Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Террор и кощунство


Рисунок сербского карикатуриста Предрага Коракшича

Рисунок сербского карикатуриста Предрага Коракшича

На фоне многомиллионных шествий памяти погибших при терактах во Франции в России говорят о кощунстве в Европе

Почти 4 миллиона человек вышли в воскресенье на улицы Парижа и других городов Франции, чтобы принять участие в Маршах единства в память о жертвах террористического нападения на редакцию еженедельника Charlie Hebdo и последовавших за этой атакой других трагических событий во Франции на этой неделе. В Париже в акции участвовали около сорока мировых лидеров.

Под аплодисменты и возгласы благодарности по улицам Парижа днем 11 января проехал кортеж полиции и жандармерии – люди встречали своих защитников с теплотой и скорбью по их погибшим коллегам. Аплодисменты звучали и тогда, когда плотным рядом несколько сотен метров по столице Пятой республики прошагали порядка пятидесяти глав государств и правительств – количество беспрецедентное для такого массового мероприятия. Очевидцы отмечают, что такое собрание высокопоставленных персон достойно было любого международного саммита. Только саммиты готовят заблаговременно, а эта демонстрация международной солидарности с французским народом была актом фактически спонтанным. Воскресный Республиканский марш в Париже побил все былые рекорды численности. До этого самой крупной считалась манифестация за свободную школу, в 1984 году собравшая в столице Франции около миллиона человек.

Впереди демонстрации шли родственники 17 погибших в результате нападений. Повсюду были видны плакаты с надписью Je suis Charlie ("Я – Шарли").

"Океан людей, люди обнимаются, целуются, – так описал происходившее в интервью Радио Свобода живущий в Париже общественный активист, президент ассоциации Russie-Libertes Алексей Прокопьев. – Я пришел как гражданин, я считаю, была совершена атака на наши гражданские принципы. Были зверски убиты журналисты за то, что они пользовались своим конституционным правом защищать свободу слова. Мы пришли сказать слово солидарности, но также сказать, что мы не отступим, что нам не страшно, мы будем продолжать защищать свободу слова, защищать демократию".

"Акция была пафицистская, много людей с табличками "Я – Шарли", с плакатами, на которых были изображены белые голуби, карандаши, с флагами с надписью "Мир", – говорит журналистка Анастасия Кириленко, – еще популярный лозунг был "Я – Шарли, я – еврей, я – мусульманин", то есть это такой объединяющий митинг. На арабском были лозунги "Я – Шарли". И еще популярный лозунг – "Нет любому проявлению фашизма".

Как сказал французский премьер-министр Мануэль Вальс, это беспрецедентная манифестация, которая войдет в учебники истории: "Марш должен продемонстрировать мощь и достоинство французского народа, заявляющего о своей любви к свободе и толерантности". В марше участвовали президент Франции Франсуа Олланд, британский премьер Дэвид Кэмерон, канцлер Германии Ангела Меркель, премьер-министр Италии Маттео Ренци. Россию представлял министр иностранных дел Сергей Лавров.

Жертвами нападения в среду на редакцию Charlie Hebdo, который, среди прочего, публиковал карикатуры на пророка Мухаммеда, стали 12 человек. Подозреваемые в нападении братья Шериф и Саид Куаши, которые, по данным следствия, были связаны с радикальными исламистами, были убиты в ходе полицейской операции два дня спустя. Тогда же был убит их сообщник Амеди Кулибали, захвативший в пятницу заложников в еврейском магазине в Париже, а днем ранее, предположительно, застреливший женщину-полицейского.

Тем временем продолжается расследование трагедии в "Шарли Эбдо" и последовавшего за ним захвата заложников в магазине на востоке Парижа. Следователи выяснили, например, что Хаят Бумеддьен, жена и предполагаемая сообщница Амеди Кулибали, покинула Францию в первых числах января, а 8 января пересекла турецко-сирийскую границу.

В воскресенье утром в интернете появился видеоролик, в котором Кулибали заявляет, что действовал от имени и по указанию организации "Исламское государство":

​"С братьями, осуществившими обстрел в "Шарли Эбдо", мы координировали свои действия. Что-то делали сообща, что-то – по отдельности. Это делалось для увеличения эффекта. Я передал им несколько тысяч евро на покупку оружия и боеприпасов. Мы синхронизировали наши действия. То, что мы делаем, совершенно легитимно и давно заслужено. Вы хотите уничтожить халифат, вы хотите уничтожить исламское государство, мы вас атакуем. Вы не можете атаковать и не получать ответа. Вы скорбите по нескольким жертвам, как будто не понимаете, что происходит. Тогда как вы и ваша коалиция регулярно бомбите нашу территорию, вы убиваете гражданских и бойцов. Почему? Потому что мы хотим жить по законам шариата? Вы должны решать это за нас? Нет, мы этого не допустим", – говорит Кулибали, добавляя, что во Франции живут тысячи "молодых и здоровых мусульман", которых он "призывает подняться и принять участие в войне против Запада".

Французские спецслужбы в настоящее время анализируют этот ролик, который, по всей видимости, был записан уже после нападения на "Шарли Эбдо". Цель – выявить возможных сообщников трех террористов. В пятницу, 9 января, один из братьев Куаши в беседе с журналистами телеканала BFMTV заявил, что они действуют по указке йеменского крыла "Аль-Каиды". Такая кооперация между двумя основными международными джихадистскими организациями, вероятно, очень озадачила и насторожила спецслужбы и экспертное сообщество.

Как отметил в интервью Радио Свобода Франсуа Хейсбур, председатель базирующегося в Лондоне Международного института стратегических исследований (IISS) и специальный советник при парижском Фонде стратегических исследований (FRS), речь скорее идет о конкуренции джихадистов, и это существенно повышает террористическую угрозу во Франции и в Европе в целом:

"Очень вероятно, что конкуренция между различными джихадистскими организациями, как "Исламское государство", "Аль-Нусра", "Аль-Каида", существенно повышает террористическую угрозу. Ведь каждая из них пытается осуществить теракты, чтобы продемонстрировать, что именно она является наиболее эффективной в борьбе против неверных".

Акция солидарности и памяти жертв нападений прошла в воскресенье и в Москве, у здания посольства Франции. Однако днем ранее в центре города активист, стоявший в одиночном пикете с плакатом "Я – Шарли", был задержан полицией.

О том, какая линия взята российскими властями в отношении к событиям во Франции, можно судить и по нескольким другим признакам – помимо этих задержаний, отсутствия в Париже Владимира Путина или грозных заявлений лидера Чечни Рамзана Кадырова. Так, 8 января в Москве у посольства Франции серию одиночных пикетов провели активисты православного движения "Божья воля", которые возложили вину за трагедию в Париже на французское правительство и обвинили журналистов Charlie Hebdo в оскорблении чувств верующих. Полиция проведению акции не препятствовала.

Лидер движения Дмитрий Цорионов, известный как Дмитрий Энтео, написал в социальной сети "Вконтакте": "Журналисты издания Charlie Hebdo не просто оскорбляли мусульман провоцируя их на насилие, но и страшно хулили Иисуса Христа, Богородицу и Пресвятую Троицу. Любой богохульник достоин высшей меры наказания, по решению суда. Только оперативные меры государства, по пресечению оскорбления чувств верующих, могут сохранить межконфессиональный и межрелигиозный мир. Не одобряя исламизм, мы свидетельствуем, что подлинными террористами являются подобные карикатуристы".

Только что было опубликовано интервью Цорионова "Россия должна стать православной Чечней": "Наше общественное движение, известное своей борьбой с актами кощунства в общественном пространстве и активной деятельностью направленной на возрождение православных духовно-нравственных ценностей, действительно объявило о создании Комитета по защите чувств верующих. Причиной стала новая волна антиклерикализма, которая последовала за трагическими событиями во Франции, когда группа журналистов, систематически размещающая предельно кощунственные карикатуры на христианские и мусульманские святыни, стала жертвой группы радикальных исламистов. Всецело осуждая акт насилия, в результате которого помимо работников издания погибли невинные люди, мы свидетельствуем, что подлинной причиной трагедии стала грязная и чудовищная по своим масштабам провокация авторов данного издания".

После трагедии во Франции в социальных сетях можно было видеть однотипные реакции так называемых ботов:

В России травлю "кощунников" ведут люди маловерующие, категорически не собирающиеся жертвовать собой

Священник Яков Кротов, ведущий программы Радио Свобода "С христианской точки зрения", отмечает, что православные активисты во главе с Дмитрием Цорионовым финансируются Кремлем и поддерживаются Кремлем:

– Движение для борьбы с "кощунниками" устраивало погромы в Дарвиновском музее, в "Яблоке", в "Мемориале", в одном из московских театров, и все эти организации побоялись обратиться в прокуратуру. Всем четырем явно пригрозили, что будете жаловаться – будет хуже. Но дело в другом: в России сейчас действует закон об экстремизме, закон об оскорблении религиозных чувств. По этому закону редакцию "Шарли Эбдо" посадили бы давным-давно, "двушечку" дали бы каждому ("двушечка" – высказывание президента Владимира Путина о приговорах участникам Pussy Riot. – РС). И в этом смысле вполне можно говорить о том, что малоразумие и фанатизм некоторых мусульман близки к малоразумию и фанатизму современного Кремля и современного российского общества. И даже больше. Разница в том, что если те мусульмане, которые совершили это преступление, – это все-таки маргиналы и это люди, видимо, истово верующие, явно суицидального толка, потому что очевидно, что они не готовили никаких путей отхода и импровизировали, поэтому погибли, то в России эту травлю "кощунников" ведут люди маловерующие, люди абсолютно материалистического духа, люди, категорически не собирающиеся жертвовать собой. То есть это все значительно морально более гнилое явление, чем там. Там это хотя бы мораль фанатика, но это искренний фанатизм, искренняя мораль, а здесь это и безнравственность лживая, и религиозность лживая.

То, что православие весь 2014 год использовалось для поливания грязью украинцев, деформировало православие

– Изменилась ли ситуация в России по сравнению со временем процесса над Pussy Riot, той "двушечки", о которой вы вспомнили – как раз тогда общество обсуждало, как строятся взаимоотношения государства, общества и религии. Сейчас ситуация как-то усугубилась?

– Ситуация, разумеется, стала хуже. Во-первых, потому что как результат процесса Толоконниковой и Алехиной (участниц группы Pussy Riot Надежды Толоконниковой и Марии Алехиной по так называемому "панк-молебну" в Храме Христа-спасителя. – РС) были приняты дополнительные уголовные наказания за оскорбления религиозных чувств. Статья, кажется, не применялась или применялась очень незначительно, что-то в Новосибирске было с майками. Но в целом это мертвая статья. Но в худшую сторону очень многое изменил конфликт с Украиной, потому что для него мощным идеологическим прикрытием стало как раз православие. Конечно, это все чистое лицемерие, это абсолютно политтехнология, а не искренний, из сердца идущий патриотизм. Это не то, что было в 19-м веке – водрузить крест на Святую Софию – там это было искренне, пусть глупо и вздорно, теперь это чистая махинация. Но то, что православие весь 2014 год использовалось для поливания грязью украинцев, конечно, деформировало православие. И все эти попытки изобразить украинцев какими-то бесноватыми фашистами, их православие – ненастоящим, кощунственным, в Луганске и Донецке два десятка протестантских церквей закрыты и экспроприированы, в Крыму идет зачистка от инаковерующих, и греко-католиков, и католиков, и протестантов. Там сейчас созидаются такие анклавы настоящего средневековья, и вся России грозит превратиться в такой анклав. Там отрабатывается то, что завтра станет реальностью в России. В этом смысле Пакистан покажется просто детскими играми. Потому что в Пакистане искреннее мусульманство, искренний ислам, искренняя вера в Аллаха, а здесь и вера в Бога, и вера в Христа абсолютно пластиковые, безумные, это наведенные галлюцинации, говоря языком Стругацких. И в этой ситуации у людей отсутствуют какие бы то ни было душевные ограничения на насилие.

Чучело Ленина из могилы сооружает новый ленинизм под знаком креста

– Поговорим о средневековье. С одной стороны, общество контролируется религиозным фанатизмом, догмами, напоминающими иранский образец. С другой стороны, как православные активисты могут оказываться по одну сторону баррикад с исламскими радикалами? Россия после конфликта в Чечне долгое время боялась исламского экстремизма.

– Я специалист по Средневековью, поэтому иногда сравниваю со Средневековьем. Но по большому счету, со Средневековьем тут чисто внешнее и случайное совпадение. И вот почему: Средневековье на самом деле не было богато на религиозные войны, крестовые походы были концом Средневековья в Западной Европе, началом конца. Средневековье классическое, темное, 6-10-го веков, очень умело поддерживать межрелигиозный мир. В сущности, та же ситуация сейчас в Индии, в Пакистане – при всех трениях, конфликтах, погромах, там внутри сотни религий, тем не менее поддерживается мирное сосуществование. Кто-то в гетто загнан, но это равновесие, поддерживаемое обществом. А фанатизм отдельного человека подавляется, если он угрожает этому равновесию. Мы живем уже в мире, который не может стать средневековым, даже если захочет, равновесие нарушают личности, вот эти истово верующие мусульмане. Конечно, с точки зрения многих мусульман, это искажение ислама – это отдельный разговор. Важно понять другое: в России никакой религиозности эти фанатики в себе не содержат, это фанатики не веры, не религии, не православия, не Бога – это фанатики насилия, власти. Это, извините меня, чекистская хунта и ее хунвейбины. Никакая религия тут близко не лежала. Точно так же, когда дорогой Леонид Ильич что-то говорил о марксизме, это не имело к марксизму ни малейшего отношения. И все эти разговоры, и церкви, и соборы, которые Кремль понастроил за последние 15 лет, не имеют к христианству никакого отношения – это чистое потемкинское православие. Соответственно, и в Чечне не было религиозного конфликта. Религиозный конфликт придумали и тогда уже осуществили селекцию, поубивали секулярных борцов за независимость, как Дудаев, и вырастили тем самым борцов религиозных – сами породили. С исламским фанатизмом, я думаю, Европа справится, но надеяться на то, что навсегда можно исключить подобные происшествия, просто нельзя, иначе мы скатимся в диктатуру. Жизнь есть жизнь, безумства будут всегда. Но казус России совершенно особый и с религией никак не связан. Это чучело Ленина из могилы сооружает новый ленинизм под знаком креста. Это ложь, лицемерие, это хуже Ленина. Ленин хоть чуть-чуть верил в социальную справедливость, эти не верят ни во что, кроме жажды господства, садизма. Это стократ испорченный ленинизм, он протух уже донельзя. Как разница между Троцким и Стрелковым, тот все-таки выиграл Гражданскую войну, все-таки был какой-никакой, а полководец. А этот что? Реконструктор-имитатор. Здесь, я думаю, европейцы по-прежнему недооценивают российскую ситуацию, она намного хуже, чем кажется. Это не религиозный фанатизм. С религиозными фанатиками хоть какой-то диалог возможен, они искренни в своем фанатизме. И когда православные псевдофанатики, имитаторы восторгаются и говорят: "А в синагоге это бы разрешили? А в Израиле бы разрешили Pussy Riot?" Во-первых, в Израиле бы разрешили и уж точно не дали бы два года. Другая страна – демократичная. А во-вторых, этим лицемерам холодным, оловянным, бессердечным, им хочется выглядеть нормальными, и поэтому они восхищаются теми, у кого есть искренняя вера, пускай даже в форме фанатизма. Но сами они не веруют ни во что – это абсолютно циники, мертвецы духовные. И поэтому Россия опаснее. Потому что если исламский фанатик жертвует своей жизнью, то эти – только чужими, о своей жизни они заботятся с гипертщательностью. И ради ее сохранения пойдут на любое преступление, вплоть до атомной войны. Настоящая угроза – это не Иран, не Ирак, не "Исламское государство", Сирия и Ирак, там нормальная средневековая война племен, идей, шейхов, вождей и так далее. Это было там всегда в течение десяти тысяч лет. Настоящая угроза планетарная – это здесь, в России. Потому что здесь это что-то принципиально новое по своей абсолютной циничности и безнравственности. Коммунизм хоть чуть-чуть это сдерживал, там был хоть какой-то пролетарский, но интернационализм. А теперь поперло не то что черносотенство, черносотенство тоже искреннее было, а это чистые манипуляции, это социопатия, возведенная в ранг государственной социальной политики.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG