Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гости программы – историк Никита Петров и журналист Екатерина Деева

Александр Подрабинек: Борьба за власть, подавление оппозиции, расправы с критиками и недовольными, народные волнения, бунты и революции – непременные атрибуты политической жизни общества. Эта часть общественной жизни насыщена изощренными интригами, коварством, обманом, подкупом, шантажом и угрозами. Но среди всех методов политической борьбы один выделяется своей холодной жестокостью и неотвратимостью.

Политические убийства – один из древнейших способов разрешения частных политических конфликтов. Возможно, самый древний. К нему прибегают в тех случаях, когда поставленных целей не хотят или не могут добиться правовым путем, на основе договоренностей или демократических процедур. Тогда в ход идет грубая сила, и жизнь человека перестает представлять хоть какую-нибудь ценность.

Последней жертвой политического убийства в России стал один из самых ярких лидеров демократической оппозиции Борис Немцов. Его памяти посвящается этот выпуск нашей программы.

Политические убийства – один из древнейших способов разрешения частных политических конфликтов

Мы помним его в первых рядах многотысячных демонстраций и на одиночных пикетах, трибуном на митингах оппозиции и партийным лидером, политиком-реформатором и автором разоблачительных текстов. Помним его и таким.

Видеофрагмент:

– Вы – соседи наши?

Борис Немцов: У меня офис с той стороны.

– Я знаю, там парикмахерская раньше была.

Борис Немцов: Нет там сейчас парикмахерской, там сейчас наша партия РПР-ПАРНАС. Можем вас туда записать.

Я был губернатором, мог прийти, открыть дверь в Минфине на Ильинке, сказать: не уйду, пока не решите мои вопросы. Они ничего не могли со мной сделать, потому что меня народ избрал. А сейчас, если губернатор будет себя так вести, ему – просто пинка – и все.

Александр Подрабинек: Человеческая жизнь никогда не ценилась в России слишком высоко. А жизнь политических противников – и подавно. Террористы из "Народной воли" безжалостно расправлялись с высокопоставленными чиновниками и убили самого либерального из российских царей.

Человеческая жизнь никогда не ценилась в России слишком высоко. А жизнь политических противников – и подавно

Монархия беспощадно отправляла на виселицу революционеров и вольнодумцев. К началу прошлого столетия политические убийства стали явлением почти обыденным и уже никого не удивляли. Россия неотвратимо погружалась в эпоху тотального насилия.

Легкость, с которой осуществлялись политические убийства, задала тон российской истории ХХ века. Эта легкость уничтожения людей была присуща не только власти. Подчас оппозиционеры сами сводили счеты друг с другом. Уже тогда легко было догадаться, кем они станут, получив власть.

Одним из примеров успешной расправы с политическим конкурентом – убийство в 1906 году популярного проповедника и вожака рабочего движения, священника Георгия Гапона. Он был сторонником политических реформ, ненасильственной смены власти и созыва Учредительного собрания.

Организованное им 9 января 1905 года в Петербурге мирное 140-тысячное шествие – прообраз нынешних "бархатных революций" – было расстреляно по приказу правительства Николая Второго. Сотни безоружных людей, пришедших к монарху в поисках защиты и справедливости, были ранены или убиты.

Легкость, с которой осуществлялись политические убийства, задала тон российской истории ХХ века

Но революционеров возмутила не пролитая кровь и жестокость самодовольной и недальновидной власти, а упорство Георгия Гапона, отстаивающего ненасильственные методы политической борьбы. Рассказывает историк, сотрудник "Мемориала" Никита Петров.

Никита Петров: Довольно яркий, известный лидер рабочего движения, стихийный социалист, который и имел контакты с большевиками, и много работал в рабочей среде, был очень популярен. Конечно, у него были конкуренты на той же самой ниве поднимания рабочих на бунт, на протесты против царского правительства. Гапона убили социалисты, убили уже поле того, как революционное движение пошло на спад. Тем не менее, это был акт своего рода конкурирующего убийства, когда нужно было убрать человека, которого они, конечно, заподозрили в сотрудничестве с царской охранкой, хотя на самом деле это не совсем так: контакты были, но это вовсе не значит, что Гапон был в чистом виде провокатором.

Если человек является выразителем идей, которые объективно в той или иной степени все равно воплощаются в жизнь, то такие убийства не дают результата

Никто не понес ответственности за это убийство. В принципе, и царскому правительству это было не очень интересно. Может быть, формальное расследование было налажено, но важно другое. Важно, что это было довольно громкое убийство, о котором в свое время очень много писали и которое, по сути, не дало политического результата. Дело в том, что они, может быть, и убрали важного и популярного конкурента, но по большому счету, если человек является выразителем идей, которые объективно в той или иной степени все равно воплощаются в жизнь, то такие убийства не дают результата.

Никита Петров

Никита Петров

Александр Подрабинек: Если революционные распри приводили к политическим убийствам до революции, то неудивительно, что они продолжились и после нее. Большевики умело оттеснили от новой власти своих бывших соратников, которым только и осталось, что погибнуть на Гражданской войне или влиться в армию эмигрантов.

Белая эмиграция была неоднородной. Монархисты, например, не могли ужиться с конституционными демократами и организовали покушение, в результате которого был убит один из лидеров Конституционно-демократической партии Владимир Дмитриевич Набоков.

Никита Петров: Владимир Дмитриевич Набоков, довольно известный человек, отец всемирно известного писателя Набокова, был одним из лидеров партии кадетов вместе с Милюковым. Он играл довольно важную роль в деятельности Временного правительства. Те, кто собирался убивать на самом деле не его, а Милюкова в Германии (это было в 1922 году), целили, конечно же, в лидеров кадетов. Набоков был убит случайно: он пытался задержать убийцу, который стрелял в Милюкова, но промахнулся. Здесь мы тоже говорим, скорее, даже не о каких-то конкурирующих партиях, а о мести монархистов за царскую семью, за революцию 1917 года (я имею в виду буржуазно-демократическую). Это тоже не дало никаких результатов по той простой причине, что как были конституционные демократы, так они и остались – тот же Милюков. Убивать людей только потому, что есть какая-то обида за прошедшее, довольно нелепо, и это не дало результата. Хотя, вне всякого сомнения, монархисты как группа традиционалистов были дискредитированы в той же самой Германии.

Расправы в оппозиционной среде остаются редкими по сравнению с тем, насколько часто прибегает к политическим убийствам государство

Александр Подрабинек: Уже в наше время некоторые оппозиционные силы оказались настолько нетерпимы к своим политическим оппонентам – нет, не во власти, а тоже в оппозиции – что дело дошло до убийств. Так ультранационалисты из БОРНа – Боевой организации русских националистов – в 2009 году убили защищавшего антифашистов адвоката Станислава Маркелова и журналистку Анастасию Бабурову.

И все же расправы в оппозиционной среде остаются редкими по сравнению с тем, насколько часто прибегает к политическим убийствам государство. В России это практика началась со дня принятия 5 сентября 1918 года декрета "О красном терроре", оставалась массовой в сталинские годы и выборочной – после смерти диктатора.

Спастись от узаконенного террора было невозможно даже в эмиграции. Органы государственной безопасности сводили счеты со своими врагами и за границами Советского Союза.

Спастись от узаконенного террора было невозможно даже в эмиграции

В 1940 году советские чекисты убили в Мексике яростного критика Сталина и одного из самых кровавых вождей большевистского переворота Льва Троцкого.

Никита Петров: Убийство изгнанного из Советского Союза в 1929 году самого известного и самого яркого лидера большевистского движения и революции Льва Троцкого на самом деле было актом сталинской мести, попыткой заткнуть рот человеку, который довольно много знал и о сталинской подноготной, и о том, как большевики брали власть, и о том, как происходила дальнейшая расправа Сталина над оппозицией. Это преступление довольно долго готовилось, планы убийства Троцкого были и в 1937 году самые разные: и с помощью отравления, и с помощью заражения болезнями. В конце концов, те планы, которые осуществляло государство (а за убийством Троцкого стояло НКВД, выполнявшее директиву Сталина), конечно, увенчались успехом, потому что слишком большие силы были на это брошены, разведка работала исключительно в этом направлении.

Сталин, конечно, не добился цели дискредитировать троцкистское движение, хотя сам лично писал передовую в газету "Правда" о смерти обер-шпиона (и что-то в таком духе) Троцкого. 24 августа 1940 года вышла эта передовица в газете "Правда".

Мы теперь уже знаем об авторстве Сталина, потому что в сталинских бумагах имеется черновик этой передовицы, там личная правка Сталина. Я думаю, такие вещи он, как правило, писал сам. Организаторы, в том числе и мать Рамона Меркадера, получили довольно высокие ордена – это были и ордена Ленина, и ордена Красного знамени. Был награжден Судоплатов, был награжден Эйтингон, штатные сталинские убийцы из НКВД. Конечно же, ни у кого в мире не оставалось сомнений, что за убийством Троцкого стоит его давний политический оппонент и противник – Сталин.

Александр Подрабинек: На убийство Троцкого были выделены огромные ресурсы, брошены лучшие силы НКВД, поставлен под удар пропагандистский образ миролюбивого советского государства. Чего добился Сталин, сводя личные счеты со своим старым политическим оппонентом?

Никита Петров: Я думаю, что Сталин не добился тех целей, которые ставил. Да, он устранил того, кого персонально ненавидел, того, с кем персонально хотел расправиться, но троцкистские идеи, как левые идеи коммунизма, безусловно, остались. И Четвертый Интернационал, организованный Троцким в 1938 году, действовал и действует по сей день.

Александр Подрабинек: За два года до убийства Троцкого, в 1938 году в Роттердаме был убит руководитель Объединения украинских националистов (ОУН) Евгений Коновалец.

Никита Петров: И Коновалец, и Бандера были лидерами украинского освободительного движения, людьми, что называется, национально ориентированными, людьми, которые полагали, что у Украины должен быть свой, отличный от России, путь и своя, отличная от России, свобода. Коновальца убил лично Судоплатов, вручив ему замаскированную под коробку конфет бомбу, адскую машину. Убийцу не нашли. Более того, украинское националистическое движение даже терялось в догадках, кто же это мог быть. Грешили и на немецкие спецслужбы, грешили и на какие-то внутренние противоречия, которые могут быть в самом украинском освободительном движении. Тем не менее, в 1991 году советская власть рухнула, ее документы стали доступны, и сегодня мы знаем, каким образом была осуществлена эта расправа. Судоплатов ушел тогда от преследований, сделал карьеру, действовал под оперативным псевдонимом "Андрей".

Возможная независимость Украины всегда беспокоила Москву

Александр Подрабинек: Возможная независимость Украины всегда беспокоила Москву. Уже после разгрома Украинской повстанческой армии и всего послевоенного сопротивления на Украине в Кремле приняли решение о физической ликвидации признанного лидера борьбы за украинскую независимость Степана Бандеры. Он жил тогда в Западной Германии, но это не было помехой для сотрудников КГБ.

Никита Петров: Степана Бандеру убили уже последователи Судоплатова. Это отдел в Первом главке КГБ, который занимался тайными убийствами, 13-й отдел при Первом главном управлении. Здесь действовал агент КГБ Богдан Сташинский, который сначала в 1957 году убил одного из лидеров украинского национального движения Льва Ребета, а осенью 1959 года и Степана Бандеру с помощью специально разработанного в КГБ оружия, которое моментально выдавало облако синильной кислоты.

Александр Подрабинек: Традиции заказных политических убийств благополучно перекочевали из Советского Союза в современную Россию. Да и неудивительно: на ключевых должностях – снова бывшие сотрудники КГБ. Государство, вроде бы, новое, а методы – старые.

Один из излюбленных приемов – отравление. Уже не таким банальным ядом, как цианистый калий, убивший Степана Бандеру, а чем-то поновее, посовременнее. Наука не стоит на месте, а в России она к тому же всегда на службе госбезопасности.

В 1998 году подполковник ФСБ Александр Литвиненко с группой действующих сотрудников госбезопасности заявил на пресс-конференции в Москве, что начальство приказало им убить заместителя секретаря Совета безопасности России Бориса Березовского. В 2000 году после возбуждения в отношении него ряда уголовных дел он бежал с семьёй в Великобританию и получил там политическое убежище. В 2006 году его отравили радиоактивным полонием-210.

Высокотехнологичные способы убийств обходятся дорого и применяются, по-видимому, не так уж часто. Поэтому убийцы пользуются и надежными традиционными методами – выстрелами в спину или в подъезде дома. Именно так были убиты в 1998 году депутат Государственной Думы Галина Старовойтова, а в 2006 году – журналистка "Новой газеты" Анна Политковская.

При всем разнообразии и изощренности методов политических расправ, убийцы часто втираются в доверие к своим будущим жертвам или пытаются их чем-то заинтересовать. Агент советской госбезопасности Рамон Меркадер проник в окружение Льва Троцкого под видом убежденного троцкиста.

Традиции заказных политических убийств благополучно перекочевали из Советского Союза в современную Россию

Офицер НКВД Павел Судоплатов проник в ближайшее окружение Евгения Коновальца под видом преданного сторонника ОУН и подарил своей жертве коробку его любимых шоколадных конфет, в которой на самом деле находилось взрывное устройство.

Александр Литвиненко доверился человеку, которого считал своим другом. В баре лондонского отеля "Миллениум" они вместе пили чай, но в чашку Литвиненко "друг" добавил яд. Британское правосудие обвиняет в этом убийстве бывшего сотрудника КГБ Андрея Лугового, ныне депутата Государственной Думы.

В 1994 году журналисту "Московского комсомольца" Дмитрию Холодову, расследовавшему случаи коррупции в армии, передали кейс, в котором была смонтирована бомба. Он открыл этот кейс у себя на работе. Рассказывает шеф-редактор сайта "МК" Екатерина Деева.

Екатерина Деева: 17 октября 1994 года военный корреспондент МК Дмитрий Холодов был взорван на своем рабочем месте. Информатор Димы сказал, что хочет передать ему очень важные документы, касающиеся коррупции в армии. Дима получил этот дипломат на вокзале по жетону. Все было устроено таким образом, чтобы он открыл его именно на работе. По некоторым данным, ключ от дипломата ему передали непосредственно около входа в редакцию. Соответственно, он торопился его открыть. Он открыл дипломат, там была мина-ловушка. Дима умер в кабинете.

Екатерина Деева

Екатерина Деева

Александр Подрабинек: И журналистская работа Холодова, и демонстративный характер расправы не оставляют сомнений, что это было политическое убийство.

Екатерина Деева: Дело Холодова, безусловно, имеет политическую подоплеку, потому что Дима в тот момент был в центре внимания как военный журналист, он находился в оппозиции к власти, критиковал министра обороны Грачева лично. Кроме того, он вышел на различные махинации, которые совершались военнослужащими – это могла быть торговля оружием, подготовка бандитов на базах официальной военной подготовки и так далее. Сам характер преступления, то, что он был убит именно в редакции (это ведь могли сделать в темном переулке или где-то еще), конечно, свидетельствует о том, что да – это политическое убийство.

Убийство обрывает человеческую жизнь. Но не обрывает ход истории

Александр Подрабинек: Убийство обрывает человеческую жизнь. Но не обрывает ход истории. Важная часть ее – расплата за совершенные преступления. Настигала ли она убийц? К сожалению, далеко не всегда.

Организатор и участник убийства Георгия Гапона, эсер Петр Рутенберг, стал одним из руководителей сионистского движения и умер в подмандатной Палестине в 1942 году в возрасте 64 лет.

Бывший царский офицер Сергей Таборицкий, убивший в Мюнхене Владимира Набокова, был задержан немецкой полицией. Суд приговорил его к 14 годам каторжной тюрьмы, однако он вышел по амнистии в 1927 году, активно сотрудничал с нацистами и даже вступил в национал-социалистическую рабочую партию Германии. После 1945 года следы его теряются.

Убийцы Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой – члены БОРН Никита Тихонов и Евгения Хасис – были пойманы и осуждены: Хасис на 18 лет лишения свободы, Тихонов – пожизненно. В дальнейшем Евгения Хасис дала показания о том, что деятельность их организации курировал сотрудник администрации президента России.

Убийца Льва Троцкого Рамон Меркадер за свое преступление получил в СССР звание Героя Советского Союза, а в Мексике – 20 лет тюрьмы. Срок отсидел полностью, потом приехал в Советский Союз, работал в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. В середине 70-х годов переехал на Кубу, где служил советником министерства иностранных дел. Умер в 1978 году в возрасте 65 лет от саркомы.

Убийца Евгения Коновальца Павел Судоплатов дослужился в Министерстве госбезопасности до высоких должностей и звания генерал-лейтенанта, курировал испытания ядов на заключенных, организовал убийство Соломона Михоэлса. После смерти Сталина он был арестован, успешно симулировал сумасшествие и пять лет находился в Ленинградской тюремно-психиатрической больнице. В 1958 году его приговорили к 15 годам лишения свободы по обвинению "в подготовке государственного переворота, производстве опытов над людьми, похищениях и многочисленных убийствах". Отсидел весь свой срок, в 1992 году был реабилитирован. Умер в 96-м в возрасте 89 лет.

Что означала реабилитация профессионального убийцы Павла Судоплатова уже в новой, демократической России?

Как будто бы считается, что тайные убийства, осуществленные по приказу Сталина, являются доблестью. Это сегодняшняя ментальность российского государства

Никита Петров: Мы спрашиваем: был ли суд над убийцами? Да, был. Ему не инкриминировали убийство Коновальца, потому что Коновалец для советской власти так и оставался хрестоматийным врагом, но Судоплатова обвинили в том, что по заданию Сталина он внутри страны осуществлял точно такие же убийства, замаскированные под несчастные случаи. Если случай убийства Коновальца был демонстративный – взорвалась бомба, в Роттердаме все это знали, это убийство, осуществленное общественно опасным способом, – то в других случаях, например, внутри Советского Союза, в 1946-47 годах серия убийств маскировалась под несчастные случаи – попадание под машины, смерть по причинам внутренних болезней, инфаркт, как это было с украинским национальным лидером Шумским в 1946 году, когда его отравили в поезде. Судоплатов лично выезжал на эти акции. Берию, например, обвиняли в том, что он участвовал в террористических расправах над советскими гражданами по приказу Сталина – это абсолютная правда: и Берия участвовал в таких делах, в 1940 году готовил покушения и проводил тайные убийства, и Судоплатов. Именно за это Судоплатов был осужден. Глядя из сегодняшнего далека, конечно, странно видеть, что Судоплатов реабилитирован – Берия нет, а Судоплатов реабилитирован. Как будто бы считается, что подобные тайные убийства, осуществленные по приказу Сталина, являются доблестью. Это сегодняшняя ментальность нашего российского государства.

Александр Подрабинек: Убийца Льва Ребета и Степана Бандеры, сотрудник КГБ Богдан Сташинский в 1961 году вместе со своей женой бежал в Западный Берлин, сдался полиции и признался в совершенных преступлениях. Был приговорен к восьми годам тюрьмы, отсидел половину, освободился и, сделав пластическую операцию и получив документы на новое имя, затерялся то ли в США, то ли в Южной Африке.

Советскому Союзу, между тем, пришлось отбиваться от обвинений в международной террористической деятельности.

Никита Петров: Вина Советского Союза стала всем очевидна, потому что выяснилось, что Богдан Сташинский по распоряжению советского руководства, президиума ЦК КПСС был награжден орденом Боевого Красного знамени в ноябре 1959 года, что санкцию на убийство давал президиум ЦК КПСС – уже тот, послесталинский, хрущевский президиум ЦК. Советскому Союзу после ухода Сташинского на Запад пришлось на долгие годы отказаться от таких явных и демонстративных террористических акций, потому что престиж его был окончательно уронен.

Александр Подрабинек: Организатора убийства Старовойтовой, прапорщика Главного разведывательного управления Генштаба российской армии Юрия Колчина приговорили к 20 годам лишения свободы, киллера из Тамбовской оргпреступной группировки Виталия Акиншина – к 23 с половиной годам, еще один обвиняемый бежал и бесследно исчез.

В прошлом году свое соучастие в убийстве признал бывший депутат Госдумы от партии ЛДПР Михаил Глущенко, он же – член все той же Тамбовской ОПГ по кличке Миша Хохол. Заказчика преступления так и не нашли.

По делу об убийстве журналистки Анны Политковской к 11 годам лишения свободы приговорили бывшего начальника отделения оперативно-поискового управления ГУВД Москвы Дмитрия Павлюченкова. Организатора убийства Лом-Али Гайтукаева и киллера Рустама Махмудова приговорили к пожизненному заключению; их сообщников Ибрагима и Джабраила Махмудовых – к 12 и 14 годам, а бывшего оперуполномоченного Управления по борьбе с организованной преступностью МВД России Сергея Хаджикурбанова – к 20 годам лишения свободы. Заказчик убийства так и неизвестен.

Бывший сотрудник КГБ СССР Андрей Луговой, которого в Англии обвиняют в убийстве Литвиненко, – депутат Государственной Думы от партии ЛДПР. Он – автор закона, фактически вводящего цензуру в интернете.

Обвиняемые в убийстве Дмитрия Холодова предстали перед судом, но наказаны не были.

Екатерина Деева: Убийц искали. Сначала их искали очень вяло – до тех пор, пока "Московский комсомолец" не объявил награду тем, кто может дать какую-то информацию о преступниках. Тогда появился человек, свидетель, который знал граждан из 45-го полка спецназа ВДВ и дал следствию информацию. После этого произошла утечка информации. Как можно судить из материалов дела, подсудимые сразу же узнали, что на них поступила информация, стали действовать соответствующим образом. Более того, этого ключевого свидетеля тут же отправили в Чечню (тогда шла война). Он рассказал об этом следователю, сказал: "Может быть, вы что-то сделаете?". Но нет. Его отправили в Чечню, там ему угрожали, там его заставили подписать бумаги, в которых он отказывался от своих показаний. Только путем дальнейших следственных действий удалось это как-то нивелировать.

Если смотреть все эти тома дела Холодова, то видно, насколько плохо велось расследование. У меня версия одна-единственная – что было указание сверху его вести, но вести определенным образом. Выходят на какой-то интересный след – стоп, дальше в материалах дела ничего по этому поводу нет. Такое ощущение, что били по рукам следователей, говорили: вот здесь остановитесь. Торговля оружием из Западной группы войск, какие-то возможные поставки в Чечню – остановитесь. Подготовка боевиков на полигонах ГРУ – стоп, остановитесь, дальше не расследуйте.

Было долгое следствие, два судебных процесса, шестеро обвиняемых, они были отпущены (официальная формулировка – за отсутствием доказательств). Теперь эти люди на свободе, им были выплачены компенсации за ущерб, который они понесли во время следствия, нахождения в СИЗО. Официальный заказчик всего этого дела так и не был назван.

Александр Подрабинек: Настигнет ли возмездие убийц Бориса Немцова? Вдохновителей и организаторов этого преступления – вряд ли. В лучшем случае найдут киллеров и труп посредника между заказчиками и исполнителями. Этот труп гарантирует высокопоставленным заказчикам, что правосудие их никогда по этому поводу не побеспокоит.

Политические убийства вполне традиционны для России. Чтобы сломать эту традицию, необходимы значительные общественные усилия

Есть ли надежда, что на этот раз все будет иначе? Много ли общего между политическими убийствами, о которых мы рассказали, и убийством Бориса Немцова?

Екатерина Деева: Безусловно, тут вызывающий характер преступления. Бориса Ефимовича убили фактически напротив Кремля, потом машина преступников разъезжала по всему центру города: мимо Госдумы, мимо Совета федерации и так далее. Диму Холодова убили в редакции – это было специально подстроено с расчетом на огромный политический резонанс. Борис Ефимович тоже находился в центре внимания как оппозиционная фигура. Вспомним всю его деятельность, доклады, которые он писал. Говорят о докладе, который он готовил сейчас – о наличии российских войск на Украине. Дмитрий Холодов тоже находился в центре внимания как журналист, очень широко обсуждались его публикации, направленные против министра обороны Грачева, его журналистские расследования.

Никита Петров: С моей точки зрения, тут просматривается организующая воля государства. Я практически не сомневаюсь, что за убийством стоит Кремль. Другое дело, что, наученные многими годами и советской официальной террористической доктриной, нынешние лидеры, скорее, проводят эти акции несколько иначе. Во-первых, я думаю, они оставляют меньше документов, наученные горьким опытом советского периода (то, о чем я рассказывал: все эти документы оказались в архивах, и их можно посмотреть). Во-вторых, всегда нужно дистанцироваться, как полагает нынешнее руководство. То есть это делают люди – знаете, как в фильме, – как бы не из нашего района, это всегда люди, у которых мы тоже можем найти какие-то свои мотивы. Но я уверен, что рано или поздно истина все-таки откроется.

Александр Подрабинек: К сожалению, политические убийства вполне традиционны для России. Чтобы сломать эту традицию, необходимы значительные общественные усилия. Необходимы демократические преобразования, гарантирующие свободную политическую деятельность и независимость судебной системы.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG