Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Китайские власти усиливают репрессии против диссидентов перед 25-й годовщиной кровавых событий в Пекине в июне 1989 году

4 июня исполнится 25 лет со дня разгона мирного демократического студенческого движения на площади Тяньаньмэнь. Даже сейчас, четверть века спустя, в Китае невозможно открыто говорить о тех событиях. Собеседник Радио Свобода – директор китайского отдела правозащитной организации Human Rights Watch Софи Ричардсон.

– Есть ли у HRW свидетельства того, что китайские власти усилили репрессии против диссидентов перед 25-й годовщиной подавления студенческих протестов на площади Тяньаньмэнь?

– Да у нас много таких свидетельств, и их количество вызывает серьезную озабоченность. Один из самых ярких примеров – арест в начале мая группы диссидентов, которые собрались в частной квартире, чтобы обсудить те события. Им предъявлены обвинения в "нарушении общественного порядка", хотя совершенно непонятно, каким образом этот порядок может нарушать мирное обсуждение в частном жилище. Но очевиден сигнал, который послали китайские власти, арестовывая этих людей, среди которых известные правозащитники, адвокаты, участники тех событий, – это предупреждение другим с тем, чтобы заставить их воздержаться от подобной деятельности. Но задержания и аресты десятков людей за последние два месяца являются и свидетельством того, с какой нервозностью власти относятся к грядущей годовщине. Только за последние 36 часов мы получили информацию о задержании еще трех адвокатов. Так что я не удивлюсь, если в последние дни перед 4 июня будет еще больше арестов и ограничений на передвижение для диссидентов. И, конечно, тогда встает вопрос, будут ли отпущены все эти люди 5 июня, или их будут продолжать удерживать в заключении.
Софи Ричардсон

Софи Ричардсон


– Как вы собираете информацию? Есть ли возможность у сотрудников HRW работать на территории материкового Китая?

– Я воздержусь от полного ответа на ваш вопрос. Но я могу сказать, что у нас есть широкие контакты в правозащитном сообществе Китая и что мы проверяем полученную информацию через разные источники, прежде чем решаем ее опубликовать.

– Ситуация в Гонконге, который официально является частью КНР, сильно отличается от материкового Китая. Там десятки тысяч людей ежегодно принимают участие в мероприятиях памяти погибших в 1989 году. Каковы условия работы для сотрудников HRW в Гонконге?

– Да, там действительно другая обстановка, мы имеем возможность там работать. Но и в Гонконге появляются признаки наступления на права человека. Буквально несколько часов назад туда не пустили известного тайваньского ученого, который собирался участвовать в конференции, посвященной событиям 4 июня 1989 года. У нас также вызывают озабоченность ограничения, наложенные на работу сотрудников СМИ, и даже нападения на них в Гонконге.
Риторика Председателя КНР Си Цзиньпина действительно связана с борьбой с коррупцией и с наказанием даже самых высокопоставленных чиновников, вовлеченных в коррупцию. В то же время существует множество чиновников, расследования в отношении которых не ведется, и, что еще хуже, в последние годы преследованиям подвергаются как раз те независимые адвокаты и активисты, которые пытаются бороться с коррупцией. И это тоже предмет нашей озабоченности. Тот факт, что власти, заявляющие о борьбе с коррупцией, преследуют тех, кто борется за то же самое, но представителем власти не является, заставляет поставить под сомнение приверженность правительства идее следования букве закона


Китайские власти настаивают, что экономическое развитие приносит с собой больше гражданских свобод. Политикой нового руководства КНР провозглашена война против коррупции – что было одним из требований студентов, вышедших на улицы Пекина в 1989 году. Как вы считаете, в обозримом будущем, возможен ли хотя бы частичный пересмотр отношения властей к тому, что происходило 25 лет назад?

– Риторика Председателя КНР Си Цзиньпина действительно связана с борьбой с коррупцией и с наказанием даже самых высокопоставленных чиновников, вовлеченных в коррупцию. В то же время существует множество чиновников, расследования в отношении которых не ведется, и, что еще хуже, в последние годы преследованиям подвергаются как раз те независимые адвокаты и активисты, которые пытаются бороться с коррупцией. И это тоже предмет нашей озабоченности. Тот факт, что власти, заявляющие о борьбе с коррупцией, преследуют тех, кто борется за то же самое, но представителем власти не является, заставляет поставить под сомнение приверженность правительства идее следования букве закона.

В последние десятилетия уровень личной свободы граждан КНР действительно несколько повысился. Особенно среди тех, кто может позволить себе путешествовать, переезжать с места на место или менять работу. Но при всем при этом сейчас, 25 лет спустя, люди лишены возможности мирно обсуждать события на площади Тяньаньмэнь, не боясь при этом преследований. Это очень важный показатель того, что НЕ изменилось в КНР, даже несмотря на то, что экономика страны уже вторая в мире по величине, а Китай играет все большую роль на международной арене, принимает Олимпиаду и так далее.
А люди, которые пытаются напомнить о необходимости соблюдать права человека, по-прежнему платят за это очень высокую цену.
XS
SM
MD
LG