Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гости программы – юристы Коллегии правовой защиты автовладельцев Спартак Королев и Марат Бикбов

Марьяна Торочешникова: Судебных разбирательств из-за выплат по ОСАГО станет меньше. Во всяком случае, именно на это надеются судьи Верховного суда России, пленум которого разъяснил коллегам из нижестоящих инстанций, в каких случаях и как именно нужно рассматривать дела, связанные с обязательным страхованием гражданской ответственности автовладельцев. Об этих разъяснениях, о том, что изменится для автомобилистов, и о том, как с учетом постановления пленума Верховного суда России сложится судебная практика по ОСАГО, и пойдет речь в сегодняшней передаче.

В студии Радио Свобода - юристы Коллегии правовой защиты автовладельцев Спартак Королев и Марат Бикбов.

29 января 2015 года было принято постановление пленума Верховного суда России о рассмотрении споров, связанных с обязательным страхованием автогражданской ответственности. Многие юристы уже назвали его подарком для автовладельцев. В чем же заключается этот подарок? И действительно ли теперь станет значительно легче разбираться в спорных ситуациях, в том числе и без участия судов?

Видимо, Верховный суд посчитал, что такие разъяснения нужно давать именно сейчас, потому что у судов возникли сложности

Спартак Королев: Я вас немножко поправлю. Точное название этого постановления пленума от 29 января 2015 года, номер 2 - "О применении судами законодательства об обязательном страховании автогражданской ответственности владельцев транспортных средств". И я думаю, что такие разъяснения Верховного суда требовались, поскольку сами изменения, достаточно масштабные, были внесены в федеральный закон от 21 июля 2014 года. Сложность заключалась в том, что разные положения закона вступали в силу в разные сроки: какие-то изменения вступили в силу с 1 сентября, какие-то - с 1 октября, какие-то - с 1 апреля 2015 года. Это достаточно редкий случай, когда между принятием изменений и разъяснениями Верховного суда прошел такой небольшой промежуток времени, обычно это происходит несколько позже, когда нарабатывается практика. Но здесь, видимо, Верховный суд посчитал, что такие разъяснения нужно давать именно сейчас, потому что у судов возникли сложности.

Марьяна Торочешникова: Во-первых, это касается большого количества людей, а во-вторых, наверное, и сами судьи ездят за рулем...

Когда речь идет о прямом возмещении, это называется - претензия о прямом возмещении убытков, когда речь идет об урегулировании этого вопроса в компании виновника, это называется - заявление о страховой выплате

Спартак Королев: Конечно. Но первое, на что надо обратить внимание слушателей, это то, что введен так называемый обязательный досудебный порядок урегулирования спора. В частности, это касается случаев, когда, скажем, потерпевшая сторона недовольна, считает, что сумма выплаченного страхового возмещения занижена. Это касается также случаев, когда в течение 20 дней с момента подачи заявления не принято какое-то решение. И в этом случае до предъявления иска - само собой, заявление о наступлении такого случая, и в случае отказа или неполучения ответа в течение 20 дней с момента обращения, потерпевший со всеми документами обязан обратиться с претензией в страховую компанию. Тут тоже надо разделять, и Верховный суд показал, что в законе это четко прописано: когда речь идет о прямом возмещении, это называется - претензия о прямом возмещении убытков, когда речь идет об урегулировании этого вопроса в компании виновника, это называется - заявление о страховой выплате. Соответственно, если этот порядок не соблюден, надо четко уяснить...

Спартак Королев

Спартак Королев

Марьяна Торочешникова: Если порядок не соблюден, а человек пришел в суд с исковым заявлением, с требованиями к страховой компании, то суд его тут же развернет?

Спартак Королев: Выражаясь юридическим языком, языком ГПК, судья в этом случае выносит определение о возвращении искового заявления на том основании, что не соблюден досудебный порядок, который предусмотрен в данном случае законом.

Разъяснения пленума Верховного суда появились для того, чтобы разгрузить суды

Марьяна Торочешникова: Правильно ли я понимаю, что это было и законодательно предусмотрено, и после появились соответствующие разъяснения пленума Верховного суда, для того, чтобы разгрузить суды?

Спартак Королев: Несомненно.

По сути, это усложнение. Я не вижу здесь никаких упрощений.

Марат Бикбов: Да, похоже, что это было сделано для этого. Но в целом и изменения, которые были внесены в закон, и постановление пленума, которое, по сути, никаких новых законодательных норм не установило, а только истолковало то, что было, как это правильно применять, - по моему мнению, это в некоторой степени усложнило доступ к получению страховой выплаты. Тот же самый обязательный досудебный порядок, - по сути, это усложнение. Ведь раньше гражданин, права которого нарушены, мог просто пойти в суд, для этого ему при отсутствии юридически знаний требовалась некая однократная юридическая помощь - либо просто консультация, либо помощь в составлении искового заявления, либо помощь представителя для ведения самого дела в суде. А теперь получается, что эта помощь нужна, по меньшей мере, два раза- ведь ему еще нужно составить претензию. При этом закон не оговаривает ее содержание и подробно не оговаривает, куда ее подавать и что делать в этом случае. И это может быть проблемой для человека, который не обладает даже минимальными юридическими знаниями или навыками общения с разными организациями, госорганами и прочими инстанциями. Значит, для этого ему, опять-таки, надо пойти и у кого-то спросить, как это сделать, потом либо за деньги заказать кому-то эту работу - чтобы ему написали, либо самому потратить свое личное время, чтобы это написать. Потом - потратить свое личное время, чтобы все это отнести, либо направить по почте, и потом выяснить, что это, оказывается, никто не получил, и все вернулось обратно. И пока он не пройдет эту ступень, он не попадает в суд. Так что я не вижу здесь никаких упрощений.

И вообще, насколько пленум можно назвать подарком? Тут тоже все достаточно спорно. По моему мнению, из изменений, которые были внесены в закон, подарком является только увеличение лимита страховой выплаты по имущественному ущербу до 400 тысяч. Вот, собственно, и весь подарок. То, что они внесли в закон какие-то нормы, исходя из нарушений прав потребителей, - суды и раньше все это прекрасно применяли.

Марьяна Торочешникова: Но я так понимаю, что не везде, раз верховным судьям пришлось разъяснять, что вот эта практика более желательна.

Марат Бикбов: В данном случае, я думаю, Верховный суд разъяснил просто потому, что были масштабные изменения, и при прочтении действительно возникал ряд вопросов, как это будет выглядеть. Вот, например, Верховный суд разъяснил, что делать, если иск предъявлен непосредственно причинителю вреда. В законе про это ничего не было написано, и надо было понимать, что делать судам. И Верховный суд совершенно правильно разъяснил: если у суда есть сведения, что ответственность причинителя вреда была застрахована, то он обязан привлекать страховую компанию. Но потом опять идет вот этот эффект обязательного претензионного порядка. Соответственно, суд выясняет, что есть страховая компания, привлекает страховую компанию, после этого выясняется, что претензию в страховую компанию никто не носил, возможно, просто не зная, что такая компания есть, и суд после этого оставляет заявление без рассмотрения, производство прекращается, и нашего несчастного потерпевшего опять направляют все туда же - с претензией к страховой компании.

Марат Бикбов

Марат Бикбов

Марьяна Торочешникова: Но, может быть, это каким-то образом балансируется положениями закона и разъяснениями Верховного суда - в частности, о том, что если страховая компания отказалась рассмотреть дело в претензионном порядке, то она будет оштрафована, если дело все-таки дойдет до суда, выяснится, что была претензия, и требования заявителя на были удовлетворены? Страховая компания с высокой долей вероятности будет оштрафована.

Потерпевший с этого совершенно ничего не получает, наоборот, для простого гражданина усложняется доступ к получению выплаты

Марат Бикбов: Но и раньше никто не запрещал писать и подавать претензии в страховые компании, просто потерпевший не был этим связан. Он мог написать претензию и подождать, дать время страховой компании образумиться и выплатить в досудебном порядке, а мог сразу пойти в суд. И пойдя в суд, он не получил бы неустойку, не получил бы штраф за то, что страховая компания в досудебном порядке не осуществила выплату, потому что он не предъявлял претензию, но это было его право, он мог сделать так или по-другому. Сейчас этот порядок обязателен. Я считаю, что потерпевший с этого совершенно ничего не получает, наоборот, страховая компания получает дополнительное время на рассмотрение всего этого, и, опять-таки, для простого гражданина, по сути, таким образом усложняется доступ к получению выплаты.

Марьяна Торочешникова: Спартак Борисович, вы разделяете скептицизм коллеги?

Спартак Королев: В какой-то степени. Можно согласиться, что таким образом наши суды несколько разгружаются. Все-таки есть вероятность, что ответ на претензии будет положительным, потому что потом следуют санкции, штрафы, неустойки, моральный вред, - получаются достаточно приличные суммы. Практика показывает, что, может быть, в незначительном количестве, но, тем не менее, страховые компании стараются удовлетворять претензии. И Верховный суд дал четкие разъяснения, что главное - что было на день подачи иска. Если на день подачи иска в суд выплаты еще не было, выплата произведена уже в рамках рассмотрения дела, то это не освобождает страховую компанию от обязанностей по выплате штрафа и морального вреда. Раньше эти вопросы не имели однозначного решения, хотя практика показывала, что все равно, даже при отсутствии этих разъяснений Верховного суда, суды взыскивали штрафы, когда выплата была произведена уже в рамках рассмотрения дела. Надо сказать, что этот претензионный порядок распространяется не только на страховые компании, но и на Российский союз автостраховщиков (РСА) тоже, и это уже будет называться взысканием компенсационных выплат. Потерпевший должен тоже обратиться с таким требованием, с такой претензией. Соответственно, Российскому союзу автостраховщиков тоже дается определенный срок для решения вопроса по существу. Кроме того, в новых правилах ОСАГО, которые утвердил Центробанк и которые применяются с 1 октября, есть глава 5 правил ОСАГО, которая как раз говорит о правилах предъявления претензий. И там есть один очень любопытный момент (и на этом тоже, наверное, могут обжечься некоторые потерпевшие). В случае спора по сумме страхового возмещения потерпевший обязан приложить к претензии или оригинал экспертного заключения, на которое он ссылается в обоснование своих требований, или надлежаще заверенную копию. Если эти требования потерпевшим не соблюдены, то страховая компания отказывает в удовлетворении претензии.

Марат Бикбов: Вот о чем я и говорил! Оказывается, все не просто так.

Марьяна Торочешникова: То есть добавляется еще одно звено.

Марат Бикбов: Это то, о чем даже не написал Верховный суд.

Спартак Королев: И многие об этом не знают. Хотя мне рассказывали коллеги, что уже были случаи, когда страховые компании отказывали в удовлетворении претензии, ссылаясь на то, что приложена ксерокопия.

Марьяна Торочешникова: Еще и нотариусов подкормим...

Марат Бикбов: Не обязательно нотариус, может заверить сам эксперт.

Спартак Королев: Да, копия может быть заверена экспертом, здесь как раз проблем нет. Я тоже не сразу обратил на это внимание. Просто возникла ситуация, когда нужно было предъявить претензию, и я внимательно посмотрел эту главу 5 ОСАГО - там четко прописано, каков порядок. Ведь потерпевший может посчитать, что в удовлетворении претензии было отказано незаконно, и пойдет с иском в суд, и здесь возникнет вопрос...

Марат Бикбов: …соблюден ли в данном случае претензионный порядок. Это тоже усложнение.

Спартак Королев: И скорее всего, ему будет в иске отказано. И это будет означать, что, видимо, дело или будет оставлено без рассмотрения, или исковое заявление будет возвращено, и потерпевшему придется уже в соответствии с правилами ОСАГО...

Марьяна Торочешникова: …заново проходить весь этот путь. То есть подарок - не такой уж и подарок.

Это такой своеобразный нажим со стороны Верховного суда на страховые компании

Марат Бикбов: Спартак Борисович правильно сказал, что Верховный суд разъяснил - раньше такого официального разъяснения не было – что, если страховая компания... Кстати, страховые компании так часто поступали: ждали, когда им предъявят иск в суд, а потом переводили деньги, понимая, что человек настроен решительно, и деваться уже некуда. Верховный суд разъяснил, что даже если они это сделают, то штраф должны будут заплатить. Я думаю, это такой своеобразный нажим со стороны Верховного суда на страховые компании, чтобы они понимали, что так поступать не надо, и если вы уже понимаете, что неправы, то платите до суда, до подачи искового заявления, иначе будет штраф и финансовые потери. И еще, может быть, небольшой подарок – то, что разъяснил, опять-таки, Верховный суд, - что по страхованию возмещается не только стоимость восстановления поврежденного автомобиля, но и утеря товарного вида, перемещение автотранспортного средства в результате повреждения, и в этот перечень даже включено хранение поврежденного транспортного средства. Раньше суды часто отказывали, полагая, что нет никакой причинно-следственной связи между ДТП и хранением. Если повреждены какие-то вещи внутри автомобиля, какие-то придорожные заграждения или что-то еще, это плюс - это разъяснено и дополнено.

Марьяна Торочешникова: То есть Верховный суд разъяснил, что именно страховщики должны компенсировать это. Но, опять же, в рамках этой установленной суммы - максимальной, 400 тысяч.

Марат Бикбов: Да, все в пределах лимита страховой выплаты, не больше того.

Марьяна Торочешникова: Туда же включили, насколько я понимаю, и возмещение расходов, связанных с доставкой пострадавшего в лечебное учреждение.

Марат Бикбов: Да, это тоже включено. И, может быть, хорошо, что изменен порядок возмещения вреда здоровью, что теперь это будет устанавливаться по определенным тарифам, я так понимаю, в зависимости от тяжести. При прежнем порядке шла ссылка на 59-ю главу Гражданского кодекса, в которой говорится, что оплачивается только та медицинская помощь, которая не предоставляется в соответствии со стандартами бесплатно, а у нас формально практически вся основная помощь предоставляется бесплатно. В итоге и получалось, что человек попадал в больницу, там платил медсестрам за более хороший уход, может быть, за какие-то более дорогостоящие препараты, и потом никто ему это не компенсировал, потому что, по идее, все это бесплатно. Теперь ситуация должна измениться, потому что будут определенные параметры. Вряд ли, конечно, эти параметры полностью устроят всех, потому что сумма выплат по здоровью остается небольшой, даже при новом лимите - 500 тысяч (тем более, если не ошибаюсь, это на всех, и это совсем даже немного). Возможно, был смысл делать эту цифру гораздо выше. Ходят слухи, что по статистике размер выплат по здоровью в общей массе совершенно не велик. А для человека, который получил серьезную травму, тем более получил инвалидность, это была бы существенная поддержка.

Марьяна Торочешникова: Хочу процитировать сообщение с сайта правительства России, которое 25 февраля утвердило упрощенную схему выплат по ОСАГО в случае причинения вреда здоровью, там появляется: "Россиянам не придется дожидаться окончания лечения, чтобы получить страховые выплаты по договору ОСАГО. Получить деньги от страховщика теперь можно по нормативам на основании медицинских документов, в которых указаны характер и степень повреждения здоровья, и документов, подтверждающих факт ДТП". Тут, наверное, вопросы могут возникать по поводу того, кто будет устанавливать вот эту тяжесть и характер...

Марат Бикбов: Это все устанавливается медицинским заключением, в зависимости от того, какой диагноз поставлен в итоге. Я так понял, что аналогично действует система страхования гражданской ответственности перевозчиков пассажиров. Эта система действует уже довольно давно, и там по каждому диагнозу прописан процент от максимальной страховой суммы, максимального лимита.

Марьяна Торочешникова: То есть, если травма окажется серьезной, вплоть до инвалидности, а расходы на лечение превысят размер ранее произведенной страховой выплаты, то потерпевшему будет дополнительно произведена страховая выплата в пределах страховой суммы, размер которой с 1 апреля 2015 года составит 500 тысяч рублей. Это все-таки плюс.

Спартак Королев: Но при этом есть такое понятие - возмещение ущерба в заработке. Как раз эти вопросы регулируются Гражданским кодексом, и возмещение ущерба в заработке привязано к трудоспособности. Этот вопрос будет регулироваться этими правилами, будет регулироваться Гражданским кодексом, и ущерб в заработке зависит от того, какова степень утраты трудоспособности. А это достаточно длительный процесс, и это осталось без изменений. Там тоже требуется заключение экспертизы, и больше того, я проводил мониторинг ситуации, и выяснилось, что экспертизу утраты профессиональной трудоспособности у нас теперь проводит Бюро медико-социальной экспертизы при Минтруде. Раньше этим занималось Бюро судебно-медицинской экспертизы при Департаменте здравоохранения, они определяли утрату профессиональной трудоспособности. И они же подтверждают инвалидность и определяют, нуждается ли пострадавший в дополнительных расходах... И вот буквально недавно по конкретному делу был ответ из Бюро судебно-медицинской экспертизы, что они теперь не решают вопрос утраты трудоспособности. Дело в том, что раньше можно было установить утрату трудоспособности в учреждениях судебно-медицинской экспертизы, если вред причинен не при исполнении трудовых обязанностей. Потом этот пункт исключили. Соответственно, теперь такие заключения дают Бюро медико-социальной экспертизы, и пока еще немногие знают об этом. Кстати, и не все судьи, к сожалению, об этом знают.

Марьяна Торочешникова: А это как-то осложняет жизнь?

В общем, пустили козла в огород

Марат Бикбов: Ну, к ОСАГО это напрямую не относится. Там тоже есть проблемы. Эти бюро не хотят ничего делать по заявлениям граждан, и получается, что гражданин без помощи суда фактически не может получить такое заключение. Соответственно, он не может отнести его в страховую компанию с указанием степени утраты, потому что в досудебном порядке это делать отказываются, ссылаясь на свои ведомственные положения о том, что они обязаны это делать в судебном порядке, и просто по желанию гражданина они этого не делают. И получается, что все равно человек вынужден будет, в конечном итоге, идти в суд, чтобы установить эту степень. А по-другому он никак не получит соответствующую выплату в полном размере, о котором говорит правительство. Естественно, он все равно не сможет сделать всего этого, пока не вылечится и пока все не будет окончательно ясно. Я полагаю, что в изменениях в законе об ОСАГО, которые Верховный суд, естественно, никак не мог исправить (он только толкует), самое негативное и скрытое заключается в том, что очень многое опять отдали органам, которым поручено... В данном случае Центробанку передали составление методики проведения технической экспертизы, а Центробанк передал это в РСА. Российский союз автостраховщиков - организация заинтересованная, и им же в итоге отдали составление справочников, в которых будут все цены. Я так понял, что справочники будут обновляться крайне редко. В общем, пустили козла в огород.

Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, основные споры между автовладельцами и страховщиками возникали из-за суммы выплат, компенсаций. Теперь в законе появилась такая установка, которая вводит обязательную калькуляцию всех нарушений, связанных с работой автомобиля, все рассчитывают по общей схеме.

Марат Бикбов: Не то что закон это установил, а это как-то постепенно скатилось вниз: из закона - Центробанку, который сейчас является главным регулятором страхования, а Центробанк это отдал РСА, заинтересованной организации страховщиков. Не отдал Обществу защиты прав потребителей или какой-то общественной организации, а отдал страховым компаниям. И это может привести к тому, что в этих справочниках - злые языки уже говорят об этом - цены не совсем адекватные и подчас очень низкие.

Марьяна Торочешникова: Эти справочники где-то опубликованы?

Спартак Королев: На сайте РСА.

Марат Бикбов: Да, на сайте РСА они есть, можно посмотреть любую позицию. Кроме того, там есть явные ошибки. Например, я встречал в прессе ссылку на то, что фара определенного автомобиля стоит 25 тысяч рублей, а в справочнике написано – 56 рублей. Видимо, это техническая ошибка, тем не менее, она существует, и ничего с ней не поделаешь. И получается, что цены, указанные в справочнике, обжаловать никак нельзя. Если раньше гражданин мог пойти в суд, заявить о том, что страховая компания или организация независимого оценщика, который был направлен для проведения расчетов, посчитали неправильно, суд назначал судебную экспертизу, судебный эксперт собирал совершенно правильные и адекватные данные с рынка, подсчитывал все это, и таким образом устанавливалась правота или неправота гражданина, то сейчас любой независимый эксперт, в том числе судебный, вынужден будет обратиться к этим справочникам, вне зависимости от того, совпадают там цены с тем, что есть на рынке, или уже давно не совпадают.

Марьяна Торочешникова: При этом, как я понимаю, пленум Верховного суда России, который рассматривал весь комплекс вопросов, связанных с ОСАГО, отметил, что если разница между суммой, начисленной страховой компанией, и тем, о чем говорит потерпевший гражданин, составляет не более 10 процентов, то это не должны рассматривать…

Марат Бикбов: Да, 10 процентов. Это не то что закон, а Центробанк, в руки которого все это отдали, который утверждал методику. Таким образом, и Верховный суд подарил 10 процентов страховой компании. 10 процентов – это, может быть, и не так мало. 10 процентов от 400 тысяч – это 40 тысяч рублей, для кого-то это очень большие деньги. Такая неслабая статистическая погрешность – не 1 процент, а 10 процентов.

Марьяна Торочешникова: То, о чем говорит Марат Алмазович, - что невозможно будет как-то сдвинуть, повысить сумму компенсации, - это действительно так? Или люди начнут пытаться добиваться этого в суде, обосновывать свои претензии по поводу того, что выплаты занижены?

Спартак Королев: Интересно, как вообще сумели внести именно в такой редакции эти правила ОСАГО, правила проведения технической экспертизы, что и судебная экспертиза может проводиться только в рамках этой методики.

Марат Бикбов: Только по этой методике и только по этим справочникам.

Спартак Королев: То есть даже потерпевший, истец не сможет ссылаться на какие-то другие источники, и эксперт не сможет выйти за пределы этой методики.

Марьяна Торочешникова: А можно оспорить сам справочник?

Марат Бикбов: Я думаю, это возможно, но это будет довольно сложная процедура, отдельный процесс. Это нельзя сделать в рамках взыскания у страховой компании какой-то недоплаченной страховой выплаты, надо составлять отдельный иск и идти с ним в Верховный суд.

Марьяна Торочешникова: И, соответственно, расходы на всю эту историю, на обжалование тех справочников, на которых основывается методика, могут быть больше, чем человек получил бы в итоге.

Это тоже вопрос – насколько экономически целесообразно вступать в спор

Марат Бикбов: Да, это тоже вопрос – насколько экономически целесообразно вступать в спор. Более того, не только от страховой компании нельзя будет потребовать в суде чего-то лучшего и большего, чем написано в этих справочниках, но и от причинителя вреда нельзя требовать, опять-таки, больше, чем написано в этих справочниках. Верховный суд разъясняет, что как только страховая компания выплатит все по этим справочникам, обязанность по возмещению ущерба будет полностью выполнена, и в этом случае вопросов больше ни к кому быть не должно. И никого, к сожалению, не будет интересовать, что все это достаточно спорно, с точки зрения закона, 15-той статьи того же Гражданского кодекса, где определено, что такое убытки. Действительно ли такой порядок можно признать в данном случае полным возмещением ущерба, если никто не проверяет фактической полноты: а действительно ли за эти деньги можно починить такой автомобиль, даже с учетом его износа, например? Или цифры, установленные в данном случае, вроде бы, законным путем, настолько неадекватны, что починить ничего нельзя?

Марьяна Торочешникова: Законность установления этих сумм тоже вызывает вопросы. А почему не вмешалась прокуратура? Здесь же был явный конфликт интересов. Почему, например, не было протеста на решение Центробанка, который отправил на разработку все эти методички?..

Спартак Королев: В принципе, формально любой гражданин может обратиться в Верховный суд с заявлением, жалобой о признании тех или иных положений (в данном случае речь идет о ведомственном нормативном акте Центробанка) не соответствующими закону. Но при этом надо понимать, что перспектива тут достаточно зыбкая. Гражданин может обратиться, но пока это произойдет… И будет ли положительное решение Верховного суда – тоже большой вопрос. Хотя формально любой может обратиться с таким заявлением.

Марат Бикбов: Да, тут нужно подготовить хорошее заключение независимых экспертов, которые с цифрами в руках подтвердят, что здесь большое несоответствие, и в итоге эти положения нарушают права граждан, которые обращаются за выплатой, - наверное, это можно сделать. Но это все - усложнение, это не делает нашу жизнь легче.

Марьяна Торочешникова: Если только Союз автовладельцев соберется, делегирует представителя и в интересах неопределенного круга лиц решит поднять этот вопрос…

Сейчас существует разброс оценок, иногда просто огромный, суммы отличаются в разы

Марат Бикбов: Да, если, в противовес РСА, какая-то организация, которая защищает права потребителей этой страховой услуги, займется этим вопросом. Но пока трудно сказать, насколько будут адекватны такие оценки. Ведь все это только начинается, и надо посмотреть, какая будет статистика и что они будут писать в этих справочниках. Может быть, мои опасения напрасны, они в РСА окажутся достаточно порядочными, и все будет замечательно и здорово для всех. Сейчас существует разброс оценок, причем, вроде бы, каждый оценщик все делает правильно, и каждый ссылается на одни и те же методики, и каждый представляет какую-то статистику, откуда берет все эти цены, но разброс иногда просто огромный, суммы отличаются в разы – и такое бывало. Проблема еще в том, что, если эти заключения даются во внесудебном порядке, то, собственно, этим оценщикам никто ничего сделать не может. Если бы у него была какая-то ответственность, когда он дает даже внесудебную оценку, возможно, и никакие справочники не понадобились бы, они бы все считали примерно одинаково честно. Но у нас, насколько я знаю, даже случаи привлечения экспертов к ответственности за дачу заведомо ложных заключений можно по пальцам пересчитать, если они вообще есть, а уж говорить об ответственности оценщика вообще не приходится. Так что методика – это хорошо, конечно, но большой вопрос – кому ее отдали, кто будет этим заниматься.

На пути человека, который пострадал в ДТП и хотел бы получить возмещение, выставляются намеренные препятствия

Марьяна Торочешникова: Кто будет составлять все эти методички… Правильно ли я понимаю, что пленум Верховного суда не дал никаких разъяснений относительно тех обстоятельств, на которые часто жалуются застрахованные по ОСАГО автомобилисты: когда они страховались где-нибудь в одном регионе, а вынуждены направлять все требования об урегулирования спорной ситуации в другой регион? Я неоднократно видела в прессе и слышала от знакомых жалобы, что они застраховались где-то в одном городе, а когда случился страховой случай, их отправляют с претензиями даже не в областной центр, например, а в какой-то совершенно другой регион, потому что именно в том регионе у этой страховой компании большой офис, который занимается исключительно урегулированием споров. Этот конфликт был как-то разрешен, Верховный суд РФ дал разъяснения, насколько это законно? Ведь совершенно очевидно, что таким образом на пути человека, который пострадал в ДТП и хотел бы получить возмещение, выставляются какие-то намеренные препятствия.

Злоупотребления страховых компаний никак не нашли отражения в данном постановлении пленума

Марат Бикбов: Все еще более изощренно. Другой регион – возможно, и такие случаи есть, но по закону этого не должно быть, и каждая страховая компания, которая участвует в страховании ОСАГО, должна иметь представительства или филиалы в каждом регионе. Я слышал, что даже и в том же регионе центр урегулирования убытков делается в таком месте, куда и добраться, в общем-то, невозможно, это очень далеко. И формально, к сожалению, это в рамках закона. Злоупотребления страховых компаний никак не нашли отражения в данном постановлении пленума. Это не единственное злоупотребление. Там, например, до сих пор продолжаются проблемы с продажей полисов, много обращений к нам в Коллегию по этому поводу.

Марьяна Торочешникова: При том, что были же штрафы: насколько мне известно, какое-то региональное представительство Росгосстраха было оштрафовано за то, что навязывало людям вместе с полисом ОСАГО…

Марат Бикбов: Все это так, но, к сожалению, ничего не меняется.

Спартак Королев: Верховный суд дал разъяснение, что в случае утраты - скажем, хищения бланка полиса, - если таковая компания обратилась с соответствующим заявлением в правоохранительные органы до наступления страхового случая, то ответственность с нее снимается, но если она с таким заявлением обратилась после…

Марьяна Торочешникова: Если сами страховщики потеряли бланки?

Спартак Королев: Да, хищение бланков. Или если бланки оказались в руках недобросовестных агентов, брокеров. Если такое заявление было подано до наступления страхового случая, до ДТП, то ответственность с них снимается. Но если такое заявление было подано уже после наступления страхового случая, то они должны нести за это ответственность.

Марьяна Торочешникова: То есть это плюс для граждан и защита от недобросовестного страховщика?

Спартак Королев: Да. И более того, было разъяснение, что, если страховая премия, оплаченная страхователем по договору ОСАГО, по каким-то причинам не поступила на счет страховой компании, то это проблемы взаимоотношений страховой компании со своими агентами, и здесь не должны ущемляться интересы потерпевшего, в этом случае он вправе подать соответствующее заявление на выплату. Я вполне допускаю, что в добровольном порядке в такой ситуации, наверное, не заплатят, но суд в этом случае поддержит потерпевшего, и гарантия этого - как раз в разъяснениях Верховного суда.

Марат Бикбов: Положительное есть! Хотя, если агент, по сведениям страховой компании, почему-то не донес деньги до самой компании и пострадавшему отказывали в выплатах, - существовала судебная практика, что страховая все равно должна была заплатить. Это понятно, и все это из положений закона: они обязаны это сделать, и их взаимоотношения с агентами – это их проблемы.

Разъяснение по поводу похищенных бланков - это действительно положительный момент в постановлении пленума. Раньше была такая тенденция, что потерпевший приходил в суд, а страховая компания приносила некий документ, из которого следовало, что у них этот бланк, как раз на котором этот полис, похитили или он утерян. И все это выяснялось только к суду. При этом они не представляли никакого подтверждения, что страховая компания обращалась по этому поводу в правоохранительные органы. И суды часто верили этим бумагам, отказывали в исках. Хорошо, что пленум Верховного суда разъяснил это.

Марьяна Торочешникова: А было ли какое-то разъяснение от верховных судей относительно такой ситуации: до недавнего времени максимальная сумма выплат по ОСАГО составляла 120 тысяч рублей, а теперь она составляет 400 тысяч?

Спартак Королев: Но это по договорам, которые заключены после 1 октября 2014 года.

Марьяна Торочешникова: Но ведь может сложиться ситуация, когда одновременно в ДТП окажутся и человек с полисом на сумму в 120 тысяч рублей, и человек с полисом на сумму в 400 тысяч рублей.

Спартак Королев: Буквально недавно к нам обращались потерпевшие, и у потерпевшего был полис на 120 тысяч, а у виновника – на 400. Я им объяснил: надо исходить из того, что у него полис на 120 тысяч, соответственно, он получит в пределах 120-ти, но в то же время ему страховая компания объяснила, что нет, он получит в пределах 400 тысяч. Если я правильно понимаю смысл разъяснений, то там сказано, что лимит ответственности – 400 тысяч – на те договоры, которые заключены все-таки после 1 октября. Я это понимаю так, что у обоих участников полис должен быть после 1 октября.

Марат Бикбов: Страхуется гражданская ответственность причинителя вреда, и прямое обращение за урегулированием убытков – это просто процедура. Это не источник, это не возникновение права требования. Право требования возникает, опять-таки, из той суммы, на которую застрахован причинитель вреда. Поэтому я полагаю, что, если гражданская ответственность причинителя вреда застрахована на 400 тысяч, то есть уже после 1 октября, значит, именно такую сумму праве получить потерпевший, поскольку его право получения этих денег возникает не из его договора, а из договора причинителя вреда. В данном случае его договор – просто привязка к месту, куда он идет, чтобы получить эти деньги.

Марьяна Торочешникова: И наоборот, если у причинителя вреда еще старый полис, где максимальная сумма покрытия – 120 тысяч рублей…

Марат Бикбов: Да, а у потерпевшего новый, то он не получит 400 тысяч, потому что, опять-таки, источник денег – это страховая компания причинителя вреда, а не потерпевшего. Но Верховный суд, к сожалению, не уделил внимание этому моменту, вопрос остался спорным, и многие страховые компании исходят из того, что сказал сейчас Спартак Борисович: что все идет по худшему варианту, и для того, чтобы получить 400 тысяч, надо, чтобы у обоих было по 400 тысяч. Верховный суд ничего не сказал, значит, практика по этому поводу будет еще некоторое время каким-то образом формироваться, пока все не перезаключат договоры. Сейчас тоже происходит довольно много таких случаев: у кого-то один полис, у кого-то другой. Но я думаю, что практика все равно каким-то образом стабилизируется, и будет какой-то однозначный вариант. Может быть, Верховный суд уделит этому внимание где-то в ответах на вопросы, может быть, в конкретных претензиях.

Марьяна Торочешникова: И, может быть, в этой ситуации нужно обращаться в суд…

Марат Бикбов: Да, я бы посоветовал обратиться в суд, потому что все равно в данном случае обязательства причинения вреда проистекают и каким-то образом возмещаются за счет страхования гражданской ответственности причинителя вреда, а у него лимит – 400 тысяч. А если 120, то будет 120, независимо от того, на какую сумму застраховался потерпевший.

Спартак Королев: Относительного прямого возмещения - там тоже были внесены изменения в закон об ОСАГО с 1 октября. В случае, если нет пострадавших, есть два участника, и оба застрахованы в рамках ОСАГО, потерпевший может обратиться только в свою компанию по прямому возмещению. Жесткое условие! Обратиться в компанию виновника уже не получится. Раньше это было возможно, выбор был за потерпевшим. Нужно, чтобы было понимание. Тут есть четкие разъяснения. И еще очень важный момент: способ выплаты страхового возмещения раньше не был предусмотрен законом об ОСАГО, а теперь изменения уже вступили в силу, и потерпевший может выбрать – получить денежную выплату или обратиться в ремонт. Это право потерпевшего. Но я думаю, здесь возникнет масса вопросов.

Марат Бикбов: Это не будет работать - сто процентов!

Марьяна Торочешникова: Да, потому что - какие детали, кто будет ремонтировать…

Спартак Королев: Это взаимоотношения страховой компании с сервисом, с которым существует договор: то там не будет каких-то запчастей, то не будет мастеров соответствующей квалификации, - то есть возникают какие-то вопросы. Но при этом надо отдать должное нашему законодателю – четко прописано, что при направлении на ремонт должен быть четко указан срок, не позднее которого такой ремонт должен быть выполнен, и если этого не произошло, то потерпевший может уже обращаться с иском в суд, чтобы ему произвели денежную выплату. Но при этом, опять-таки, надо разбираться, какие были основания, почему не смогли провести ремонт. Я полагаю, что эта норма будет у нас приниматься со скрипом.

Марьяна Торочешникова: А если ремонт уже будет произведен за счет страховой компании, но человек останется недоволен качеством этого ремонта?

Марат Бикбов: Верховный суд разъяснил, что за все отвечает страховая компания.

Марьяна Торочешникова: То есть дальше этот вопрос будет решаться в рамках закона о защите прав потребителей? Вот страховая компания отремонтировала за свой счет какой-то автомобиль, поставила вместо хорошей, оригинальной запчасти некачественную деталь…

Марат Бикбов: В любом случае, за качество ремонта отвечает страховая компания, будет действовать закон о защите прав потребителя, и претензию придется предъявлять страховой компании. Можно требовать какого-то возмещения ущерба от некачественно проведенного ремонта, либо возмещения расходов третьим лицам по устранению недостатков, и все это нужно предъявлять страховой компании. Тут тоже много споров, правильно ли это делается – ремонтирует один, требования к другому… Но, наверное, страхования компания, если захочет, как-то урегулирует свои отношения с сервисом, чтобы они все выполняли качественно. Ремонт по-другому не будет работать, потому что выплаты осуществляет потерпевший, он получает деньги для ремонта, но предлагать ремонт ему может страховая компания, и она не обязана предлагать и деньги, и ремонт.

Марьяна Торочешникова: То есть если ему страховая компания не предлагает ремонт, то он не может этого потребовать?

Марат Бикбов: Конечно, он не может потребовать ремонта, в том-то и дело. Он может спросить у страховой компании, есть ли у нее ремонт, но, если страховая компания скажет: ремонта нет, получайте ваши деньги и идите отсюда, - то он ничего не сможет поделать. То есть статья вряд ли будет работать. Тем более, там предусмотрена доплата, то есть сервис может попросить доплату за этот ремонт, но с учетом того, что, вроде как, расчет идет с учетом износа, сервис просто не в состоянии найти некоторые детали с таким же износом за такие деньги, - сервис будет, естественно, ставить новые детали. И закон в данном случае предусматривает, что сервис может попросить доплату за детали. Кому нужно такое возмещение ущерба, когда он ставит машину на ремонт еще даже по непонятной цене? Выбирая, ремонтировать автомобиль или нет, человек вряд ли будет точно знать, какие будут последствия у этого ремонта. Он пригонит машину, а в сервисе ему скажут: заплати еще столько же, сколько тебе обещала страховая, и тогда мы тебе отремонтируем машину. И бедный потерпевший должен будет либо соглашаться с этим, либо идти обратно в страховую компанию и говорить: нет, я передумал, мне такого ремонта не надо, давайте мне деньги. А страховая компания скажет: ну, мы тогда еще подумаем предусмотренное законом время и решим, платить ли деньги, или езжайте на ремонт, раз уж вы его выбрали. Все это порождает затруднения.

Марьяна Торочешникова: Да, дополнительную волокиту и проблемы.

Марат Бикбов: Это тенденция последнего времени – самые разные затруднения для простых граждан по самым разным поводам, начиная от правосудия и кончая ОСАГО.

Марьяна Торочешникова: Верховные судьи разъяснили, что теперь страховщик должен будет платить, в том числе, и в случае потери товарного вида автомобиля.

Спартак Королев: Это входит в состав реального ущерба.

Марьяна Торочешникова: Раньше, как я понимаю, с этим были проблемы.

Марат Бикбов: В суде не было проблем.

Спартак Королев: В правилах ОСАГО, которые приняло еще правительство РФ, был пункт 61-ый или 60-ый, где все было достаточно туманно, а потом Верховный суд признал этот пункт не соответствующим закону. Но потом в закон об ОСАГО вносились изменения, и, в общем, поднимался вопрос об утрате товарной стоимости… Я знаю по практике, что в рамках ОСАГО это не всегда выплачивалось.

Марат Бикбов: Не знаю, как в других городах, но в Москве проблем не было, потому что все равно существовало решение Верховного суда, и там в тексте мотивировки решения шло толкование нормы, из которого следует, что все равно страховая должна платить. Этот пункт, например, признан недействительным - они потом поменяли правила, пункт оказался другой - но вот эта мотивировочная часть носит общий характер, и из нее видна позиция Верховного суда по этому поводу. Моя практика, по крайней мере, показала, что всегда взыскивали утрату товарной стоимости.

Спартак Королев: Наверное, вам больше повезло. У меня были случаи, когда отказывали.

Марат Бикбов: Конечно, хорошо, что все это включили в повестку пленума, но по сути эта поправка ничего не поменяла.

Марьяна Торочешникова: По московской практике. Возможно, в регионах складывалось иначе.

Марат Бикбов: Да, возможно, в регионах были проблемы, и тот, кто не шел на обжалование в Верховный суд, ничего не получал. Может быть, в конце концов, вообще было бы лучше прецедентное право…

Положительный момент для потерпевших – снижен предельный процент износа транспортного средства

Спартак Королев: Есть еще один положительный момент для потерпевших – снижен процент износа транспортного средства. Это есть в законе, но все-таки есть и разъяснения. Если раньше предельный процент износа был – 80, то теперь – 50. Безусловно, это в интересах потерпевшего.

Марьяна Торочешникова: Потому что повышается размер выплаты?

Спартак Королев: Конечно.

Марат Бикбов: Раньше были случаи: когда какая-нибудь очень старая машина, которая, тем не менее, вполне успешно ездила, попадала в ДТП, все считали с учетом износа…

Марьяна Торочешникова: Например, это так называемые автомобили-«подснежники», то есть автомобили, которые ездят только летом?

Марат Бикбов: Да нет, не обязательно «подснежники», это любой более-менее крепкий автомобиль западного производителя. Взять какую-нибудь "Тойоту Королла" 10, 12, 13-летнего возраста - она может быть еще вполне хорошим автомобилем и ездить абсолютно безотказно. Но когда она попадает в ДТП, то износ у нее получался даже по предыдущей редакции 80 процентов. А еще раньше можно было доводить чуть ли не до 100 процентов, и человек получал сущие копейки за автомобиль, который отлично ездил, и на эти деньги абсолютно невозможно было его восстановить. Эти деньги ничего не компенсировали, и проще было выкинуть машину. Это, конечно, было неправильно. Сейчас, когда предельный процент износа стал 50 процентов, это хоть что-то. Хотя это все тоже, конечно…

Марьяна Торочешникова: Но это уже никак не оспорить в суде, потому что предписано…

Марат Бикбов: 50 процентов – да, это в законе об ОСАГО.

Марьяна Торочешникова: В начале программы я сказала, что пленум Верховного суда РФ сделал подарок автовладельцам. Вы начали спорить, что не такой уж это и подарок, мы обсудили все это. А как отразится этот документ на российской судебной практике?

Спартак Королев: Я все-таки с оптимизмом смотрю в будущее. Я считаю, что положительный эффект от этого постановления пленума, безусловно, есть и будет. Отдельные вопросы, конечно, могут остаться, но в целом я оцениваю это постановление пленума положительно.

Марат Бикбов: Я тоже оцениваю положительно, просто, по моему мнению, слово "подарок" подразумевает что-то глобально положительное, а ничего такого глобального пленум просто не мог привнести. Мне кажется, плох сам вариант закона с изменениями. По сути, он стал хуже (кроме увеличения лимита страховой выплаты по имущественному ущербу до 400 тысяч). И пленум ничего не может здесь поправить. Что могли, они добавили. Можно ли назвать это подарком? Ну, может быть, это маленький подарок (смеется). Важно внимание, а не подарок.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG