Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Гарин – о лжи Путина и новом фашизме


Александр Гарин

Александр Гарин

Российско-украинский конфликт обнаружил концептуальное несовпадение взглядов на мир между странами Запада и московскими политиками

Украинский кризис – главная мировая тема, и под его знаком проходит саммит по ядерной безопасности, открывающийся в понедельник в Нидерландах, в городе Гаага. На полях саммита решено провести переговоры лидеров стран "Большой семерки" о ситуации на Украине. В среду, 26 марта, в Брюсселе пройдет саммит США – ЕС, на котором также будет обсуждаться ответ Запада на действия России. Над тем, каким будет этот ответ, помимо уже введенных Западом точечных санкций, и понимает ли Запад логику действий президента России Владимира Путина, размышляет Александр Гарин, исследователь глобальных социально-политических процессов, почетный профессор Центра стратегических исследований имени Джорджа Маршалла в Гармиш-Партенкирхене в Германии:

– Мне кажется, что мы видим совершенно различные системы координат – у Путина, у того народа, который его поддерживает, я имею в виду тех людей, которые ликуют в связи с присоединением Крыма к России. И в Крыму мы видели этих людей, многие из них ментально идут назад – в Советский Союз. И есть система координат Запада. Мы видим это столкновение очень ясно на заседании Совета Безопасности ООН, где Виталию Чуркину (представитель России в ООН. – РС) надо посочувствовать, проклятая это работа – быть дипломатом государства, которое делает все неправильно – настолько все остальные не могут принять даже близко то, что он выдает за реальность. Когда мы говорим об этом высказывании Меркель о восприятии реальности Путиным – что такое реальность?
Иногда проводят такой эксперимент: делают на мозгу операцию какой-нибудь особи, и она теряет чувство опасности
Для контраста вспомним 17-й век, там были умнейшие люди, например, Жан Боден, который ввел слово “суверенитет”, он писал громадные тома о поведении ведьм, совершенно искренне. Приблизительно так воспринимает Путин, как в Советском Союзе учили, НАТО, ЕС. У Путина я вижу две составляющие. Первая – это система координат советская, ментальная: такие как он, они пошли назад – в геополитику. Второй момент – чисто личностный. Мы знаем, что это проблема лидерства. Проведем параллель с поведением групп животных, там тоже есть лидеры. Иногда проводят такой эксперимент: делают на мозгу операцию какой-нибудь особи, и она теряет чувство опасности. Она становится такой смелой, что готова на любые шаги. Удивительно то, что остальные – нормальные – особи воспринимают эту смелость как лидерство и идут за ней. Это, конечно, только аналогии. Но тем не менее, мы знаем – Путин говорил, что когда он поступал в КГБ, на психологическим тесте ему сказали, что у него единственная проблема – это пониженное чувство опасности. И огромная проблема, что простой народ это воспринимает, как в моей аналогии с животными, как качества настоящего лидера. Сегодня мы видим повальный энтузиазм большинства недумающих людей, которые находятся в той же системе координат, которую им дает пропаганда российского телевидения. То есть геополитика – это главное, кровь и почва, присоединить братьев по крови. И второе – эта неслыханная смелость, "мы всех одним махом побивахам". Выпускается джинн из бутылки, то, чего обычно политики страшно боятся – насилие на улицах, фашиствующая, как говорят по-украински, "гопота", эти самозванцы-казаки и так называемая "самооборона", которые являются просто обычным полукриминальным обществом. К сожалению, надо приготовиться, что это будет надолго – если страна не будет слишком агрессивной. Если она слишком агрессивна, как гитлеровская Германия, то она терпит поражение, но если она неагрессивна, как режимы Франко, Салазара, эти режимы долго живут. Испания при Франко долго жила, пока не изжила режим изнутри, и после этого, как мы помним, Испания вступила в Европейский союз и началось бурное развитие, наконец.
Мы видим в Крыму фашиствующий режим, который хватает кого хочет, отнимает, что хочет, главное, чтобы у власти были "наши"

Система координат, которую культивировала путинская пропаганда, она вся построена на инстинктах Путина: самое страшное – это революция, которая приводит демократию к власти, “оранжевая революция”. Сурков, главный идеолог, сформулировал, что надо делать: надо создавать группы “нашистов”. "Наши" – "наши" против "чужих". Такой фашистский тип – "наши" по крови. Построили режим на том, что просто невозможно возражать, плюрализм уничтожается на глазах. И, как на грех, по контрасту рядом страна захотела в Европейский союз, как антисимвол этого направления. Второй раз после неудачи “оранжевой революции”, неудачи в том смысле, что не сумели построить институты, сейчас на Украине сформулировали, что нужны не только честные выборы, а нужны институты. И вот это все, против чего направлена система Путина. Плюс фашиствующая среда. Фашиствующая – я употребляю не в смысле отрицательного эмоционального термина, а описательно – пучок прутьев (fascio – пучок, итал.), объединенных вместе, единство, единая Россия, "наши" – вот это фашизм.

И одновременно выпускается джинн из бутылки, что мы видим в Крыму, такой фашиствующий режим, который хватает кого хочет, отнимает, что хочет, главное, чтобы у власти были "наши". Вот эти два момента – это отчаянная смелость и другая система координат. Естественно, что после 1945 года Запад постарался создать такую международную систему, которая должна была бы предотвратить именно это развитие по фашистскому образцу, "кровь и почву", объединение "наших", где если один этнос режет другой – это нормально, главное, за какой мы этнос. Чтобы это предотвратить, была создана система международного права. Эта система отвергалась советской пропагандой, для которой право, и международное право, и внутреннее право – это приказ начальника, по марксизму. Главное – экономика, главное, кто владеет средствами производства, все остальное – просто театр, "кто девушку кормит, тот ее и танцует", вот это вам и все право. И они так и остались в старых временах. Поэтому, естественно, они не понимают оттенков, они слепые, они не понимают разницы между Косово и Крымом. Все эти аналогии, которые Путин приводил в своей речи, они как фрейдистская проговорка, они все исчерпываются "кровью и почвой", на таком уровне – это все театр. А для Запада это, конечно, сущность мира, современная экономика зиждется не на том, кто что захапал, а на кредитах. Кредиты – это доверие, доверие – это предсказуемость поведения, когда люди подчиняют себя праву.
У Путина – институциализированная ложь
Украина при всем при том, что она не сумела построить институты, была свободной. Мы если слушаем украинские дебаты по телевидению – там один человек говорит по-украински, другой ему отвечает по-русски, и это не замечается, там разные точки зрения. Там созрела мысль о том, что самое главное – это институты. Для этого нужно, конечно, долгое время. Честные институты, институциализированная честность. А у Путина – институциализированная ложь. Путин настаивает на том, что солдаты – это, вербально, "самооборона", но Запад отказывается напрочь это воспринимать. Прошло семь заседаний Совета Безопасности, и рекомендую прослушать, что говорят все остальные: они возмущаются высказываниями Чуркина, который повторяет эту ложь. На последнем заседании после того, как Чуркин что-то сказал в очередной раз, французский представитель ответил: ну это невозможно, невозможно слушать. Вы не можете городить чушь.

– Из того, что вы говорите, следует такая, если позволите, аналогия: хулиган приходит в общество вежливых людей и ведет себя так, как не принято, нарушает все правила и нормы, но при этом вежливые люди не могут дать ему отпор, потому что они вежливые люди. Но на самом деле Запад, собрание вежливых людей, не путать с “вежливыми людьми” в Крыму, у них есть какие-то рычаги воздействия?
Вы не можете в глаза врать людям и считать, что с вами будут общаться нормальным образом


– Без сомнения. Человек, который не понимает права и который воспитан в том, что право – это право сильного, ему особенно сложно понять, что такое международное право. Но тем не менее, существует общественное мнение. Вы не можете в глаза врать людям и считать, что с вами будут общаться нормальным образом – это невозможно, вы отрицаете саму основу коммуникации. Клуб джентльменов уже своим существованием контрастирует с хулиганом. То есть нужно набрать довольно большую группу хулиганов для того, чтобы чувствовать себя хорошо в своей референтной группе хулиганов. Конечно, существуют и материальные вещи – экономические санкции. Если не идти в детали, можно себе представить опыт санкций против Ирана. Здесь, конечно, гораздо более сложная ситуация, Россия гораздо более сложный объект, чем Иран, но тем не менее, Иран захотел обратно. Без сомнения, сейчас все вспоминают, как Рейган снизил целенаправленно и стратегически цены на нефть, но на это ушло довольно длительное время. Я думаю, что то же самое сделают Соединенные Штаты, естественно, Европе потребуется время, от двух до пяти лет, чтобы перебросить энергетические потоки. Это значит, что Россия становится в экономическом отношении перед выбором, и один путь закрыт.
19-й век, приветствуем вас
Россия уходит от Запада. Куда? По азиатскому образцу развиваться? Азиатский образец – и Китай, и Япония, и Южная Корея – был основан на том, что производили то, что можно было продать на Западе, какие-то дешевые продукты, за счет этого экспорта получали деньги, на эти деньги покупали инструменты и постепенно начинали производить высокотехнологическую продукцию. Но самое главное, что это было построено на доверии между Западом, большими рынками и Азией. Без этого доверия не было бы никакого развития. Этот путь сама себе Россия отрезает, причем отрезает в той ситуации, когда на Дальнем Востоке Китай развивается невиданными темпами.

А в Китае помнят исторически, что некие территории отошли к России, как они считают, по несправедливым договорам и так далее. То есть эта иллюзия, что Россия вместе с Индией, с Китаем как-то развернет экономику на самих себя против Соединенных Штатов. Есть второй путь – Латинской Америки, прошлой Латинской Америки, путь, который Латинская Америка прошла. Закрыться для того, чтобы поддержать свою промышленность, развить ее, выйти на определенный уровень и потом открыться. Я вижу, что уже начинаются мысли такого рода у людей, особенно у тех, у кого преимущества плановой экономики из головы не исчезли до сих пор. Это ложный путь по внутриполитическим причинам. В Латинской Америке, поскольку там власть была коррумпированной, монополисты, которые одновременно политики или друзья политиков, засыпают без конкуренции, они защищены, зачем им конкурировать? Конкуренция – это страшная, сложная вещь со всякими рисками. Поэтому эта промышленность теряет шанс догнать современные производства. И это то, что произойдет в России. И, наконец, чисто военный момент – НАТО. Недаром все сигналы прозвучали о том, что Прибалтика будет защищаться. Потому что Путин говорит: мы ни на кого не нападаем, но везде живут наши русские граждане, и мы их в обиду не дадим. 19-й век, приветствуем вас. Действительно, против этого и создавался организм НАТО. Никто не хочет дразнить зверя, хулигана никто не хочет дразнить, все оставляют каждый миллиметр для хорошего поведения, так называемый “золотой мост”, как говорят в военном деле. Не надо противника загонять в угол. Будете себя вести хорошо, не введем следующий уровень санкций. Тем не менее, уже понятно, что нужно защищаться на всех уровнях – военный уровень, экономический уровень и информационный уровень, – считает политический философ Александр Гарин.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG