольких регионах ходили слухи о возможности "итальянской забастовки" врачей.


Узник "Алросы"


Создание альтернативного профсоюза может обернуться и настоящими репрессиями. В 2008 году электрослесарь Валентин Урусов из якутского города Удачный возглавил первичную профсоюзную организацию на горно-обогатительном комбинате алмазной компании "Алроса". Это закончилось для него тюремным сроком. Рассказывает сам Валентин Урусов:

– Началось все с создания первичной организации в акционерной компании "Алроса". Создал, учредил профсоюз. А когда я занимался созданием первички, как раз созрел конфликт у работников автобазы технологического транспорта – одного из подразделений Удачнинского ГОКа. Они были настроены на забастовку и отказываться не хотели. Единственное, что я смог сделать, – это перевести с забастовки на голодовку без отрыва от производства. Ну и чтобы они, конечно, вступили в этот профсоюз, потому что тот профсоюз, который у нас там был, "Профалмаз", карманный, он выступал в судах на стороне работодателей и права работников никак не защищал. Если бы они пошли на забастовку, их бы просто уволили без возможности восстановиться, и никто бы за них не вступился.

Вскоре Валентин Урусов был арестован за хранение наркотиков. По странному стечению обстоятельств, одним из понятых на его задержании был сотрудник службы безопасности "Алросы":

– Ребята пошли на голодовку, начались репрессии против меня, такие намеки. Потом у нас прошли два собрания открытых профсоюзных на площади, то есть без всяких объявлений люди собрались. На первом собрании было около 200-300 человек, на втором уже собралось человек до 800, и там прямо на собраниях люди вступали в профсоюз – у меня на пятый день после создания первички в профсоюзе было уже 1017 человек. На седьмой день после этого конфликта и на третий день после второго открытого собрания за мной уже приехали ребята из Мирного, начальник наркоконтроля Мирненского района, который лично участвовал в задержании.

Валентин Урусов с детьми

Валентин Урусов с детьми

Урусов получил шестилетний тюремный срок, а молодой профсоюз был разгромлен в зародыше. Правда, судьба "узника "Алросы" оказалась в центре внимания международного рабочего движения. К президенту Якутии Штырову и руководству компании обратились представители профсоюзов из Германии, Франции, Великобритании, Бельгии, Венгрии и других стран.

Чуть позже суд сократил срок до пяти лет, а в марте 2013 года заменил остаток заключения исправительными работами. Выйдя из тюрьмы, Урусов получил премию Артура Свенссона – ее иногда называют "Нобелевской премией профсоюзов". Номинацию Урусова поддержали несколько профсоюзных организаций из разных стран, включая польскую "Солидарность". Приехать на вручение лауреат не смог: до декабря 2013 года он еще находился на исправительных работах. Денежную часть премии Урусов потратил на создание Центра защиты профсоюзных прав, который сам и возглавил.

"Последняя точка опоры"


В определенном смысле профсоюзное движение в стране зашло в тупик, вызванный как политическими, так и юридическими причинами. Запрос на создание альтернативных профсоюзов принадлежит активному меньшинству, но действующие законы связывают руки новым лидерам. Для ведения признаваемых государством переговоров профсоюзу необходимо иметь больше половины сотрудников предприятия. То же самое и на отраслевом уровне – все коллективные переговоры с союзами работодателей ведет ФНПР, говорит Сергей Вострецов:

– Остаются суды, остаются локальные предприятия, но на предприятиях много не решишь, потому что здесь все равно нужны отраслевые соглашения, а по отрасли ни один альтернативный профсоюз не имеет 51 процента. Возьмите железнодорожную отрасль, миллион работников. Как вы соберете полмиллиона работников без административного ресурса? Сегодня альтернативные профсоюзы в неравных условиях. Мы локально можем бороться на конкретно взятом предприятии, а по отрасли это делать очень сложно.

Лидер СОЦПРОФа называет и еще одну причину, по которой работодателю легко блокировать создание новых профсоюзов:

– Почему люди боятся идти в альтернативные профсоюзы? Потому что у нас премиальная система оплаты в стране. Более 70 процентов в зарплате составляет премия. Если человек говорит, что его не устраивают условия труда, если его не устраивает зарплата, не устраивает график, то никто не будет его увольнять, ему просто будут выплачивать голый оклад. На это могут пойти только активисты. Если активисты на это идут, долго они продержатся? Недолго. А люди сегодня все живут в кредитах.

Работодатель всячески пытается всячески очернить новый профсоюз. Обычно аргументы такие, что это ненастоящий якобы профсоюз, что он политизированный, что он дестабилизирует ситуацию

Похожей точки зрения придерживается лидер ижевского "Действия" Андрей Коновал:

– Люди почему не вступают в большинстве в новый профсоюз? Не потому, что они против него, они просто боятся давления со стороны работодателя. Работодатель со своей стороны всячески пытается всячески очернить новый профсоюз. Обычно аргументы такие, что это ненастоящий якобы профсоюз, что он политизированный, что он дестабилизирует ситуацию. Понятно, что все эти аргументы клеветнические или несерьезные.

Несколько лет назад был запущен объединительный процесс альтернативных профсоюзов при деятельной поддержке "Справедливой России". По одной версии, партия хотела получить поддержку профсоюзов на выборах в Государственную думу, по другой – новая структура была необходима для усиления позиций Дмитрия Медведева. Кстати, именно на это время пришелся пик активности СОЦПРОФа – в следующие годы она заметно пошла на убыль.

Правда, объединительный проект провалился, и ФНПР сохранила свое лидерство на профсоюзном пространстве. Но и в этих условиях альтернативные профсоюзы все еще необходимы, уверен Сергей Вострецов:

– Я считаю, что альтернативные профсоюзы нужны хотя бы для того, чтобы у людей был клапан какой-то. Это последняя точка опоры, люди в альтернативные профсоюзы идут, когда они уже нигде правды найти не могут и уже перестают верить в доброго начальника.

Следующий выпуск "России в движении" будет посвящен спортивным фанатам из провинции. Читайте и слушайте через неделю.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG