Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Канатоходец Лукашенко


В последний раз Александр Лукашенко, Владимир Путин и Петр Порошенко виделись в Минске 26 августа

В последний раз Александр Лукашенко, Владимир Путин и Петр Порошенко виделись в Минске 26 августа

Президент Белоруссии предлагает неординарные рецепты урегулирования украинского кризиса

10 октября в Минске прошла главная часть саммита стран СНГ, на который должны съехаться главы всех государств Содружества, кроме президента Украины. Белоруссия взяла на себя председательство в СНГ в 2014 году после того, как весной от исполнения председательских функций отказался Киев.

Если Путин и Порошенко в ближайшие дни и встретятся, то скорее в Милане на следующей неделе в кулуарах саммита форума "Азия – Европа" (АСЕМ). О такой возможности 9 октября рассказал помощник российского президента Юрий Ушаков. Он добавил, что возможное общение Владимира Путина с Петром Порошенко, а также канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Франции Франсуа Олландом может пройти в "нормандском формате". В июне этого года, во время празднования 70-летия высадки союзных войск в Нормандии, Олланд организовал первый короткий разговор между главами России и Украины, причем два президента пожали друг другу руки.

Владимир Путин и Петр Порошенко в Нормандии. 6 июня 2014 года

Владимир Путин и Петр Порошенко в Нормандии. 6 июня 2014 года

Вторая встреча Путина и Порошенко прошла все в том же Минске 26 августа в рамках совещания лидеров так называемой "евразийской тройки" (Россия, Белоруссия, Казахстан), Украины и представителей Евросоюза. Длилась она два часа с глазу на глаз. После этого разговора российский президент обронил, что "детали конфликта на Украине предметно не обсуждались". Хозяин же встречи Александр Лукашенко, если и знал какие-то подробности, то предпочел о них умолчать. Тогда же он провел и двусторонние переговоры с Петром Порошенко, и стороны остались весьма довольны друг другом: об этом свидетельствовали и дружелюбные заявления обоих президентов, и их взаимные улыбки и похлопывания по плечу.

Владимир Путин и Петр Порошенко в Минске в компании Кэтрин Эштон и Нурсултана Назарбаева. 26 августа

Владимир Путин и Петр Порошенко в Минске в компании Кэтрин Эштон и Нурсултана Назарбаева. 26 августа

9 октября, накануне нынешнего саммита СНГ в Минске, палата представителей парламента Белоруссии единогласно ратифицировала договор о создании Евразийского экономического сообщества, возглавляемого Россией. Однако белорусские депутаты также сделали специальное заявление, в котором отметили, что Минск обязуется добросовестно выполнять договор "при условии, что будут достигнуты конкретные договоренности о снятии барьеров, ограничений и изъятий". Высшие белорусские чиновники признают, что ЕврАзЭС пока нельзя считать настоящим общим рынком, и у Минска к Москве немало претензий.

В начале сентября именно в Минске с участием ОБСЕ и России состоялись переговоры контактной группы по урегулированию кризиса на востоке Украины, на которых делегации Киева и самопровозглашенных Донецкой и Луганской республик достигли договоренности о прекращении огня в Донбассе. (Впрочем, судя по поступающим из региона сообщениям, соблюдается это соглашение далеко не полностью.) После этого за президентом Белоруссии Александром Лукашенко закрепилась репутация политика, который пытается играть весомую роль в урегулировании украинского кризиса. О событиях на Украине белорусский президент, до сих пор считавшийся союзником Москвы, рассуждал много и охотно. Однако все его высказывания лишний раз подчеркивают весьма неоднозначный характер нынешних российско-белорусских отношений.

Вот что говорил на эту тему в 2014 году Александр Лукашенко:

12 марта 2014 года на заседании Совета безопасности Белоруссии: "Что надо делать в Украине, чтобы преодолеть этот кризис? Я в шутку отвечаю: не напрягайтесь, нужно просто работать. А если вы не знаете, что делать, доверьте нам эту страну, и к концу года мы обеспечим там и стабильность, и единство народа, и целостность государства. Это я отвечаю украинцам, которые меня начинают “допрашивать”.

28 марта, в программе украинского ТВ "Шустер Live". Об аннексии Крыма и действиях украинских военных: "Почему ушли, почему вывели военных оттуда? Почему не сражались, если это ваша земля? Почему не защищали свою землю? Я в страшном сне (не дай бог!) представляю себе, что это могло произойти с Беларусью... Вы знаете, если бы даже наши военные поступили так, как украинские, сидели как мыши под веником на своих базах (это, конечно, трудно представить в Беларуси!), я первый, в одиночку бы пошел воевать".

Александр Лукашенко стремится поддерживать хорошие отношения как с Москвой, так и с Киевом

Александр Лукашенко стремится поддерживать хорошие отношения как с Москвой, так и с Киевом

О Путине, Украине и НАТО: "Я Путину говорил об этом, что Крым присоединить к России – не проблема, как-то действовать в Украине, кому-то помогать – тоже не вопрос, но, делая любой шаг, надо видеть последствия. Что самое опасное для нас и России? Самое опасное, и мы так это понимаем, и президент Путин – если оставшаяся, континентальная, скажем так, часть Украины сегодня вступит в НАТО, или НАТО войдет в Украину и укрепится там. Это самое нежелательное для России и для Беларуси! Это поважнее, чем Крым. Я тоже об этом сказал".

29 марта, на переговорах с тогдашним и.о. президента Украины Александром Турчиновым в Гомельской области: "Вокруг Беларуси создан пояс добрососедства более 100 километров вглубь Украины". "Мы не готовы его разрушить. Это наши люди. Я всегда говорю: это наша Украина. Это те же люди, особенно здесь (на Полесье). Полесье – оно и белорусское, и украинское, здесь не разберешь, кто живет. Даже говор здесь у белорусов больше похож на украинский".

7 июня, после церемонии инаугурации президента Украины Петра Порошенко в Киеве: "Никогда мне не предлагайте роль посредника. Я ненавижу посредников и миротворцев. Я считаю, что Украина – здесь умный народ, который может разобраться со своими проблемами. И этот народ разберется. Я же готов сделать все, что вы скажете и на что я способен. Без всякого миротворчества и посредничества. Это тот, кто хочет какой-то политический капитал себе нажить, тот рвется в посредники и миротворцы. А у меня все это есть. Все-таки с “последним диктатором Европы” разговариваете… Боевики, которые воюют против украинцев, – их надо уничтожать. Но сначала разберитесь, а то перестреляете своих".

С предыдущим президентом Украины у его белорусского коллеги тоже не было особых проблем

С предыдущим президентом Украины у его белорусского коллеги тоже не было особых проблем

26 августа, накануне встречи президентов России, Белоруссии, Украины и Казахстана при участии представителей Евросоюза в Минске: "Трудно ставить какие-то грандиозные цели, которых мы должны достичь здесь, в Минске. Скорее, колоссального прорыва трудно ожидать, но концептуально мы что-то должны сделать, чтобы начать хотя бы движение к миру".

5 октября, в интервью телеканалу Euronews: "Украина стала театром военных действий и театром разборок крупных геополитических сил. Я об этом сказал – это не только Запад, но и Восток, к сожалению. Я изначально заявлял о том, что проект, к примеру, Новороссии мной не воспринимается. Я выступаю за единство и целостность Украинского государства. Чтобы не было там замороженных каких-то конфликтов, каких-то зон типа Приднестровья, Нагорного Карабаха, которые всегда таят опасность взрыва. Я лично этого не хочу как человек и как президент Белоруссии, потому что мы находимся совсем рядом с Украиной".

8 октября, в интервью казахстанскому телеканалу "16/12": "Мы не хотели бы разрушения украинского государства. Здесь многие говорят, что там Крым когда-то неправильно отошел к Украине, что это территория исконно российская и так далее… Это неправильный подход. Ну давайте тогда вернемся во времена хана Батыя, монголо-татарского ига… Ну тогда надо будет отдать Казахстану, Монголии и еще кому-то практически всю территорию России, Западной и Восточной Европы. Кроме Белоруссии: до нас они как-то дошли, но нас не тронули".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG