Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Китай согласился на российский газ


Председатель КНР Си Цзиньпин и президент России Владимир Путин

Председатель КНР Си Цзиньпин и президент России Владимир Путин

Россия и Китай все-таки смогли подписать контракт на поставку российского газа китайским потребителям

Китайская государственная нефтегазовая компания CNPC в среду, 21 мая, подписала контракт на закупку российского газа с концерном "Газпром". Переговоры по этому соглашению продолжались около десяти лет, причем по цене поставок сторонам удалось договориться только во время официального визита президента России Владимира Путина в Китай, в том числе на саммит глав государств Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии.

Контракт, подписанный "Газпромом" и CNPC, предусматривает поставку китайским потребителям 38 миллиардов кубометров газа ежегодно в течение 30 лет. Как сообщил председатель правления российского концерна Алексей Миллер, общая цена соглашения составит 400 миллиардов долларов. "Это крупнейший контракт для "Газпрома", такого контракта нет ни с одной компанией", – заявил Алексей Миллер. Министр энергетики России Александр Новак в свою очередь уточнил, что поставки российского газа в Китай в рамках контракта между странами могут начаться через 4-6 лет. Для этого еще нужно построить газопровод, который уже получил название "Сила Сибири".

Вместе с тем, до сих пор остается неизвестной цена, по которой "Газпром" будет поставлять в Китай. По словам Алексея Миллера, это "коммерческая тайна". Формально, исходя из общей объявленной стоимости контракта, срока его действия и мощности будущего трубопровода, можно подсчитать, что тысяча кубометров газа обойдется Китаю примерно в 350 долларов, что даже ниже среднеевропейских цен поставок "Газпрома". Однако партнер и аналитик компании RusEnergy Михаил Крутихин уверен, что это не так.

"Вот только не надо цитировать "цену" в 350 долларов за тысячу кубов в китайском контракте Газпрома. Не та арифметика. График поставок учитывать надо. В 2020 году на границу с Китаем можно вывести от силы 11-12 млрд кубов (7-8 с Киринского блока на Сахалине, отказавшись от проекта Владивосток СПГ, и 4 из Якутии). На уровень 38 миллиардов в год поставки можно поднять только в 2030 году. До окончания срока контракта останется сколько? А черт его знает. Мы не знаем, с какой даты он начинается", – пишет эксперт на своей странице в Facebook.

Первоначально контракт на поставку газа должен был быть подписан в ходе официального визита Владимира Путина в Китай, как и ряд других двусторонних соглашений. Однако до последнего момента сторонам не удавалось достичь согласия именно по цене поставок. Как заявлял пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков еще во вторник, существенный прогресс в вопросе о поставках газа в Китай может быть достигнут в любой момент, так как за десять лет переговоров по всем остальным значимым деталям контракта договоренности уже были достигнуты. В результате соглашение было подписано на сутки позже, когда в китайском Шанхае уже начался саммит глав государств Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии.

Поставки российского газа в Китай предусматривают строительство газопровода от Чаяндинского месторождения в Якутии до Владивостока, а в районе Благовещенска предполагается построить рукав для поставок в Китай. По этому маршруту объем экспорта российского газа может составить 38 миллиардов кубометров в год, что существенно ниже объемов, закупаемых Европейским союзом.
Президенты России и Китая на церемонии начала совместных военных учений

Президенты России и Китая на церемонии начала совместных военных учений


Официальный визит Владимира Путина в Китай начался с открытия военно-морских китайско-российских учений совместно с председателем КНР Си Цзиньпином. Активная фаза учений намечена на 23 и 24 мая. В программе визита российского президента также участие в конференции по взаимодействию и мерам доверия в Азии в Шанхае. Этот форум проводится каждые четыре года и формально ставит перед собой задачу укрепления сотрудничества азиатских государств в целях обеспечения стабильности и безопасности в регионе. Очевидно, что лидеры стран-участниц и стран-наблюдателей, которых в общей сложности более 15, воспользуются возможностью собраться и обсудить насущные проблемы.

В частности, в Азиатско-Тихоокеанском регионе в последние дни обострились отношения между Китаем и Вьетнамом, вступившими в территориальный спор. Это может быть одной из тем обсуждения, поскольку в последние годы Вьетнам модернизировал свою армию в основном за счет поставок российского оружия, и не исключено, что он может вступить в вооруженное противостояние с Китаем из-за установки буровой нефтяной платформы на континентальном шельфе в территориальных водах Вьетнама, как считают в Ханое.

Еще во вторник были большие сомнения в том, что российско-китайский газовый контракт все-таки будет подписан. О трудностях, которые возникали в ходе переговоров, говорит специалист по Китаю, руководитель Центра восточных исследований Высшей школы экономики в Москве Алексей Маслов:

– Я думаю, что это было довольно ожидаемо, что Китай будет тянуть время и будет всячески обыгрывать с разных сторон это газовое соглашение. Многие считают, что речь шла о цене, но я думаю, что это всего лишь один из аспектов сложностей. Обе стороны сделали довольно решительные шаги, чтобы уменьшить эту цену. Например, обнулить налог на добычу полезных ископаемых для газовых месторождений со стороны России. А Китай готов был снять любые импортные пошлины для российского газа, чтобы российский газ действительно был по цене конкурентоспособен с газом, который идет в Европу, то есть чтобы Россия не проигрывала слишком много. Другой вопрос – это то, что Китай всячески стремится показать, что российский газ для него важен, но не является ключевым вопросом. И Китай не пойдет на любые уступки, лишь бы получить российский газ. Китай сам, во-первых, достаточно много добывает своего газа, во-вторых, есть поставки газа в Китай из Туркменистана, из других регионов, поэтому здесь китайцы за себя пока что спокойны, учитывая, что на газ пока Китай до конца не перешел. И здесь надо еще понимать, что китайские лидеры тоже в известной степени формируют свой имидж перед рядовыми китайцами, и тоже не хотелось бы им показывать, что они идут на какие-то заметные уступки России, чтобы поддержать Россию во всем. Как Россия не хочет быть придатком Китая, так и Китай не хочет перед лицом китайцев выглядеть так, что он идет на любые условия России.
Страны реально перешли от декларативной формулы о долговременном партнерстве, основанном на взаимном доверии, к реальным шагам по ее реализации. Долгое время экспертами сама по себе формула рассматривалась как довольно пустая, декларативная фраза, в том числе и американскими экспертами. Но впервые страны перешли к военно-политическому сотрудничеству по самым широким вопросам

Алексей Маслов полагает, что в ходе поездки Владимира Путина в Китай были заключены и другие очень важные соглашения, качественно меняющие российско-китайское сотрудничество:

– Страны реально перешли от декларативной формулы о долговременном партнерстве, основанном на взаимном доверии, к реальным шагам по ее реализации. Долгое время экспертами сама по себе формула рассматривалась как довольно пустая, декларативная фраза, в том числе и американскими экспертами. Но впервые страны перешли к военно-политическому сотрудничеству по самым широким вопросам. Во-первых, речь идет о совместном производстве самолета, а также вертолета, специально разработанного по заказам и пожеланиям китайской стороны. Таким образом, Россия готова передать ряд очень важных технологий двойного назначения Китаю. То, что раньше практически не существовало. Второй важный момент – это договоренности о дальнейшем расширении взаимодействия в военно-стратегической, военно-политической области. И здесь это важно на том фоне, что Китай давным-давно прекратил уже быть основным покупателем российского вооружения. Китай сегодня производит сам достаточно большое количество вооружений, и ему неинтересно просто закупать его у России, поэтому Китай хочет перейти к новому этапу технологического сотрудничества в этой области. И Россия, по сути, поддержала эти договоренности с Китаем. Наконец, крайне важный момент – это совместное заявление по поводу совместного противостояния любым попыткам давлениям, санкциям, и в этом плане Россия и Китай подчеркнули свою позицию – формировать новый миропорядок. Хотя официально это не было заявлено, по сути обе страны говорят о том, что не собираются изменять существующие правила игры, а будут формировать свои, к которым, как мне кажется, Азия тоже присоединится. Алексей Маслов

Алексей Маслов



– Никуда не деться от вопроса, идет ли речь о формировании некого альянса, который будет противостоять Западу?

– Я практически уверен, что никакого альянса в виде сформировавшегося блока не будет. То есть никакого российско-китайского псевдоНАТО не возникнет. При этом альянс уже, по сути дела, сформирован, он формировался на протяжении многих лет, и я думаю, что если брать события на Украине, они ускорили в известной степени, но не решили этот вопрос. Речь идет о том, что Россия и Китай уже связаны целым рядом соглашений, проводят совместные военные учения, действуют совместно по ряду военных вопросов между собой и в регионе через механизмы Шанхайской организации сотрудничества. В этом плане военно-политический альянс, безусловно, будет развиваться. Какие формы он приобретет, сейчас сказать очень сложно, потому что надо учитывать, что самому Китаю не очень выгодно сейчас очевидным образом нарушать относительно добрые отношения с США, поскольку США являются основным покупателем китайской продукции. Китай вкладывает в США более 50 миллиардов долларов собственных инвестиций. В этом плане Китай готов развивать отношения с Россией на основе ряда договоров и соглашений в военной области, но не в плане формирования отдельной военной организации.

– Сейчас много говорится о вьетнамо-китайском конфликте в Южно-Китайском море. Как-то Россия обозначила свою позицию по этой проблеме? И как это влияет на российско-китайские отношения?

– Россия не обсуждала, по крайней мере декларативно не показывала свою заинтересованность в обсуждении этого вопроса. Поскольку для Китая этот вопрос является крайне болезненным, и в целом он связан с тем, что США предпринимают очень серьезные меры на ограничение деятельности Китая и рост его мощи, влияния в Азии. В этом плане противники США, в том числе Вьетнам, идут на целый ряд договоренностей с США, потому что боятся возрастающей мощи Китая и довольно резких шагов Китая по отношению к Вьетнаму за последнее время. Напомню, что целый ряд конфликтов возникает в связи с воссозданием военных баз США на Филиппинах, то есть Китай вновь будет окружен американскими либо базами, либо просто влияние США в Восточной Азии будет возрастать. России сейчас неохота ввязываться в этот конфликт на стыке США – Вьетнам – Китай, потому что у России есть здесь свои интересы. С одной стороны, Россия сама активно идет во Вьетнам, в том числе, например, открывает во Вьетнаме российский университет. С другой стороны, Вьетнам сейчас является весомым противником Китая по многим вопросам. И здесь страны, не упоминая никаких других третьих стран или третьих лиц, делают заявления о том, что они против любых конфликтов и против любого пересмотра, скажем, статусов в этом регионе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG