Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американка против ФСБ России


Дженнифер Гаспар с мужем Иваном Павловым и дочерью

Дженнифер Гаспар с мужем Иваном Павловым и дочерью

В Петербурге начинается суд по иску гражданки США Дженнифер Гаспар, протестующей против выдворения из России

В Дзержинском районном суде Санкт-Петербурга 29 октября состоялось предварительное заседание по иску американки Дженнифер Гаспар против ФСБ России. Она и ее муж, адвокат Иван Павлов, вынуждены были покинуть российскую территорию по политическим мотивам, о которых их прямо уведомили ФМС и ФСБ, – из-за того, что Дженнифер якобы "создавала угрозу национальной безопасности", без уточнения деталей. Основные слушания по этому делу назначены на 10 ноября.

Супруги, только что участвовавшие в онлайн-форуме "Открытой России", занимались в Санкт-Петербурге правозащитной деятельностью. Дженнифер Гаспар жила в России десять лет, была консультантом некоммерческих организаций. Иван Павлов возглавляет Фонд свободы информации, который в 2014 году был признан "иностранным агентом". 5 августа 2014 года Гаспар и Павлов получили письмо от Управления федеральной миграционной службы (УФМС) по Петербургу и Ленинградской области за подписью руководителя подразделения Елены Дунаевой. Из документа, датированного 21 июля, супруги узнали, что вид на жительство в России, выданный гражданке США Дженнифер Гаспар, аннулирован, и в течение двух недель она должна покинуть страну, иначе ее ждет депортация. По странному совпадению, срок этот истек ровно в день получения письма от миграционного ведомства, рассказывает Иван Павлов:

Письмо, которое Гаспар получила из ФМС

Письмо, которое Гаспар получила из ФМС

Скоротечный судебный процесс во Фрунзенском суде города 19 августа подтвердил законность решения УФМС. При рассмотрении дела представитель УФМС ссылался на некоторое секретное заключение ФСБ, но суд отказал защите в истребовании из ФСБ как этого документа, так и других, проливающих свет на конкретные причины, послужившие основанием для депортации гражданки США.

Дженнифер Гаспар с дочерью в конце августа покинули Россию. Гражданка США, эксперт в области НКО, в течение 10 лет помогала российским некоммерческим организациям работать грамотнее и эффективнее, подчеркивает один из ее адвокатов Сергей Голубок; сейчас он пытается добиться от суда ответа на ряд вопросов:

– С одной стороны, УФМС ссылается в своем решении на письмо из ФСБ, в котором содержатся такие серьезные обвинения в адрес Дженнифер Гаспар, как создание угрозы государственной безопасности. С другой стороны, суд отказывается истребовать какие-либо материалы. В результате никаких доказательств вины Гаспар нет, но суд признает решение УФМС законным. Мы до сих пор не услышали, как она якобы призывала к насильственному свержению государственного строя в России, и не получили объяснений, какая угроза безопасности страны от нее исходила. Суду это было неинтересно, он просто выполнил команду, полученную из ФСБ!

Муж Дженнифер Иван Павлов рассказывает о том, как в Дзержинском районном суде, куда супруги были вынуждены обратиться, чтобы опротестовать прежнее решение, 29 октября прошло первое заседание:

– Суть нынешнего процесса состоит в том, чтобы устранить недостатки прошлого процесса, который прошел летом во Фрунзенском суде. Тот суд был очень скоротечным. Мы не получили никаких ответов на те вопросы, которые ставили. Мы подумали, что если гора не идет к Магомету, то Магомет сам придет к горе, – и обратились в суд Дзержинского района с иском уже не к ФМС, а к ФСБ. Мы попросили признать то самое "секретное заключение", которое Фрунзенский суд отказался истребовать у ФСБ, незаконным. Сегодня было скорее предварительное знакомство сторон друг с другом, во время которого представители ФСБ заявили, что тот документ, который мы оспариваем, носит гриф "секретно". Следовательно, такие дела по первой инстанции должен рассматривать не районный суд, а Санкт-Петербургский городской. И они, и мы будем ходатайствовать о передаче дела туда, и, очевидно, оно будет рассмотрено 10 ноября.

У меня нет веры в то, что процесс может закончиться успешно. Но у моих адвокатов такая вера есть

– Как вы расцениваете сам факт такого судебного процесса? Как общественный акт, как демонстрацию несогласия с деятельностью российских властей и спецслужб? Или как прагматичный шаг, который позволит вам вернуться в Россию? Вы верите в успех, верите, что вам будет позволено жить в России?

– Хорошо, что я не адвокат в этом деле, ведь у меня нет веры в то, что этот процесс может закончиться успешно. Но у моих адвокатов такая вера есть, и я надеюсь, что они ее сохранят до самого конца процесса. Мы обратились в суд, прежде всего, с целью узнать, что же такого сделала моя семья, чтобы так жестоко принимать решение о выдворении нас за пределы России? Это основная цель.

– Какова судьба вашего общественного фонда, который признали "иностранным агентом"? Он продолжит работу? Вы будете дальше заниматься правозащитной деятельностью, где бы вы ни находились?

Фонд свободы информации пока продолжает работу, хотя тот факт, что его внесли в список "иностранных агентов", вынудил нас подумать о переформировании деятельности, и мы уже этот процесс начали. Если решение суда о том, что претензии к нам законны, останется в силе, то Фонд в результате прекратит свою деятельность в России.

К сожалению, россияне готовы к новой волне массовых политических репрессий

– Вы и Дженнифер сегодня участвовали в онлайн-форуме "Открытой России", посвященном политическим заключенным. Учитывая новый опыт общения с российскими властями и спецслужбами, который вы приобрели, о чем вы говорили на этом форуме?

– Уже не о политзаключенных, а о политических репрессиях, которые мы наблюдаем. Масштаб этих репрессий надо как-то измерять, но этим пока мало кто интересуется. Последние социологические исследования показывают, что, к сожалению, россияне готовы к тому, что может начаться новая волна массовых политических репрессий.

– Какое настроение у Дженнифер, как она держится? Десять лет прожить в России и прийти к такому финалу…

– Дженнифер – молодец, она боец, тут все в порядке. Мы справимся! – говорит муж Дженнифер Гаспар, адвокат-правозащитник Иван Павлов.

Ольга Цейтлина, адвокат Дженнифер Гаспар в деле против ФСБ, подчеркивает: с одной стороны, представители ФСБ заявляют, что они не оказывали никакого давления на УФМС по вопросу лишения Дженнифер вида на жительство. С другой стороны, в представленном ФСБ 29 октября документе сказано, что Федеральная служба безопасности России имеет право принять такое решение, поскольку "она обязана выявлять, предупреждать и пресекать разведывательную и иную деятельность":

– Получается, что ФСБ России – некая неприкасаемая организация, которая может вынести любое заключение, а проверить, на чем оно основано, что конкретно было совершено лишенным вида на жительство иностранцем, никто не может.

Получается, что ФСБ России – некая неприкасаемая организация

Ольга Цейтлина надеется, что ФСБ сообщит причины депортации, но при этом отмечает, что суды все чаще стали выносить решения в пользу спецслужб, дающих отрицательные заключения по поводу предоставления вида на жительство тому или иному иностранцу:

– Мы участвовали в рассмотрении подобных дел десять-пятнадцать лет назад. Таких случаев было очень много, особенно в Москве. И когда офицеры ФСБ без документальной мотивации приносили свои решения об отрицательном мнении насчет продления вида на жительство иностранцам, судьи задавали вопрос: "На чем основано ваше решение?" ФСБ обычно в таких случаях ничего ответить не могла, и обычно эти процессы проигрывала. Сейчас, как мы видим, ситуация изменилась. Суды не желают даже истребовать такой документ у ФСБ. Нам приходится добиваться этого самим. В этом заключается главная интрига данного дела: удастся ли нам узнать, что вменяют Дженнифер в вину? – подчеркивает адвокат Ольга Цейтлина.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG