Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пришел в школу мальчик с ружьем


3 февраля 2014. Москва. Простреленное окно школы № 263

3 февраля 2014. Москва. Простреленное окно школы № 263

3 августа – полгода трагедии в московской школе номер 263, где десятиклассник застрелил двоих и ранил одного человека

Третьего февраля 2014 года ученик 10-го класса Сергей Гордеев во время занятий пришел в школу с оружием, принадлежащим отцу. Подросток застрелил учителя географии, сотрудника полиции, еще одного полицейского тяжело ранил, более двух часов держал в заложниках детей. Несколько дней назад закончилось следствие по этому делу.

Поскольку экспертиза доказала, что школьник страдает психическим заболеванием, ему грозит принудительное лечение. Произошедшее в московской школе обострило дискуссию о праве на владение оружием и поставило под сомнение эффективность системы безопасности в учебных заведениях. В преддверии нового учебного года и в связи с приближающейся развязкой дела возобновилось обсуждение трагедии и причин, приведших к ней.

Следователь изучает отверстия от выстрелов на месте происшествия – в школе №263

Следователь изучает отверстия от выстрелов на месте происшествия – в школе №263

Сергей Гордеев стрелял несколько раз, смертельно ранив двух человек. Охранник школы не смог ничего, кроме как нажать на “тревожную” кнопку. Отцу удалось убедить подростка прекратить стрельбу и сдаться прибывшим в школу спецназовцам. Сейчас Сергей находится в психиатрической лечебнице Бутырского СИЗО, его признали невменяемым. Следствие подошло к концу, адвокат Гордеева Владимир Левин сказал, что его подзащитного ожидает принудительное лечение:

– Это (принудительное лечение) было предсказуемо. Физическое состояние Сергея нормальное, но психиатрическая экспертиза установила, что он невменяем. Сейчас он находится в медицинском отделении следственного изолятора. Что касается дела, оно близится к завершению, сейчас началось изучение материалов.

По мнению Владимира Левина, дело закроют к концу августа. Тогда же после летних каникул откроются школы, в том числе и 263-я в московском районе Отрадное, где полгода назад школьники и учителя, оплакивая учителя географии и полицейского, недоумевали, что могло толкнуть почти отличника Сергея Гордеева на такой ужасный поступок. Вопрос об эффективности работы школьных психологов в связи с той трагедией возник одним из первых. Но дело не только в них, считает психиатр-криминалист Михаил Виноградов:

Даже если они приходят с винтовкой – никому из так называемых психологов до этого нет дела

– Одной из причин этой трагедии можно считать абсолютное отсутствие работы психологов в школах. Нас не интересует, что собой представляют школьники. Даже если они приходят с винтовкой – никому из так называемых психологов до этого нет дела. Однако проблемы в школе начались тогда, когда были разделены образование и воспитание. Дети приходят в школу, сдают контрольные, отвечают на вопросы и уходят неизвестно куда. Раньше школьники занимались в разнообразных кружках и секциях до вечера, находились под постоянным наблюдением. Сегодня ребенок пришел в школу и ушел, и что у него в душе – школу не интересует. Приходил в школу мальчик. Болен он или не болен, агрессивен или не агрессивен, вынашивал он план убийства или нет – школа об этом не знала и не хотела знать.

По мнению Михаила Виноградова, данные судебной психиатрической экспертизы позволяют применить по отношению к стрелявшему подростку понятие “ограниченной вменяемости”:

– По моему мнению, обвиняемый нездоров психически. Но он прекрасно осознавал, что убивает и шел убивать. Заключение судебной психиатрии отражает всю суть этого дела. Пациенты такого рода, безусловно, должны находиться в заключении, будь это тюрьма или больница специального типа, всю жизнь. Выйдя на свободу, он перестанет принимать лекарства и посещать врачей. В итоге мы получим рецидив.

Трагический инцидент в школе №263 – первый в российской практике. Столкнувшись с подобным опытом, власти приняли решение провести внеочередные проверки работы школьных психологов и служб безопасности в учебных учреждениях. Однако результаты этих проверок так и не были обнародованы. Родители московских учеников вынуждены доверять тем мерам безопасности, которые предлагают администрации учебных заведений, говорит мама одного из учеников:

Если кто-то захочет пронести в школу оружие или какому-то дураку придет в голову пострелять, так оно и будет

– В принципе ничего не изменилось. Если кто-то захочет пронести в школу оружие или какому-то дураку придет в голову пострелять, так оно и будет. Как проверишь все портфели, все сумки? Металлоискатели у нас, по-моему, не работают. Но все равно эти металлоискатели сигналят на все сотовые телефоны, поэтому пришлось бы всех детей проверять. Помимо этого, как и раньше, каждый ученик прикладывает магнитную карту при входе, отмечается, что он есть в здании школы. Уходя, тоже прикладывает карту. Но как это спасет от стреляющего человека? Не думаю, что и психологи помогут. Они, как правило, проводят тесты. Но я не знаю, что они при этом выявляют, и какого качества эти психологи. Мне кажется, ходит ученик к психологу, ходит… а потом что-то случается за пять минут – в голове что-то переклинивает, и все!

В Москве с 2004 года работает ассоциация школьных охранных предприятий “Школа без опасности”, но ее представители уклонились от контактов с корреспондентами Радио Свобода. Судя по информации на официальном сайте ассоциации, эта организация является разработчиком проекта профессионального стандарта “Работники/специалисты по обеспечению защиты/охраны детских образовательных организаций” и тесно работает с правительством Москвы. В одном из интервью, размещенных на сайте ассоциации “Школа без опасности”, председатель Экспертно-консультативного совета родительской общественности при Департаменте образования Москвы Людмила Мясникова рисует идиллическую картину работы школьных охранников:

“И куда бы я не поехала, где бы не общалась с родителями по какой бы проблеме, я всегда могу напрямую позвонить, допустим, вице-президенту СРО Роману Лукьянову, назвать номер школы, суть претензии, и вскоре либо туда приедет уполномоченный представитель организации, либо вовсе вопрос тут же удастся решить по телефону”.

На следующий день после чрезвычайного происшествия в московской школе №263 на сайте ассоциации “Школа без опасности” был опубликован комментарий президента организации Сергея Саминского:

3 февраля 2014 года. Москва. Полицейские выводят детей из здания школы №263

3 февраля 2014 года. Москва. Полицейские выводят детей из здания школы №263

В случае чрезвычайного происшествия в ГБОУ СОШ № 263 сотрудник охраны действовал согласно подпункта B пункта 7 “Захват заложников” инструкции по охране объекта ГБОУ СОШ № 263, а именно, не допустил действий, которые могли спровоцировать напавшего к применению оружия, незамедлительно нажал на кнопку экстренного вызова полиции и обеспечил вывод детей из рекреации. Необходимо отметить, что сотрудник охраны Егоров Ю. Н. неоднократно пресекал противоправные действия на объекте, в том числе 15 ноября 2013 года на объекте ГБОУ СОШ №263 охранником был задержан гражданин, похитивший личные вещи учащихся школы (планшет, мобильные телефоны, деньги), который был передан наряду полиции”.

XS
SM
MD
LG