Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Цензура по обоюдному согласию


Плакат фильма "Номер 44"

Плакат фильма "Номер 44"

Министерство культуры по просьбе прокатчика запретило показ голливудско-европейского триллера о сталинской России

Российская кинокомпания "Централ партнершип" за день до премьеры отозвала из Министерства культуры уже одобренную заявку на прокатное удостоверение для фильма "Номер 44" ("Child 44" – "Малыш 44" – в оригинале) совместного производства США и нескольких европейских стран. В картине, снятой в жанре триллера, рассказывается вымышленная история о поиске серийного убийцы сотрудником советской внутренней разведки в 1953 году, незадолго до смерти Сталина. Кинотеатры в спешном порядке отменяют сеансы и удаляют со своих сайтов все упоминания о фильме, показ которого признан Минкультом "недопустимым" в преддверии 70-летия победы СССР в Великой Отечественной войне. Кинокритики говорят о первом случае цензуры такого рода в современной России.

Лев Демидов (Том Харди) и его жена Раиса (Нуми Рапас)

Лев Демидов (Том Харди) и его жена Раиса (Нуми Рапас)

Действие двухчасовой картины происходит в 1953 году, незадолго до кончины вождя. В ее основе – книга молодого британского писателя Тома Роба Смита, за которую в 2008 году он получил премию имени Яна Флеминга "Стальной кинжал" английской ассоциации писателей-криминалистов. Режиссер фильма – также британец шведского происхождения Даниэль Эспиноса. Главный герой – Лев Демидов (его играет голливудский актер Том Харди). Демидов, воспитанник детского дома, выживший во время голодомора, работает в некоей спецслужбе под названием "НГБ" и ищет врагов народа. В какой-то момент в список этих врагов попадает его собственная жена, Демидова разжалуют до низкой милицейской должности и высылают подальше из столицы. В городе, где ему предстоит начать новую жизнь, Демидов выходит на след маньяка, убивающего детей, но понимает, что, кроме него, в расследовании убийств никто не заинтересован. Более того, бывшие коллеги по "НГБ" начинают преследовать его самого.

Фильм "Номер 44" – российский трейлер:

О том, что фильм снят с проката, сначала сообщил со ссылкой на "источники в кинотеатральных кругах" ТАСС, а вскоре после этого на сайте Министерства культуры было размещено совместное заявление ведомства и фирмы-прокатчика. Если судить по этому документу, интересы частного бизнеса и государства в случае с фильмом "Номер 44" полностью совпали – неясным остается лишь то, почему крамола была выявлена и пресечена меньше чем за сутки до намеченной премьеры. Вот текст заявления (оригинальные орфография и пунктуация сохранены):

"Компания "Централ Партнершип" отозвала из Министерства культуры РФ заявку на получение прокатного удостоверения для фильма "№44", принимая на себя любые вытекающие коммерческие последствия этого решения.

Мировая премьера фильма "№44" (в оригинале "Child 44") производства американской кинокомпании Lionsgate запланирована на 17 апреля. Одновременно планировался выход в российский прокат.

Однако по итогам пресс-просмотра в Министерство культуры РФ поступили вопросы, касающиеся содержания фильма, в первую очередь – искажения исторических фактов и своеобразных трактовок событий до, во время и после Великой Отечественной войны, а также образов и характеров советских граждан той исторической эпохи.

14 апреля состоялся просмотр финальной версии картины с участием экспертов, представителей Министерства культуры, российского прокатчика – компании "Централ Партнершип" и СМИ.

После данного просмотра мнение прокатчиков и представителей Минкультуры совпали: прокат подобного рода фильмов в преддверии 70-летия Победы недопустим".

Владимир Мединский

Владимир Мединский

Снятие фильма с проката прокомментировал и сам министр культуры России Владимир Мединский. По его словам, в "Номере 44" "показана не страна, а Мордор, с физически и морально неполноценными недочеловеками, кровавое месиво в кадре из каких-то орков и упырей". Отметим, что это определение является практически дословной цитатой из рецензии на фильм, опубликованной на сайте газеты "Культура" публицистом Егором Холмогоровым.

В одном из московских кинотеатров, где в четверг должен был начаться прокат фильма, – "Олимпик синема" – Радио Свобода подтвердили отмену всех сеансов "Номера 44". По информации "Медузы", фильм сняли с проката и в одной из крупнейших российских сетей кинотеатров "Формула кино". При этом запись о получении картиной прокатного удостоверения по-прежнему доступна в государственном регистре на сайте Министерства культуры.

Считаем важным в будущем усилить контроль государства за прокатом фильмов, имеющих социально значимый контекст, – прокомментировал ситуацию генеральный директор "Централ Партнершип" Павел Степанов

Павел Степанов, генеральный директор "Централ партнершип", рассказал сайту "Бюллетень кинопрокатчика", что права на показ фильма "Номер 44" были куплены его компанией еще в 2011 году. За 4 года в сценарий фильма по просьбе российской стороны были внесены изменения, однако результат работы оказался неудовлетворительным. Степанов подчеркнул, что "считает важным в будущем усилить контроль государства за прокатом фильмов, имеющих социально значимый контекст".

Кинокритик, обозреватель радиостанции "Вести-ФМ" Антон Долин говорит об уникальности этого случая в современной российской истории и называет случившееся цензурой:

– Российским зрителям не привыкать к тому, что советскую, да и современную российскую действительность голливудские режиссеры показывают порой довольно своеобразно и лубочно. Почему именно этот фильм вызвал такую реакцию Министерства культуры?

– Мне кажется, это некое совпадение факторов. Сейчас все готовятся к юбилею Победы, постоянно везде звучит мысль о том, что Россия окружена недоброжелателями и заговорщиками, и совершенно случайное и ненамеренное совпадение этой весьма скромной картины, триллера по жанру, который рассказывает не столько криминальную историю, которая там в центре, сколько просто о том, что такое был сталинский СССР, это [совпадение] сочли неуместным. На самом деле, фильмов о сталинской России снимается за рубежом не так уж много. По-прежнему это тема за семью печатями, она в основном интересна историкам, а обычные смертные, для которых снимается жанровое кино, мало что знают об этом, кроме того что это, вроде бы, была империя зла, как говорят. Фильм, рассказывающий об империи зла в увлекательной форме криминального триллера, это то, что попытались сделать всеми своими силами авторы и, мне кажется, вполне в этом преуспели. Если Россия и многие постсоветские республики – это страны, где над многочисленными нелепостями фильма, наверное, зрители бы смеялись, то в других местах все это могли бы принять за чистую монету. Я уверен, что ни к какой пропагандистской кампании это отношения не имеет, как не имеет отношения и первоисточник – британский роман, опубликованный в 2008 году, опубликованный потом на русском языке тоже и, насколько я помню, никакого возмущения ни у кого не вызвавший. Не он первый, не он последний.

Кадр из фильма "Номер 44"

Кадр из фильма "Номер 44"

– Насколько реалистично эта "сталинская Россия" показана в этом фильме?

– По-моему, она показана совершенно нереалистично. Я не историк, не могу судить о многих вещах, но об этом говорит даже такая примитивная деталь, как этикет общения между людьми. Они в какие-то неподходящие моменты называют друг друга по фамилиям, иногда называют друг друга по именам, но всегда полным и никогда сокращенным или уменьшительным, даже если речь идет о супругах, которые в одной постели, или о ближайших друзьях. Убийства совершаются очень театрально, на фоне специальной стены для расстрелов. И вдруг это убийство, к которому приговорены герои, отменяется, потому что один из них сообщает, что его жена беременна. Почему, кто мог такое отменить... И наконец, главная концепция, на которой все базируется, связана со странным мифом, не знаю, каковы его источники, о том, что в сталинском СССР следователя, который натолкнулся на дело маньяка, совершающего серийные убийства, могли сослать, лишить должности, едва ли не приговорить к смерти только за то, что он начал это расследовать. И не потому, что убийца – это какой-то высший чин из сталинской иерархии власти, а исключительно по той причине, что по официальной версии в сталинском Советском Союзе не может быть убийств, не может быть никакого криминала, поскольку уже достигнут коммунизм, люди живут счастливо и никто никого не убивает. По-моему, это некий бред. Все мы воспитаны на фильме "Место встречи изменить нельзя", который утверждает ровно обратное: что после Второй мировой войны был невероятный разгул преступности и милиция довольно героически с этим боролась, было огромное количество разных преступлений, убийств, были маньяки, были серийные убийства, и никто этого не собирался замалчивать. Несмотря на то, конечно, что отношение государства к так называемым врагам народа и к преступникам, уголовникам было не одинаковым. Но это другой вопрос, который в фильме никак не поднимается. С точки зрения истории – это все довольно сомнительно, особенно то, что касается сценарной части. А художники-постановщики, художники по костюмам работали, как мне показалось, замечательно и очень тщательно. Но мы все понимаем, что это кино, это все условно, что это все неправда, что это вымышленная история. И поэтому одно дело – нарушение исторической правды в художественном, игровом фильме, и другое дело – запрет этого фильма за нарушение правды. Если по этим принципам запрещать кино, уж точно тогда и "Анну Каренину" Джо Райта, которая с большим успехом прошла в российских кинотеатрах, надо было запрещать.

Одно дело – нарушение исторической правды в художественном, игровом фильме, другое дело – запрет этого фильма за нарушение правды

– В заявлении Министерства культуры говорится, что по итогам пресс-просмотра в самом министерстве "поступили некие вопросы". Как отреагировали на фильм люди, которые вместе с вами сидели в зале и фильм смотрели? У них были вопросы, из-за которых могли запретить фильм?

– Вопросов не было. Запрет – это не та категория, которой мыслят критики и зрители, если это вменяемые люди. Я смотрел это не в Минкульте, а в обычном кинотеатре, люди очень много смеялись, несмотря на то что фильм формально лишен какого бы то ни было юмора, он даже преувеличенно, я бы сказал, серьезен. Восприняли все это иронически, как очередную развесистую клюкву с примесью чернейшего дегтя. Но мне кажется, что ни у одного человека не возникло предположения, что это какая-то кампания по очернительству или намеренное желание людей показать Россию как что-то очень страшное. Тем более что речь идет о сталинской России. Скорее, это желание экзотики, совершенно нормальное. Сталинская Россия – это экзотическое место действия, экзотическое время действия для любого жителя Европы или Америки. Кстати, хотел бы уточнить: фильм называют голливудским, да, голливудская студия принимала участие в работе над ним – но вообще в этой картине участвовали в основном британцы и шведы. И автор первоисточника – шведского происхождения британский писатель. И в главных ролях там Гэрри Олдман и Том Харди, артисты английские, и Нуми Рапас – актриса шведская. И режиссер тоже швед, работающий в Англии, а продюсер – Ридли Скотт – тоже британец.

Кадр из фильма "Номер 44"

Кадр из фильма "Номер 44"

– Что вы можете сказать об этом режиссере, Даниэле Эспиноса?

– Я не смотрел его два предыдущих фильма, но у него хорошая репутация. Мне кажется, он крепкий профи, который, как любой крепкий профи, возьмется за любой материал независимо от того, где и когда происходит действие, попытается привлечь тех консультантов, которых сможет. Видимо, в данном случае консультанты ему попались фиговые.

– Гендиректор "Централ Партнершип" Павел Степанов говорит, что права на фильм были куплены еще в 2011 году, и за четыре года в сценарий фильма по просьбе российской стороны вносились изменения. Это вообще распространенная практика, чтобы по просьбе, или по требованию, или по согласованию с одной из стран проката вносились изменения на сценарном уровне в картину?

– Это, конечно, бывает, но я очень сомневаюсь, что российские прокатчики могли повлиять на деятельность продюсеров. Это звучит довольно странно. Но вообще такое бывает, когда для каждой конкретной страны делается свой вариант прокатной картины, из которого вырезается или при озвучке меняется что-то, что может вызвать негативную реакцию.

– В заявлении прокатчика также говорится, прямо в первом предложении, о том, что он принимает на себя любые вытекающие коммерческие последствия такого решения – снятия фильма с проката. О каких последствиях здесь может идти речь? Насколько чувствительным с финансовой точки зрения может быть такой шаг для прокатчика?

Безусловно, это момент крайне неприятный, особенно для директоров кинотеатральных сетей

– Я никакие цифры назвать не могу. Я даже себе этого не представляю. Но, безусловно, это момент крайне неприятный, особенно для директоров кинотеатральных сетей. Они явно распланировали этот фильм, поставили сеансы, были готовы продавать на них билеты, может, что-то и продали уже, а теперь срочно они вынуждены эти сеансы менять на другие, все перепланировать. Конечно, это не так просто, и конечно, какую-то неустойку прокатчикам придется кинотеатрам выплачивать.

– Раньше такое в современной российской истории было?

– Нет, это прецедент, такое происходит впервые.

– Это можно назвать цензурой?

– Безусловно.

Накануне сегодняшнего дня в интернете было опубликовано сразу несколько разгромных рецензий на фильм "Номер 44". В уже упомянутой статье на сайте газеты "Культура" он был назван "типичным продуктом западной русофобии", в другой заметке - "идиотским аттракционом". В рецензии на сайте "Фильм.ру" создателей фильма и вовсе сравнили с нацистами. При этом книга Тома Роба Смита, по которой снят "Номер 44", была издана в России на русском языке в 2012 году, ее до сих пор свободно можно купить в интернет-магазинах. В 2008 году Смит, которому тогда было всего 29 лет, рассказывал Радио Свобода, что в основе замысла книги лежала в числе прочих история советского серийного убийцы Андрея Чикатило:

Обложка книги Тома Роба Смита "Малыш 44"

Обложка книги Тома Роба Смита "Малыш 44"

"Что касается самого сюжета, то он полностью выдуман. Все персонажи романа и события в нем – плод моего воображения, в том числе и главный герой, которого высылают в уральский город, также вымышленный. Это не реальный город. Так что роман – плод воображения его автора. Однако его действие происходит на реальном фоне. На многое, что происходит в моем романе, повлияли, в частности, подробности дела Чикатило. Многое в моей книге навеяно этим делом. В частности то, как легко люди с психическими отклонениями становились подозреваемыми в этом деле. То, как их преступно допрашивали, как ложно обвиняли в убийствах. И это в то время, когда настоящий убийца разгуливал на свободе. Так что кое-что в романе взято из реальных событий".

Впрочем, Смит внимательно изучал не только историю Чикатило, но и жизнь советского государства в сталинское время. "Меня поразило сопротивление такого огромного количества людей, их мужество. Очень поражало мужество людей, их удивительные отношения в семье, их смелость. На меня это действовало сильнее, чем жестокость, которая была частью их жизни. Но намного важнее было то, как люди ей сопротивлялись, и то добро, которое они совершали", - говорит автор книги "Малыш 44" Том Роб Смит.

Снятие фильма "Номер 44" с российского проката стало вторым за короткий срок скандалом такого рода в России – после истории с постановкой оперы "Тангейзер" в Новосибирском театре оперы и балета. Современная интерпретация оперы возмутила так называемую "православную общественность" и привела к увольнению директора театра Бориса Медзрича и снятию спектакля из репертуара. Что до кино, то в числе самых известных случаев борьбы государств со своим негативным образом на экране можно назвать запрещенные в Казахстане фильмы про Бората и недавнюю комедию "Интервью", из-за которой компания Sony подверглась атаке северокорейских хакеров.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG