Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Восточный гамбит


Газопровод "Сила Сибири", как предполагается, соединит Чаяндинское месторождение в Якутии с Приморьем. В дальнейшем к нему подключат газопровод от Ковыктинского месторождения в Иркутской области

Газопровод "Сила Сибири", как предполагается, соединит Чаяндинское месторождение в Якутии с Приморьем. В дальнейшем к нему подключат газопровод от Ковыктинского месторождения в Иркутской области

Ради билета на рынок Китая “Газпрому” пришлось поступиться не только западным маршрутом

В ходе визита в Китай президента России Владимира Путина подписан 30-летний контракт “Газпрома” и китайской государственной компании CNPC об экспорте в Китай российского газа. Переговоры велись более десяти лет, а сами поставки начнутся не ранее, чем через пять лет, в течение которых должен быть построен новый газопровод из Восточной Сибири.

Контракт предусматривает поставки в Китай 38 млрд кубометров газа ежегодно. Для сравнения: в 2013 году общее потребление природного газа в Китае, по данным исследовательского института компании CNPC, составило 168 млрд кубометров, увеличившись в течение года на 14%. Тогда как общемировое потребление газа, по тем же оценкам, выросло лишь на 2,3%.

В 2014 году спрос на газ в Китае увеличится на 11%, прогнозирует CNPC, и составит 186 млрд кубометров.

В прошлом году в структуре поставок газа в Китае доля импорта выросла сразу на 25% и впервые превысила 30%-ный уровень, достигнув 31,6%. При этом в общем объеме газового импорта (53 млрд кубометров) 52,8% пришлось на газопроводные поставки (из Мьянмы и стран Центральной Азии), все остальное обеспечил импорт сжиженного газа.
Поэтому вопрос на китайском рынке газа перед его зарубежными поставщиками, возможно, уже вскоре будет ставиться так: если вы готовы ориентироваться на Шанхайский индекс, мы будем готовы ваш газ покупать. Если же нет, то нам ваш газ не нужен

По оценкам национального Агентства планирования, к 2020 году общее ежегодное потребление газа в Китае превысит 400 млрд кубометров, увеличившись, таким образом, к уровню 2013 года почти в два с половиной раза. А к 2030 году, по оценкам Международного энергетического агентства (МЭА), объем потребления газа Китаем может возрасти до 450 млрд кубометров ежегодно.

Причем эксперты МЭА прогнозируют, что уже в 2017 году импорт обеспечит почти половину общих потребностей Китая в газе, объем которых в течение ближайших пяти лет будет расти примерно на 13% в год. Тем не менее доля этого импорта к 2020 году, по представленным в начале мая оценкам британского Overseas Development Institute, сократится до 40% – за счет расширения Китаем собственной добычи.

Ее будущее здесь связывают, прежде всего, с разработкой крупных месторождений сланцевого газа, объемы ежегодной добычи на которых, по прогнозам правительства, за период с 2015 по 2020 год вырастут с 6,5 млрд кубометров до 60-100 млрд.

РЫНОК ПОКУПАТЕЛЯ

Перспективы добычи в Китае сланцевого природного газа могут определиться уже в ближайшие 2-3 года, полагает исполнительный директор американской консалтинговой компании East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. Дебит первых скважин на целом ряде месторождений оказался весьма внушительным, что позволило улучшить прогнозы, представленные всего год назад.
Позиции "Газпрома" уязвимы в том, что газ, доставленный по трубе на границу Китая, может оказаться неконкурентоспособным по цене, и экспорт будет проходить в минимальных объемах, которые не позволят окупить новый газопровод

Если же иметь в виду расширение зарубежных поставок в Китай сжиженного газа, то как раз в ближайшие годы ожидается запуск целого ряда новых крупных проектов в Восточной Африке, в самой Азии и, конечно, в Австралии, продолжает Корчемкин. "Все эти факторы совпадут по времени, и массовое предложение на рынке Китая дополнительных объемов газа может очень сильно повлиять на цены. Таким образом, он станет рынком покупателя".

Предсказать, станет ли он рынком продавцов или рынком покупателей, пока невозможно, возражает руководитель отдела сырьевых рынков аналитического управления немецкого Commerzbank во Франкфурте Евгений Вайнберг. Вспомним, на фоне "сланцевой революции" в Соединенных Штатах, сделавшей страну фактически независимой от импорта газа, эксперты также полагали, что теперь рынок газа из рынка, на котором цены диктовались продавцами, превратится в рынок, на котором цены будут определяться покупателями.

"Однако этого пока не произошло, – продолжает Вайнберг, – и региональные цены на газ в мире отличаются в разы. Но, безусловно, одним из ключевых игроков на этом рынке в ближайшем будущем станет Китай".

КОНКУРЕНЦИЯ ПОСТАВЩИКОВ

Поставки газа по трубопроводам обеспечивают покупателю их стабильность, но и предполагают жесткие обязательства, например, "бери или плати". Поставки сжиженного природного газа, танкерами в любой регион мира, в этом смысле гораздо гибче, однако в какие-то периоды цены на такой газ могут оказываться и выше "трубопроводных". Большинство новых проектов (не только российских, но и австралийских, африканских, ближневосточных или азиатских), ориентирующихся на экспорт газа в Китай и другие страны Азии, требуют многомиллиардных инвестиций. Ресурсной базой для газопровода "Сила Сибири" станут Чаяндинское, а позже и Ковыктинское месторождения в Восточной Сибири. Источник: официальный сайт ОАО "Газпром".

Ресурсной базой для газопровода "Сила Сибири" станут Чаяндинское, а позже и Ковыктинское месторождения в Восточной Сибири. Источник: официальный сайт ОАО "Газпром".



В этом контексте не исключена, пусть пока и теоретически, вероятность того, что "новый" газ в итоге может оказаться слишком дорогим для развивающихся стран Азии. В частности, для того чтобы тот же Китай использовал значительные его объемы для перевода своей электроэнергетики с угля на газ, как пока предполагается. В стране 80% электроэнергии производится на угольных электростанциях, на улицах многих крупных городов прохожим из-за смога порой уже трудно обходиться без масок, а почти 60% всех грунтовых вод, по оценкам самого Китая, представленным в конце апреля, оказывается в той или иной степени загрязненными и потому непригодными для питья в необработанном виде.

В контексте уголь-газ весьма показательным оказывается опыт Европы. Энергокомпании региона, производящие электроэнергию, регулярно "переключаются" с газа, стоит ему подорожать, обратно на уголь, причем все чаще в последние годы – американский, который оказывается, даже с учетом транспортировки, дешевле местного, европейского. Наконец, проекты экспорта газа в Азию предполагают в целом столь внушительные его объемы, что невольно возникает вопрос, не превысят ли они реальный спрос?
США уже сейчас играют огромную роль на мировом рынке газа, но не тем, что страна может его экспортировать, а тем, что она уже меньше импортирует


Всем этим проектам, включая российские, вполне хватит места на этом рынке лишь в том случае, если поставщики предложат конкурентоспособные цены, уверен руководитель газового направления Оксфордского института энергетических исследований в Великобритании (Oxford Institute for Energy Studies) Джонатан Стерн. По его словам, если российские компании, например, будут отстаивать привязку своих цен к ценам на нефть, им вряд ли удастся закрепиться на азиатском рынке, который всячески старается уйти от такой привязки. "Но если российские компании будут готовы предложить конкурентные цены, – продолжает Стерн, – место для них на азиатском рынке, безусловно, найдется".

В любом долгосрочном контракте важны не только уровень оговоренной цены, но и уверенность покупателя в том, что эти поставки состоятся, а также уверенность продавца в предсказуемом сбыте, напоминает аналитик по нефтегазовому сектору из международного рейтингового агентства Standard&Poor’s в Москве Елена Ананькина. Цены на спотовом рынке газа, как правило, и отличаются от цен долгосрочных контрактов потому, что последние предусматривают такую взаимную уверенность.

"Бывает, что и сжиженный газ поставляется по долгосрочным контрактам, – продолжает Елена Ананькина, – и их цены также могут отличаться от спотовых уровней в какие-то моменты". Транспортировка сжиженного природного газа с завода СПГ на Сахалине. Его поставки начались в 2009 году, первым покупателем стала Япония.

Транспортировка сжиженного природного газа с завода СПГ на Сахалине. Его поставки начались в 2009 году, первым покупателем стала Япония.



Российские компании хотели бы поставлять в Китай газ как по трубопроводам, так и в сжиженном виде, танкерами. Помимо самого крупного, из пока предполагаемых, проекта "Газпрома", включающего строительство трубопровода "Сила Сибири", поставки сжиженного газа в Китай планируют и компания "Новатэк" (проект "Ямал СПГ"), и "Роснефть" (проект "Сахалин-1", совместно с американской Exxon), да и сам "Газпром" (проекты "Сахалин-2" и "Сахалин-3" и строительство во Владивостоке двух заводов по сжижению газа). Кроме того, поставлять свой газ в Китай по "Силе Сибири" хотел бы отнюдь не только "Газпром". Могут возникнуть и другие проекты…

Хотя потенциал китайского рынка газа огромен, на нем может возникнуть некая конкуренция и между отдельными российскими же поставщиками, но вряд ли она окажется столь уж разрушительной, полагает Елена Ананькина. Российские производители, например, минеральных удобрений, стали или нефтепродуктов уже давно конкурируют на экспортных рынках. "Но сама возможность такой конкуренции на его рынке расширяет возможности Китая как в диверсификации поставок, так и выборе лучших для себя цен".

ТОЧКА ОТСЧЕТА

Текущие цены "Газпрома" для стран Европы составляют 380-400 долларов за тысячу кубометров. Инфраструктура для экспорта к Европу в нынешних объемах уже существует.
Эти факторы совпадут по времени, и массовое предложение на рынке Китая дополнительных объемов газа может очень сильно повлиять на цены. Таким образом, он станет рынком покупателя


Трубопровод "Сила Сибири" для будущих поставок на восток "Газпрому" лишь предстоит построить, а основную ресурсную базу для него – Чаяндинское (юг Якутии) и Ковыктинское (Иркутская обл.) месторождения – обустроить и подключить к новой трубе. По разным оценкам, объем необходимых инвестиций может составить 40-60 млрд долларов. Предполагаемые затраты и определяют, какая именно цена будущих поставок является для "Газпрома" минимально допустимой.

Одни из самых высоких экспертных оценок того, сколько должен стоить российский газ на российско-китайской границе, предполагают цену более 450 долларов за тысячу кубометров, напоминает Михаил Корчемкин. Но российские власти могут, например, для месторождений Иркутской области и Якутии обнулить как экспортные пошлины, так и налог на добычу полезных ископаемых. В этом случае конечная цена экспорта газа может снизиться примерно до европейских уровней – 350-400 долларов за тысячу кубометров. Продавать еще дешевле "Газпрому" будет трудно, продолжает Корчемкин, так как компании предстоит построить сверхдорогой газопровод "Сила Сибири".

Часть инвестиций – например, в Ковыктинское месторождение или в газопровод Сахалин – Хабаровск – Владивосток – уже реализована, а какие-то другие могут быть сделаны и после того, как начнутся реальные поставки, возражает Елена Ананькина. По ее мнению, более реальными представляются экспертные оценки, предполагающие, что цена поставок в Китай будет сопоставима с нынешним уровнем газпромовских цен для Европы или даже ниже – порядка 310-330 долларов за тысячу кубометров. "Речь идет о долгосрочном контракте, и, естественно, Китай пытается обеспечить себе некое преимущество надолго, – продолжает Елена Ананькина. – Китай уже получает в небольших объемах газ по трубопроводу из Казахстана и по относительно невысоким ценам".
Почти 15 лет назад в Японии (Йокогама) было построено крупнейшее в мире подземное хранилище сжиженного природного газа. Диаметр его крыши превышает 70 метров, а вес - 700 тонн.

Почти 15 лет назад в Японии (Йокогама) было построено крупнейшее в мире подземное хранилище сжиженного природного газа. Диаметр его крыши превышает 70 метров, а вес - 700 тонн.


"Газпрому", как представляется, азиатский контракт нужен теперь гораздо больше, чем раньше, учитывая происходящее в Европе, добавляет Джонатан Стерн, имея в виду стремление ЕС диверсифицировать импорт энергоносителей. Позиция же китайской CNPC, по его словам, изменилась в последние месяцы том смысле, что Китаю, как выясняется, требуется и намного больше газа, и намного раньше, чем предполагалось еще совсем недавно. "В основном, по причинам экологических проблем в китайских городах, а также решимости китайских властей принять в этом направлении решительные меры уже в ближайшие несколько лет".

До сих пор "Газпром" демонстрировал самые высокие в мире затраты на строительство трубопроводов, отмечает Михаил Корчемкин. Так, один километр газопровода "Южный коридор", который сооружается в степях юга России (Воронежская область, Краснодарский край), обходится ему в ту же сумму, что и один километр проектируемого ныне в США газопровода на Аляске той же мощности – более 10 млн долларов. Строительство газопровода в Восточной Сибири явно обойдется намного дороже.

"По моим оценкам, газопровод "Сила Сибири" потребует более 50 млрд долларов, – продолжает Корчемкин. – И понятно, что на выходе из столь дорогой трубы дешевого газа просто быть не может".

МАРШРУТ НА ВОСТОК

Ресурсной базой для будущего газопровода "Сила Сибири" станут месторождения Восточной Сибири. С 2017-го "Газпром" планирует начать добычу газа на Чаяндинском месторождении в Якутии, а еще через 6-7 лет – на Ковыктинском, к западу от озера Байкал.
В любом долгосрочном контракте важны не только уровень оговоренной цены, но и уверенность покупателя в том, что эти поставки состоятся, а также уверенность продавца в предсказуемом сбыте


Изначально предполагался иной маршрут будущего экспорта газа в Китай – западный, для чего планировалось построить трубопровод "Алтай", в который, по разным планам, мог бы поступать газ как западносибирских месторождений, так и восточносибирских. Однако весной прошлого года от этих планов пришлось отказаться: они явно не устраивали Китай.

"Газпром" потратил пять или даже семь лет переговоров на то, чтобы склонить китайскую компанию к выбору в пользу поставок газа из Западной Сибири – по газопроводу "Алтай", вспоминает Джонатан Стерн. Но в этом регионе Китай и добывает собственный газ, и получает его из стран Центральной Азии, а потому настаивал именно на восточном маршруте. "На мой взгляд, газ западносибирских месторождений будет по-прежнему направляться в западные регионы самой России, в страны СНГ и в Европу".

Именно такой однозначной привязки поставок “Газпром” и хотел бы избежать, отстаивая на переговорах с Китаем западный маршрут будущего экспорта на восток. И еще в канун подписания нынешнего контракта руководители “Газпрома” заявляли: как подпишем, тут же начнем новые переговоры – по западному маршруту поставок.

Месторождения Восточной Сибири располагаются гораздо ближе к восточным регионам Китая, где и сосредоточены основные в стране потребители газа, а стоимость транспортировки в таких проектах играет ключевую роль, говорит Елена Ананькина. Кроме того, возникает вопрос, а что вообще делать с газом, добываемым в Восточной Сибири? Численность населения в самом регионе весьма невелика, и столько газа ему просто не нужно.

"Поэтому, если и разрабатывать восточносибирские месторождения, то расчет делается именно на экспорт, – продолжает Елена Ананькина. – Естественное решение – экспортировать их газ в ближайшие страны Азиатско-Тихоокеанского региона".
"Газпрому", как представляется, азиатский контракт нужен теперь гораздо больше, чем раньше, учитывая стремление Европейского союза диверсифицировать импорт энергоносителей


Европейский рынок никуда не уйдет, как и газопроводы, связывающие с ним месторождения Западной Сибири, комментирует Михаил Корчемкин. Эксперт уверен, что "Газпром" и в обозримом будущем останется крупнейшим поставщиком газа в Европу, хотя этот европейский рынок вряд ли будет расти. "Однако и сохранение на этом рынке доли порядка 25% – очень неплохая перспектива для "Газпрома" при условии, что его собственные затраты расти не будет, – поясняет Корчемкин. – Пока же рост затрат компании явно опережает рост ее выручки".

ШАНХАЙ ХАБ

Еще в сентябре прошлого года, судя по тогдашним сообщениям, "Газпром" и CNPC договорились, что цены будущего их контракта не будут привязаны к самому известному индикатору газового рынка США Henry Hub – по названию принадлежащего корпорации Chevron газораспределительного центра в штате Луизиана, где сходятся сразу девять крупных трансамериканских газопроводов. На такой привязке давно настаивала китайская сторона. Судя по другим тогдашним сообщениям, контракт может отразить некую совершенно новую "привязку".

Не исключено, что таковой может стать привязка к новому собственно китайскому индикатору – условно, Shanghai Hub, то есть цены, формируемой на торгах Шанхайской нефтяной биржи.

Но в итоге было объявлено, что цены российско-китайского контракта привязаны к ценам корзины нефтепродуктов, причем, судя по некоторым сообщениям, формирующимся на бирже в Сингапуре. Но при этом не было сказано, на какой именно срок рассчитана такая привязка? Какие поправочные коэффициенты к базовой цене предусмотрены и в каких ситуациях? Или, скажем, как объявленные условия контракта должны пересматриваться сторонами в будущем, если, например, биржевые цены на газ в Азии окажутся значительно ниже изначально предусмотренных? Ответы на эти и другие вопросы становятся еще более значимыми по мере того, как развиваются события на рынке газа и в мире, и в самом Китае.

Проводимая ныне в Китае реформа ценообразования в энергетике предполагает, в частности, появление на внутреннем рынке собственного индекса цен на газ – Шанхайского, отмечает Джонатан Стерн. И любой потенциальный зарубежный поставщик должен будет соотносить свои цены с этим новым местным индикатором. По экспертным прогнозам, в ближайшие 10-15 лет производство в мире сжиженного природного газа удвоится.

По экспертным прогнозам, в ближайшие 10-15 лет производство в мире сжиженного природного газа удвоится.



"Поэтому вопрос на китайском рынке газа перед его зарубежными поставщиками, возможно, уже вскоре будет ставиться так: если вы готовы ориентироваться на Шанхайский индекс, мы будем готовы ваш газ покупать. Если же нет, то нам ваш газ не нужен", – заключает Стерн.

По планам китайской реформы цен на рынках энергоносителей, новый газовый индекс будет абсолютно "отвязан" от динамики цен на нефть – основы всех нынешних долгосрочных "трубопроводных" контрактов "Газпрома" с энергокомпаниями Европы.

Отвязка газовых цен от нефтяных означала бы для самого "Газпрома" разве что моральное поражение, в материальном плане она ровно ничего не значит, полагает Михаил Корчемкин. Главное – продавать газ с прибылью. А привязана его цена к нефти, углю или к сжиженному газу – не столь важно. Эксперт полагает, что Китай может быть заинтересован и в установлении такой привязки к ценам на уголь собственной добычи, поскольку основным энергетическим топливом в Китае и пока, и в обозримом будущем остается уголь.

"Но возможна привязка как к ценам в Шанхае, так и, скорее, к ценам в Сингапуре, который также превращается в крупный газовый хаб, – продолжает Корчемкин. – Здесь в будущем может сложиться нормальная биржевая цена, к которой можно будет привязать газовые контракты".
"Газпром" потратил пять или даже семь лет переговоров на то, чтобы склонить китайскую компанию к выбору в пользу поставок газа из Западной Сибири – по газопроводу "Алтай", но в прошлом году от этих планов пришлось отказаться

Ценообразование на международном рынке сжиженного газа уже скоро будет осуществляться отнюдь, скажем, не в Лондоне или в Нью-Йорке, а из возможных вариантов оптимальным, скорее, является именно Сингапур, соглашается Евгений Вайнберг. Этот независимый рынок фактически связывает западные рынки газа, азиатский и австралийский. Альтернативные варианты – Шанхай или Токио.

Не столь важно, к чему именно привязываются цены на газ, гораздо важнее качество самого индикатора привязки, отмечает Елена Ананькина. По ее словам, "Газпрому" всегда было принципиально важно иметь привязку или к нефти, или к нефтепродуктам: он так привык, он так работает многие годы с европейскими потребителями.

"Но, в принципе, не столь важно, к чему привязать. Важнее сам тренд того, к чему цены привязываются, – поясняет Ананькина. – Например, для "Газпрома" и Украина, и Европа имеют привязку к корзине нефтепродуктов, но цены получаются очень разными, потому что сами формулы этих цен – разные".

Если иметь в виду привязку цен, то "Газпрому" придется, как это сделали в недавнем прошлом и Нидерланды, и Норвегия, в корне пересмотреть свою политику, уверен Евгений Вайнберг. Более того, по его мнению, компания уже сделала несколько шагов в этом направлении. "Процесс перехода к независимому, биржевому ценообразованию, гораздо более прозрачному, чем предполагает нынешняя практика двусторонних контрактов, когда за один и тот же продукт разные страны платят по-разному, будет только ускоряться. В итоге он перевернет весь рынок газа, сделав его таким же глобальным, каким является рынок нефти".

ЯПОНСКИЙ ФАКТОР

За день до заключения 30-летнего контракта “Газпрома” и китайской CNPC другая российская газовая компания – “Новатэк” – подписала контракт на поставку в Китай 3 млн тонн сжиженного газа в год. Считая в кубометрах – более 4-х миллиардов ежегодно. Речь идет о проекте “Ямал СПГ”, откуда газ в Китай будет поставляться танкерами, в том числе - по Северному морскому пути.

Поставлять сжиженный газ в Китай, как и в другие страны региона, готов и сам “Газпром”, для чего планирует строительство во Владивостоке двух крупных заводов по сжижению газа, в том числе - добываемого на Сахалине.

В мире в целом объемы продаж сжиженного природного газа – в среднем за последние 15 лет - росли в на 7% ежегодно, по данным Международного газового союза, и доля этих поставок превышает ныне 10% общего потребления газа в мире.

Крупнейшим в мире потребителем сжиженного природного газа является сегодня Япония – более 40% общемирового. Спрос страны на газ резко вырос после того, как были остановлены все японские атомные электростанции, производившее ранее, до аварии на АЭС "Фукусима" весной 2011 года, вызванной катастрофическими землетрясением и цунами, более 30% всей электроэнергии в стране.
Отвязка газовых цен от нефтяных означала бы для самого "Газпрома" разве что моральное поражение, в материальном плане она ровно ничего не значит. Главное – продавать газ с прибылью


Месяц назад правительство Японии одобрило проект новой энергетической программы, которая предусматривает не только ускоренное развитие в стране альтернативной энергетики, но и возрождение атомной.

Соответственно, значительные объемы того газа, который сегодня поставляется в Японию, могут быть перенаправлены другим потребителям, в первую очередь – в Китай, оказывая тем самым сильное понижательное давление на цены в регионе. Потенциал такого снижения огромен. В Японии или Южной Корее (второй в мире потребитель сжиженного газа – 12% общемирового) цены на газ сегодня как минимум в полтора раза превышают биржевые европейские и в три-четыре раза – текущие цены в США.

Возрождение японских АЭС окажет большое влияние на рынок газа, отмечает Джонатан Стерн. Их закрытие привело к тому, что стране пришлось увеличить прежний импорт примерно на 15-17 млрд кубометров в год, то есть более чем на четверть. С восстановлением японских атомных станций, 10-12 млрд кубометров этого газа могут пойти на рынки других стран. "В долгосрочной перспективе этот "японский фактор" уже не окажется столь же значимым, однако в ближайшие 3-4 года он будет весьма весомым".
Месторождения Восточной Сибири располагаются гораздо ближе к восточным регионам Китая, где и сосредоточены основные в стране потребители газа, а стоимость транспортировки в таких проектах играет ключевую роль


Запуск японских АЭС высвободит большие объемы сжиженного природного газа как раз в те годы, когда на рынке еще не будет газа новых проектов в Восточной Африке, Азии и Австралии, добавляет Михаил Корчемкин. Это очень удачно покрывает растущий спрос Китая и, кстати, Европы в ближайшие 2-3 года. "С вводом австралийских и африканских проектов газа на рынке окажется гораздо больше, чем сегодня. По всем прогнозам, примерно за 10-15 лет общее производство сжиженного природного газа в мире удвоится".

СЛАНЦЕВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Экспорт газа из США, в сколько-нибудь значимых объемах, начнется не ранее 2019-2020 года, когда будут реализованы уже намеченные проекты строительства портовых мощностей по его сжижению, а также сняты законодательные ограничения на сам такой экспорт из страны.
Цены на газ будут диктоваться уже не продавцами, а самим рынком, ключевыми участниками которого окажутся покупатели


Однако темпы роста добычи сланцевого газа в США, которая теперь и обеспечивает практически весь ее прирост, резко замедлились в последние два-три года. А целый ряд нефтегазовых компаний, как американских, так и зарубежных, уже объявили, что приостанавливают пока намечавшиеся ранее собственные проекты, связанные с разработкой месторождений сланцевого газа. Впрочем, они могут быстро к ним вернуться, когда экспорт газа из США станет реальным, а главным для него потенциальным рынком сбыта считается именно Азия.

Но можно ли предположить, что будущий газ из США может оказаться значительно дешевле для азиатских стран, чем, например, газ из России, Австралии, Катара или Малайзии?

Безусловно, экспорт в сжиженном виде американского сланцевого газа будет дешевле того газового экспорта, цены которого привязаны к ценам на нефть, до тех пор, пока последние составляют не менее 80 долларов за баррель, полагает Джонатан Стерн, а сегодня один баррель нефти стоит более 100 долларов. Поэтому, если в Китае изменится сама база для расчетов цен на сжиженный газ, то, возможно, американский экспорт и не будет особенно дешевым.
Например, для "Газпрома" и Украина, и Европа имеют привязку к корзине нефтепродуктов, но цены получаются очень разными, потому что сами формулы этих цен – разные


"Но я даже представить не могу, – продолжает Стерн, – что американский экспортный газ, цена которого будет привязана к ценам луизианского Henry Hub и включать при этом стоимость транспортировки, оказался бы вдруг на рынках Азии дороже сжиженного газа, который привязан к ценам на нефть, превышающим 100 долларов за баррель".

По прогнозам самого "Газпрома", появление американского сжиженного газа на рынках Азиатско-Тихоокеанского региона снизит здесь цены на это топливо до уровня 12-13 долларов за миллион британских тепловых единиц (примерно 400-440 долларов за тысячу кубометров), отмечает Михаил Корчемкин. И этот прогноз, по его словам, не сильно отличается от других.

Цена сланцевого газа, сжиженного и доставленного в Китай или Японию, имеет шансы на снижение, поскольку и технологии развиваются, и в добыче затраты сокращаются. С точки зрения себестоимости, пространство для снижения этих цен есть.

К сожалению, у "Газпрома" пространства для ценового маневра нет, продолжает Корчемкин, так как на его цены всегда будет давить очень дорогой трубопровод "Сила Сибири". "Транспортный фактор может не позволить "Газпрому" снизить цену до конкурентного уровня. И позиции компании уязвимы в том, что газ, доставленный по трубе на границу Китая, может оказаться неконкурентоспособным, и экспорт будет проходить в минимальных объемах, которые не позволят окупить газопровод".
В долгосрочной перспективе этот "японский фактор" уже не окажется столь же значимым, однако в ближайшие 3-4 года он будет весьма весомым


Вряд ли можно предположить, что компании из США будут продавать свой газ по другим ценам, чем компании из России, если это будет один и тот же продукт, прогнозирует Евгений Вайнберг. США уже сейчас играют огромную роль на мировом рынке газа, но не тем, что страна может его экспортировать, а тем, что она уже меньше импортирует. И мощности, особенно в Катаре (крупнейший экспортер сжиженного природного газа – более четверти общемирового), которые были созданы специально для экспорта в США, теперь могут быть переориентированы на Европу или страны Азии. Еще несколько лет назад такого развития событий и предположить никто не мог.

Более того, продолжает Вайнберг, разработкой месторождений сланцевого газа всерьез намерены заниматься Канада и Мексика, страны Южной Америки или тот же Китай. И реализация подобных проектов может в будущем перевернуть само понимание в мире и газового рынка, и в целом рынка энергоресурсов.

"Не стоит думать, что эти процессы будут идти как-то в ущерб отдельным странам – поставщикам, например, России, ведь они тоже смогут свой газ продавать, – отмечает Евгений Вайнберг. – Однако цены на него будут диктоваться уже не продавцами, а самим рынком, ключевыми участниками которого окажутся покупатели".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG