Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Скоропортящийся спаситель


Премьер-министр Италии Маттео Ренци выступает в Сенате

Премьер-министр Италии Маттео Ренци выступает в Сенате

На сияющем горизонте премьера Италии появились первые тучи

Прошло полгода с тех пор, как 39-летний Маттео Ренци, фактически совершив тихий переворот против своего предшественника Энрико Летты, возглавил правительство Италии. С тех пор о Ренци заговорили по всей Европе как о самом перспективном итальянском политике за несколько десятилетий. Что же стоит за феноменом самого молодого премьера в истории страны?

Итальянская экономика снова в рецессии: ее объем сокращается два квартала подряд. Эти данные, обнародованные на днях, – плохие новости для правительства Маттео Ренци. Дело не только в том, что кабинет заложил в свои планы на этот год экономический рост на 0,8%, но и в том, что "политическому вундеркинду" Ренци срочно нужны победы. Его высокая популярность основана на умении подать себя публике и никогда не проигрывать. До сих пор Маттео Ренци это удавалось, но в последнее время этот сверхуспешный политик, похоже, начал пробуксовывать.

В конце мая Демократическая партия Италии, лидером которой является премьер Ренци, триумфально победила на выборах в Европарламент, набрав более 40% голосов. (В последний раз подобного успеха добивались христианские демократы в 1958 году.) Беппе Грилло, лидер популистского "Движения 5 звезд", заранее предвкушавший победу, был посрамлен: партия Ренци опередила "звезд" почти на 20%. Незадолго до голосования правительство Ренци снизило на 80 евро в месяц налоги для беднейшей части граждан (с доходом до 26 тысяч евро в год). Эта мера явно принесла демократам немало голосов. В выступлении самого премьера после победы одновременно звучала гордость и скромность:

– Технически это выдающийся результат: в Италии партии редко набирают более 40%. Особенно если учитывать, что речь идет о левоцентристской партии, и тем более – в момент, подобный нынешнему, когда в Европе на подъеме правые популисты. Все эти соображения заставляют нас не терять ни минуты. У нас есть страна, нуждающаяся в переменах, и Европа, чьи механизмы должны вновь заработать. Мы хотим этого и сознаем это – со всей покорностью и пониманием ситуации.

Беппе Грилло рассчитывал на победу на выборах, но обаяние Маттео Ренци оказалось сильнее

Беппе Грилло рассчитывал на победу на выборах, но обаяние Маттео Ренци оказалось сильнее

Эта смесь самоуверенности и скромности (возможно, напускной) и составляет суть политического стиля Маттео Ренци. Юрист по образованию, выпускник университета Флоренции, он увлекся политикой еще в студенческие годы. Примкнул к левоцентристам, быстро сделал карьеру в партийных рядах, стал одним из лучших ораторов своей партии. В 2004 году, когда ему не было и тридцати, Маттео Ренци был избран главой провинции Флоренция, а пять лет спустя – мэром этого города, чьим уроженцем он является. Ренци популярен среди земляков, хотя, как замечает член городского совета от оппозиции Орнелла Де Дзордо, многие проекты и обещания, данные горожанам, Ренци не выполнил: "Он много раз использовал лозунг: "Сказано – сделано!" В действительности для него характерен прямо противоположный подход: "Сказано – не сделано". Уже в бытность Ренци премьером популярный политический блог Valigia Blu завел специальную страничку, на которой демонстрируется темп (не)выполнения главой правительства данных им обещаний. Пока красные крестики (не выполнено) явно преобладают над зелеными галочками (сделано).

Он много раз использовал лозунг: "Сказано – сделано!" В действительности для него характерен прямо противоположный подход: "Сказано – не сделано"

Премьера это, однако, не смущает: он сам говорит о себе как о человеке, который "приносит надежду", и пока это является залогом его успеха. Италия пребывает в глубоком кризисе, и дело не только в том, что уже 20 лет экономика страны буксует. Итальянский политический класс давно утратил доверие граждан, а чередование одних и тех же лиц в государственных верхах утомило их. К тому же это очень пожилые лица: итальянская политика известна своей склонностью к геронтократии. Президенту республики Джорджо Наполитано – 89 лет, главной политической фигуре страны, трижды премьеру Сильвио Берлускони – без малого 78, председателю Сената Пьетро Грассо – 69 и т. д. На этом фоне Маттео Ренци смотрится просто юношей, но юношей с идеями: он не раз говорил о том, что правящую элиту страны следует полностью поменять.

И действительно, большая часть его кабинета – люди в возрасте от 40 до 50 лет, к тому же половина из них – женщины, что для итальянской политики тоже не характерно. Однако упреки, с которыми сталкивается Ренци, как раз и сводятся к тому, что он предпочитает форму содержанию. А содержание во многом остается прежним – закулисные сделки, которые ставят под сомнение реформаторскую риторику нового премьера. Так, свою нынешнюю должность Маттео Ренци занял, сместив полгода назад с премьерского поста своего товарища по партии Энрико Летту, хотя за пару недель до этого в телеинтервью на всю страну заявил: "Энрико, будь спокоен! Никто не хочет отобрать у тебя твою работу". Но после переговоров с президентом Наполитано Ренци перешел в наступление, заручился поддержкой большинства членов руководства своей партии и вынудил Летту 14 февраля подать в отставку. После этого фраза "Энрико, будь спокоен!" стала интернет-мемом, а соответствующий хэштег #enricostaisereno надолго вошел в число самых популярных в "Твиттере".

Ренци также упрекают в том, что он пошел на переговоры с отставным и непопулярным, но все еще влиятельным Берлускони – чтобы заручиться поддержкой депутатов его партии для проведения политической реформы. Суть ее сводится к изменению избирательной системы и урезанию полномочий Сената – при одновременном расширении прерогатив правительства. Понесут потери и малые партии, от которых часто зависит прочность хрупких правительственных коалиций. Все это заставляет оппозицию говорить о том, что Ренци в сговоре с Берлускони стремится ограничить итальянскую демократию. Сам премьер заявляет, что его цель – сделать ее более прозрачной, эффективной и менее коррумпированной.

В последнем сомневается, например, британский политолог Перри Андерсон, который в своем эссе, посвященном нынешней итальянской политике, указывает на связи Ренци с крупными бизнесменами: "Его основным спонсором был крупный строительный предприниматель Марко Карраи. В бытность Ренци мэром Флоренции Карраи вел реконструкцию городских парковок и аэропорта, а сам Ренци бесплатно поселился в апартаментах, принадлежащих Карраи – сейчас по этому поводу ведется расследование. Три года спустя, когда Ренци баллотировался на пост лидера Демократической партии, одним из основных спонсоров его кампании стал крупный финансист Давиде Серра, живущий в Лондоне. Он помог Ренци сориентироваться в финансовом мире, устроив, в частности, банкет в Милане в честь кандидата, на котором присутствовала вся местная банковская элита".

Маттео Ренци заявляет, что, будучи умеренно левым, он ориентируется на идеологическое наследие таких политиков, как Тони Блэр, чья концепция New Labour превратила британских лейбористов из классической социалистической в более либеральную и современную партию. Иное дело, что репутация самого Блэра к концу его премьерства оказалась по разным причинам далеко не блестящей. Его итальянский поклонник пока что этого не боится. Как и Блэр, он не чужд популистским жестам: первым крупным шагом Ренци на посту премьера стала тотальная распродажа лимузинов из правительственного гаража. А вот планы по урезанию расходов казны новому кабинету уже пришлось пересмотреть: к 2015 году их предполагалось сократить на 17 миллиардов евро, потом эту планку снизили до 14 миллиардов. Как отметил в недавнем интервью агентству Рейтер экс-министр по делам государственной администрации Италии Ренато Брунетта, "объемы государственных расходов в Италии составляют 820 миллиардов евро. Этот тот колодец, из которого черпают поддержку политики и партии. Если эта база будет размыта, изменится вся структура власти в стране". Судя по риторике Маттео Ренци, именно к этому он и стремится. Но на практике действия премьера не столь решительны, как его слова:

– Италия сильнее, чем волны кризиса, которым она противостоит. Италия способна сыграть решающую роль в процессах, которые разворачиваются сейчас в Европе.

В высшем европейском обществе. Маттео Ренци (крайний справа) на саммите ЕС в Брюсселе

В высшем европейском обществе. Маттео Ренци (крайний справа) на саммите ЕС в Брюсселе

За полгода пребывания у власти Маттео Ренци создал себе неплохую репутацию за рубежом. О нем с симпатией отзывались канцлер Германии Ангела Меркель и британский премьер Дэвид Кэмерон. Он договорился с французским президентом Франсуа Олландом об общей позиции по вопросам экономической политики: Париж и Рим выступают за некоторое ослабление фискальной дисциплины во имя роста инвестиций и создания новых рабочих мест. Ренци отверг звучавшие в прессе обвинения в том, что Италия не хочет поддержать жесткие санкции Евросоюза и США против России:

– Если кто-то сомневается в политической позиции Италии, это значит, что он сомневается и в позиции других стран, таких как Франция, Германия, Великобритания и вся "Большая семерка". Ведь над всеми разрабатываемыми нами документами мы работали совместно.

Но все же тут итальянского премьера поджидала неприятность. На июльском саммите Евросоюза, где предполагалось утвердить кандидатуру нового руководителя внешнеполитического ведомства ЕС, Маттео Ренци предложил назначить на эту должность министра иностранных дел Италии Федерику Могерини. Эта 41-летняя дама еще недавно была совершенно не известна в дипломатических кругах. Кроме того, репутации Могерини повредили слишком дружелюбные по отношению к Кремлю высказывания, сделанные ею во время недавнего визита в Москву. В результате Польша, Швеция и государства Балтии высказались против того, чтобы глава МИД Италии заняла высокий европейский пост. Дипломатические источники сообщали, что досталось и самому Маттео Ренци: ему припомнили позитивное отношение к проекту "Южный поток", в котором участвует итальянский концерн Eni. Премьер, однако, не согласился заменить кандидатуру Могерини другой – называлось, в частности, имя того самого Энрико Летты, которому Ренци когда-то советовал "быть спокойным". В результате вопрос пока отложен.

Победа на выборах в Европарламент помогла премьер-министру заставить итальянцев забыть некрасивые обстоятельства его прихода к власти. Ренци сохраняет популярность и служит предметом скорее добродушных шуток – вроде подтрунивания над тем, как тяжело дается ему английский язык:

Однако, при всем юмористическом отношении итальянцев ко многим грехам их политиков, времени у Маттео Ренци немного. Аура спасителя, которой он обладает в глазах многих граждан, может исчезнуть очень быстро. А неудача Ренци могла бы подтолкнуть итальянцев к более радикальным рецептам – вроде тех, что предлагает Беппе Грилло. Или напомнить им об афоризме бывшего премьер-министра Джованни Джолитти: "Управлять Италией возможно, но совершенно бессмысленно".

XS
SM
MD
LG