Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Путин, любимец Марин Ле Пен


Лидер французского Национального фронта Марин Ле Пен (слева) на встрече в Москве со спикером Госдумы России Сергеем Нарышкиным. Июнь 2013 года

Лидер французского Национального фронта Марин Ле Пен (слева) на встрече в Москве со спикером Госдумы России Сергеем Нарышкиным. Июнь 2013 года

На французской политической сцене чем правее, тем сильнее симпатии к Кремлю. Чем это вызвано?

Французские политики остаются очень осторожными в оценках действий России в Крыму. Вызвано ли это желанием сохранить сложившиеся в последние годы близкие отношения Парижа и Москвы или, как можно предположить, читая реакции некоторых французских пользователей интернета, во Франции действительно с уважением относятся к "сильному лидеру" Владимиру Путину и оправдывают его действия?

Отношение к Путину, говорит в беседе с Радио Свобода Валентина Димитрова, специалист по теории информации и массмедиа из Лионского университета, во многом зависит от тех сигналов, которые сам российский президент успешно направляет международной общественности. Что бы о нем ни говорили, за его политическую карьеру он сумел создать себе имидж могущественного лидера, с которым необходимо считаться.

– Сильный и мужественный политик, не идущий на компромиссы, – именно такой образ создается самим Путиным все эти годы, и именно об этих чертах идет речь в общественной дискуссии, разворачивающейся во Франции вокруг персоны российского президента. Во французских СМИ и блогах мы видим два противоположных типа высказываний на этот счет. Первый – это восхищение сильным и волевым лидером, а второй – его демонизация. Иными словами, Путин для французов не является фигурой, по поводу которой в обществе сложился консенсус. Налицо, с одной стороны, если не восхищение, то по меньшей мере признание его лидерских качеств, а с другой – определенная демонизация образа российского президента, в первую очередь в связи с украинским кризисом.

Этот кризис не сразу привлек внимание французской общественности, отмечает Валентина Димитрова:

– Освещение украинского кризиса во французских СМИ знало взлеты и падения, в зависимости от событий в Киеве и на Украине в целом. За четыре месяца этих событий были моменты, когда эта украинская тема полностью исчезала со страниц французских газет, из теле- и радиоэфира. Вначале освещение было исключительно информационным, почти без аналитических комментариев – пока конфликт развивался в основном вокруг отказа президента Януковича подписать соглашение об ассоциации с ЕС. Французские СМИ пытались объяснить этот отказ негативной позицией России в данном вопросе, одновременно фокусируя внимание на проевропейских демонстрантах, выступающих за сближение с Европой.

По словам Димитровой, для французских СМИ Украина долгое время была и отчасти остается своего рода terra incognita. Они интересуются этой страной лишь крайне выборочно, и больше в европейском, нежели во внутриукраинском контексте:

– Большинство французов, в том числе журналисты, открыли для себя Украину лишь в период "оранжевой революции" 2004 года. Когда в ноябре прошлого года в Киеве вновь начались массовые демонстрации под проевропейскими лозунгами, здесь сразу провели параллель между ними и "оранжевой революцией". Как и тогда, начались дебаты по поводу противостояния Запада и Востока, России, с одной стороны, Европы и США – с другой. Такое геополитическое толкование украинского кризиса находит отклик у французской общественности. Особенно громко голоса, говорящие о новой "холодной войне", начали звучать в январе – феврале, когда обстановка в Киеве резко обострилась.
Понятие "холодная война" вернулось в общественный дискурс
Еще слышнее они стали после того, как Россия начала операцию в Крыму. После этого понятие "холодная война" вернулось в общественный дискурс. Наблюдая за российским военным вмешательством, французы проводят параллели с событиями 1956 года в Венгрии и 1968 года в Чехословакии. С одной стороны, СМИ бьют тревогу, но с другой – некоторые из них пытаются в определенной мере оправдать позицию Кремля в украинском кризисе. В частности, приводятся факты из истории Крыма и данные об этнической структуре населения региона, чтобы объяснить тем самым поведение Москвы в отношении Крыма, – отмечает Валентина Димитрова из Лионского университета.

Пропутинские комментарии чаще всего можно встретить на сайтах и в блогах, связанных с правыми и праворадикальными политическими кругами Франции. Так, лидер Национального фронта Марин Ле Пен неоднократно высказывалась о том, что Парижу нужно прекратить плестись за Вашингтоном и более активно развивать стратегическое партнерство с Москвой. В ходе недавнего визита в Москву Ле Пен встречалась с лицами из окружения Владимира Путина – в частности, с председателем Госдумы Сергеем Нарышкиным и вице-премьером Дмитрием Рогозиным. А после крымского референдума 16 марта лидер французских националистов стала одним из очень немногих западных политиков, признавших его результаты.
Марин Ле Пен на пресс-конференции после первого тура муниципальных выборов

Марин Ле Пен на пресс-конференции после первого тура муниципальных выборов

Очевидно, что в своей борьбе за голоса той части французских избирателей, которая настроена евроскептически и у которой авторитарные правители не вызывают особого отторжения, Марин Ле Пен рассматривает Владимира Путина как потенциального союзника. Это лидер, на которого при случае можно указать как на альтернативу "прогнившему" ЕС – вне зависимости от того, может ли российский режим действительно рассматриваться в качестве подобной альтернативы. Пока напористая кампания националистов приносит успех, хотя Путин, конечно, не является в ней главным "козырем". По итогам первого тура выборов в местные органы власти, прошедшего во Франции в минувшие выходные, кандидаты Национального фронта вышли во второй тур почти в 200 муниципальных образованиях. А в одном – городке Энен-Бомон на севере Франции, традиционно голосовавшем за левых – кандидат националистов победил уже в первом туре, набрав свыше 50% голосов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG