Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гибель в вытрезвителе связанного милиционерами Александра Самойлова спустя шесть лет изучает суд. Милиционеров даже не уволили

Тридцатитрехлетний пермяк Александр Самойлов в апреле 2009 года после конфликта в кафе из-за шестирублевого пирожка с капустой был задержан и доставлен в медвытрезвитель при Ленинском ОВД Перми. Там шесть сотрудников милиции положили его на живот, связали руки и ноги – эта пытка получила название "ласточка", – а развязали, только когда заметили, что Самойлов без сознания. Умер он через несколько минут.Один из шести подсудимых и сейчас работает в полиции. А уголовное дело против них возбудили спустя три года после смерти Самойлова – только после казанского дела "о пытках в "Дальнем".

Как выяснилось уже в ходе дополнительных экспертиз, инициированных фондом "Общественный вердикт", смерть наступила от "позиционной асфиксии", то есть от удушья из-за положения тела. И пытка, и поведение сотрудников милиции зафиксировано камерами, видео есть в общем доступе. Но милиционерам даже не вынесли дисциплинарного взыскания, сказал Радио Свобода адвокат жены погибшего Захар Жуланов. Все они вину не признают.

Несколько лет семья Самойлова и защитники пытались добиться возбуждения уголовного дела, им отказывали семь раз. Как говорит Захар Жуланов, "из-за непонимания": "Что вы тут такого нашли?" – была реакция, действия милиции признавали законными. В итоге многолетних усилий Александра Кувшинова, Андрея Сидорова, Дмитрия Косолапова, Александра Притчина, Андрея Маркова и Александра Борисова все-таки обвинили в превышении должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий.

Как раз в марте 2012 года стало известно о пытках в отделе полиции "Дальний" в Казани: смерть Сергея Назарова от изнасилования бутылкой в отделении полиции вызывала широчайший резонанс, позже всплыли новые эпизоды, по делу в качестве потерпевших проходило 14 человек. Ровно в марте 2012 года семье Александра Самойлова в Перми сообщили о передаче дела в суд.

Судебное разбирательство началось спустя шесть лет после случившегося. 26 мая в Ленинском районном суде Перми – прения сторон, говорит адвокат Захар Жуланов:

–​ Обычный работяга был, работал на предприятии. Совершенно дурацкая ситуация, какая-то бытовая. Да, он был в подпитии. Шли они в кафе с другом, стояли на раздаче. Видимо, была большая очередь. Видимо, терпения не хватило. Взял с раздачи эту булочку, полагая рассчитаться за нее на кассе. Некрасиво, конечно, но я не думаю, что он отказывался платить за эту булочку: "Пока очередь идет, возьму, все равно заплатим". Тем не менее один из сотрудников кафе обратил на это внимание, подошел к нему, начал предъявлять претензии. Слово за слово... Понятно, конфликт. Милиция. Охрана. Из вытрезвителя Александра выводили в дежурную часть данного отделения внутренних дел. Потом он был снова возвращен в вытрезвитель для освидетельствования на определение степени алкогольного опьянения. Первый раз ему установили легкую степень. Дежурному это не понравилось (он посчитал, что более тяжелая степень), и он отправил на переосвидетельствование. После возвращения в медвытрезвитель сотрудники милиции пытались провести личный досмотр Александра. Видимо, он отказывался. Произошел, видимо, спор с сотрудником, который пытался провести досмотр. После чего Александр был окружен сотрудниками милиции, они тут же стали применять к нему физическую силу: повалили на пол на живот, стали связывать. Связали сначала руки за спиной, связали ноги и затем, согнув в коленях ноги, привязали к рукам, завязанным за спиной.

–​ Эту позу называют "ласточка"?

Вскоре после связывания обнаружили, что ему стало плохо. Развязывали довольно долго – 2–3 минуты. Когда развязали, перевернули, он уже находился в состоянии, которое можно охарактеризовать как клиническая смерть

–​ Да. После первого связывания через некоторое время узлы развязались, сотрудники милиции снова стали связывать задержанного в "ласточку". Вскоре после связывания обнаружили, что ему стало плохо. Развязывали довольно долго – 2–3 минуты. Когда развязали и перевернули, он уже находился в состоянии, которое можно охарактеризовать как клиническая смерть. Последующее оказание медицинской помощи результатов не дало. Вызванная бригада скорой помощи установила смерть.

–​ Сначала говорили, что он умер от сердечного приступа, потом экспертиза показала другую причину?

–​ Согласно последнему судебно-медицинскому экспертному заключению смерть наступила в результате "позиционной асфиксии", т. е. удушье наступило в результате того, что человек был зафиксирован в определенной позе, в которой нормальное дыхание было невозможно. В результате нехватка кислорода, человек задохнулся.

"Не виноваты мы – просто он был такой больной. Мы об этом не знали. У него сердце не выдержало – щелкнуло, отказало, остановилось. Мы тут ни при чем"

–​ Видео с камер наблюдения в сети интернет есть в открытом доступе. Видно, как шестеро сотрудников милиции пытают Александра Самойлова. Часто очевидно, что суд не суров и не объективен даже при наличии прямых доказательств, если в роли подсудимых милиция. Как этот процесс идет?​

–​ Нормально. Председательствующий судья по делу объективен и беспристрастен. Каких-то нарушений я не могу отметить.

Полицейские признали вину?

– Нет, никто из подсудимых вину не признал. Один из подсудимых – Борисов, который возглавлял дежурную смену медвытрезвителя, на следствии как будто признал вину частично. Но когда он начинает давать показания, мы видим, что по существу ничего не признал. Напротив, даже наиболее категоричную позицию занимает.

От чего тогда, по их мнению, умер этот человек?

– Они, основываясь на более ранних экспертных заключениях, исходят из того, что смерть наступила в результате имевшегося у Самойлова заболевания сердца: "Не виноваты мы – просто он был такой больной. Мы об этом не знали. У него сердце не выдержало – щелкнуло, отказало, остановилось. Мы тут ни при чем".

Они признают, что его связывали?

– Сам факт связывания все подсудимые признают. Двое утверждают, что они лично его не связывали: "Мы только помогали другим. Я плечо придерживал, удерживая на полу Самойлова" –​ такие вещи говорят. Некоторые из подсудимых пытаются уйти от ответственности, ссылаясь на то, что только на короткое время оказывали помощь другим сотрудникам милиции в удержании Самойлова на полу. Мы к этому относимся скептически. Все, кто в этом участвовал, прекрасно осознавали, что они сами делают, что делают их коллеги. Каждый из них это видел и осознавал. Поэтому они в любом случае, даже если кто-то из них сам лично не завязывал веревки, а лишь помогал в этом, все равно являются соучастником этого преступления. В любом случае, каждый из шести должен нести ответственность.

– Все это шесть лет назад произошло. И только недавно начался суд. Почему так долго не заводили уголовное дело?

Они искренне не понимали, что здесь такого

– Происходило, на мой взгляд, взгляд человека, который с самого начала этим делом занимается, полное непонимание со стороны, прежде всего, органов внутренних дел, со стороны прокуратуры, со стороны органов следствия. "А что, собственно, вы хотите? А что вы тут такого нашли? Ну, связали его "ласточкой". И что здесь такого? В чем тут неправомерные действия сотрудников милиции?" – рассуждали примерно в таком духе. К тому же были экспертные заключения о том, что никакой причинно-следственной связи между действиями сотрудников милиции и смертью задержанного нет. На самом деле, утверждали они, человек умер просто от заболевания сердца, от которого он мог умереть где угодно и когда угодно. Начиная с апреля 2009 года до марта 2012 года мы занимались убеждением органов прокуратуры и следствия, что преступление налицо, что такое обращение с человеком недопустимо в принципе. Оно противоречит Конституции, российским законам, я уж не говорю о нормах международного права. Даже независимо от того, есть причинно-следственная связь между действиями сотрудников милиции и смертью человека или нет, налицо состав преступления, предусмотренный статьей 286 Уголовного кодекса. Мы также выражали свое несогласие с данными экспертными заключениями, ходатайствовали о проведении дополнительных экспертиз, чтобы установить подлинную причину смерти. До марта 2012 года, когда было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, мы занимались этим.

Несмотря на общественный резонанс? В Перми ведь знают об этом деле?

– Об этом деле много писали в СМИ. Но несмотря на все это, три года дело не возбуждали. Это еще раз подтверждает, что, видимо, уровень сознания наших правоохранительных органов и должностных лиц таков, что они искренне не понимали, что здесь такого.

В 2012-м началось дело "Дальнего", которое получило более широкий резонанс на федеральном уровне. Не связываете ли вы то, что вам удалось добиться расследования и возбуждения уголовного дела, с тем, что появилось казанское дело о пытках в отделе милиции "Дальний"?

Они как работали, так и продолжают работать все это время
Как раз в марте 2012 года было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела. Может быть, какая-то связь есть. Потому что то дело о пытках в "Дальнем" имело большой резонанс. Может быть, это как-то способствовало тому, что и наше дело наконец "прорвало".
Все это время, пока дело не могли завести, что было с этими милиционерами?
По моим данным, они как работали, так и работали. Потому что там речь шла всего лишь о доследственных проверках, которые неизменно завершались вынесением постановлений, в которых утверждалось, что действия сотрудников милиции были абсолютно правомерны. Поэтому никаких оснований, по крайней мере, формально, с точки зрения закона, отстранять их должности, увольнять и т. д. не было. По факту никто их не увольнял. Они как работали, так и продолжают работать все это время.
После возбуждения уголовного дела они сами стали увольняться. Но это происходило по собственному желанию. Нет никаких данных о том, что кто-либо из этих сотрудников милиции подвергся каким-то хотя бы дисциплинарным мерам воздействия.
Сейчас их обвиняют в превышении должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий. Они не задержаны, приходят в суд?
Они не в СИЗО. Они спокойно живут, работают. У них семьи, дети. Спорно в этой ситуации, на мой взгляд, требовать, чтобы их сейчас посадили в СИЗО. По многим причинам. На сегодняшний день из них только один, по-моему, работает в полиции.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG