Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Исламисты грозят Татарстану


Исламист в сирийской провинции Ракка

Исламист в сирийской провинции Ракка

Аресты и приговоры над воевавшими в Сирии жителями Татарстана свидетельствуют о росте экстремизма в России

На фоне сообщений СМИ о жестокости представителей террористической группировки "Исламское государство" появились опасения о радикализации российских мусульман. Аресты и последовавшие за ними приговоры двум мужчинам из преимущественно суннитского мусульманского Татарстана за участие в войне в Сирии вызывают беспокойство: в регионе, возможно, вырос уровень экстремизма.

Большая часть сообщений о гражданах России, возвращающихся домой после боев на стороне "Исламского государства" и аналогичных группировок, появляется на Северном Кавказе. Однако в последние недели в центре внимания оказался Татарстан. Два этнических татарина получили тюремные сроки за участие в сирийской войне.

В декабре 2014 года суд в Казани приговорил 27-летнего Раифа Мустафина к 3 годам 10 месяцам колонии строгого режима. В январе 2015-го год колонии общего режима получил Ришат Идрисов, 25-летний житель города Набережные Челны.

Мечеть в Казани (Татарстан)

Мечеть в Казани (Татарстан)

В случае Мустафина обвинительный акт утверждал, что он являлся членом военизированной группировки "Татарский джамаат" в Сирии.

Из публикаций в СМИ по поводу обоих случаев было очевидно, что приговоры Мустафину и Идрисову вызывают опасения радикализации этнических татар в России.

В статье на эту тему в газете "Московский комсомолец" говорится, что Сирия стала "новым тренировочным лагерем ваххабитов из Татарстана": "Теперь они возвращаются домой, чтобы строить "Исламский халифат" в Поволжье". Журналисты высказали опасения: те, кто возвращаются из зон конфликтов в Сирии и Ираке, могут начать организовывать радикальные группировки у себя дома.

"Московский комсомолец" объясняет участие татар в сирийских боях ростом радикализации в Татарстане, что, в свою очередь, является результатом "религиозного ренессанса" на фоне внешнего влияния, усилившегося в республике в начале 90-х годов, после распада СССР. Издание отмечает: главной проблемой оказалось стремление Татарстана к автономии и "активной международной политике", при которой республиканских лидеров "охотно встречали на высоком политическом уровне в мусульманских странах".

Как результат, в Татарстане получили широкое распространение "нетрадиционные течения зарубежных форм ислама радикального толка". Исламисты из республики даже принимали участие в боевых действиях в Чечне, пишет газета.

В Татарстане получили широкое распространение "нетрадиционные течения зарубежных форм ислама радикального толка"

По данным издания, начиная с развития сирийского кризиса в 2011 году, потенциальные боевики из Татарстана попадали в Сирию через Турцию "под видом обычных российских туристов". Это заявление, очевидно, основано не на конкретных доказательствах, а на том факте, что большая часть боевиков из республики, воевавших в Сирии, попала туда через территорию Турции.

Официальных данных о количестве воюющих татар, будь они из Татарстана или Крыма, нет. Встречаются утверждения, что число принимающих участие в боях крымских татар может достигать 50 человек, однако год назад посол Сирии на Украине Мохаммед Саид Акиль опроверг такие утверждения.

Руслан Саитвалиев

Руслан Саитвалиев

О крымских татарах, возможно, воюющих в Сирии, в минувшем ноябре заявил Руслан Саитвалиев – руководитель промосковского Таврического муфтията в Крыму, образованного после аннексии полуострова Россией. Его слова о том, что в Сирии на стороне "Исламского государства" воюют крымские татары, скорее, были предупреждением об опасности появления в Крыму русскоговорящих боевиков из "Исламского государства". "Это стало бы серьезным ударом по стабильности региона", – заявил он.

В инфографике о количестве боевиков из разных стран в Сирии, составленной газетой The Washington Post, число участников боев из Украины оценено в 50 человек. Впрочем, эти цифры в публикации не подтверждены доказательствами.

В оценке количества боевиков из России (800 человек) этнические татары из Татарстана никак не выделяются.

Главные доказательства присутствия представителей этой национальности из Крыма и Татарстана в Сирии – показания, данные в ходе судебного процесса осужденным Мустафиным, а также записи в соцсетях русскоговорящих участников сирийских столкновений.

Члены возглавляемой чеченцами воюющей против правительства Башара Асада группировки "Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар" (JMA) заявляли, что в ее состав входит татарская группа. Лидером группы являлся татарин по имени Абдул Карим Крымский. О прошлом Крымского известно мало, однако его должность в руководстве JMA говорит о наличии боевого опыта. Впервые Крымский появился на видео, попавшем в интернет в мае 2013 года. В ролике он, названный лидером "Татарского джамаата", обращается к аудитории, лежа раненым на больничной койке. Видео распространила медиагруппа FiSyria, близкая к тогдашнему лидеру JMA Умару аш-Шишани.

Несмотря на то что сам он воевал в Сирии, Крымский явно обозначал свою сильную эмоциональную связь с Крымом. В "майском обращении" он открыто призывал крымских татар "снова вверить себя исламу" и "вернуться к джихаду", либо ожидать новой массовой депортации.

Стоит отметить, что Крымский не обращался к другим татарам, живущим за пределами полуострова. Он также не призывал крымских татар воевать в Сирии.

С высокой долей вероятности можно сделать вывод: кроме крымско-татарской группы в бригаде JMA, расположенной в провинции Алеппо, есть еще одна отдельная группировка татар

В то время как других доказательств присутствия на войне в Сирии крымских татар фактически нет, есть еще одно сообщение на схожую тему. Житель крымского Нижнегорска, попавший под влияние JMA, в апреле 2013 года стал смертником-самоубийцей, взорвав себя. Тогда группировка была под управлением Шишани – теперь одного из сирийских руководителей "Исламского государства".

По утверждению медиагруппы FiSyria, этого человека звали Рамазаном или Абу Халидом. В бою против правительственных войск Сирии он взорвал начиненный взрывчаткой грузовик в больнице Аль-Кинди провинции Алеппо. За неделю до этого боевик женился на местной женщине. На некоторых прижизненных фотографиях он изображен вместе с Шишани.

Сопоставляя факты, с высокой долей вероятности можно сделать вывод: кроме крымско-татарской группы в бригаде JMA, расположенной в провинции Алеппо, есть еще одна отдельная группировка татар. Ее местонахождение – провинция Латакия. Так, исходя из сообщений в соцсетях, датированных июнем 2014 года, татарин из Оренбурга воевал и погиб в находящемся в этой провинции городе Кассаб.

Этот человек по имени Абу Джаббар, по свидетельствам, был опытным боевиком со связями в экстремистских группировках Татарстана. В сообщении о его смерти, распространенном в социальной сети "ВКонтакте", говорилось: Абу являлся уроженцем Оренбургской области, но преимущественно жил в Татарстане. "Он начал свой джихад в Татарстане, где был в списке преступников, находящихся в международном розыске, но по воле Аллаха ускользнул из рук кафиров (неверных) и попал в Сирию… Там у него были жена и шестеро детей, самому маленькому вчера исполнилось 2 месяца", – говорилось в тексте.

Это сообщение о смерти Абу Джаббара в провинции Латакия оказывается значимым, потому что во время суда в Казани Раиф Мустафин упомянул, что в январе 2014 года он находился с так называемым татарским джамаатом в "одном из населенных пунктов Латакии".

По имеющимся данным, "Татарский джамаат" – часть группировки "Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар". Вместе с тем в то время, когда на ее стороне воевал Мустафин, а также в июне 2014 года, когда погиб Абу Джаббар, JMA в провинции Латакия не присутствовала. Эти факты говорят в пользу той гипотезы, что в Сирии воюют две отдельные татарские группировки.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG