Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Татарстане начинается суд над активистом Рафисом Кашаповым. Это первое дело о "призывах к сепаратизму", дошедшее до суда

Городской суд Набережных Челнов 3 июля начинает рассматривать дело татарского активиста Рафиса Кашапова, который возглавляет местный Татарский общественный центр. Его обвиняют в возбуждении ненависти или вражды и публичных призывах к сепаратизму через интернет. 56-летний активист провел в следственном изоляторе уже больше полугода, и, по словам адвоката, его здоровье ухудшается. Международные правозащитные организации выступили в поддержку Рафиса Кашапова, правозащитный центр "Мемориал" внес его в список политических заключенных. Это первое дело о "призывах к сепаратизму", дошедшее до суда​.

Рафис Кашапов был задержан в самом конце 2014 года – 28 декабря в его доме в Набережных Челнах прошел обыск, в ходе которого были изъяты ноутбук и средства связи. Арестованный Кашапов был этапирован в Казань. Как сообщалось сначала, следователи интересовались поездкой татарского активиста в Турцию, из которой он вернулся буквально накануне ареста. Там, по словам родственников, Кашапов проходил лечение и одновременно проводил акции в поддержку тюркских народов и крымских татар. Позднее, стало известно, что претензии к Кашапову возникли у следствия из-за его записей в социальной сети "ВКонтакте".

Речь идет о четырех постах. Это три текста с заголовками: "Крым и Украина будут свободны от оккупантов", "Вчера – Гитлер и Данциг, сегодня – Путин и Донецк!", "Защитим Украину и весь тюркский мир" и фотоколлаж под названием "Где Россия – там смерть и слезы". В связи с этими записями было возбуждено дело по двум статьям Уголовного кодекса: "Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности России" и "Возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства".

Экспертиза это основное доказательство, и только на основании этой экспертизы, а по сути дела, частного мнения отдельных специалистов, строится обвинение

Согласно выводам экспертизы, которую провели по обращению следователей, в текстах Кашапова целенаправленно разжигается ненависть к таким категориям, как "русские", "российская власть", "оккупационные власти полуострова", "президент Владимир Путин". Кроме того, статьи татарского активиста, как считают следователи, формируют негативное отношение к действиям российской власти в Крыму и представление о незаконном присоединении полуострова к России. Также, по мнению стороны обвинения, в публикациях Кашапов утверждает, что Крым не является территорией России, и призывает к действиям по защите полуострова от российской оккупации.

Пикет в поддержку Рафиса Кашапова, Набережные Челны, май 2015 года

Пикет в поддержку Рафиса Кашапова, Набережные Челны, май 2015 года

Эксперты из информационно-аналитического центра "Сова" еще в январе ознакомились с записями Рафиса Кашапова и не обнаружили в них состава преступления:

"С нашей точки зрения, все три текста (четвертый материал представляет собой плакат с фотографиями жертв российских военных операций) объединяют идеи солидарности с Украиной и крымскими татарами, незаконности аннексии Крыма и неприятия действий российских властей. Никаких признаков возбуждения ненависти на национальной почве в этих материалах нет. Не обнаружили мы в них и призывов к военным действиям", – пишут эксперты центра "Сова" в своем заключении, напоминая также о том, что, согласно разъяснению Верховного суда, критика российской власти не должна рассматриваться как повод к применению антиэкстремистского законодательства.

Сам Рафис Кашапов не отрицает факта публикации текстов и фотоколлажа в интернете, однако не считает, что они нарушают закон, поясняет адвокат активиста Раушания Камалова:

Он не отрицает, что это его тексты, но считает, что в них нет состава преступления, это его политические взгляды

– Позиция у него очень четкая и определенная. Он не отрицает, что это его текст, не отрицает авторства и факта размещения этих текстов в интернете, но считает, что в этих текстах нет состава преступления, это его политические взгляды. Он считает, что таким образом на него пытаются оказать давление, потому что он достаточно продолжительное время занимается общественно-политической деятельностью, в том числе и по защите прав тюркских народов. Если он защищает права тюркских народов, это ни в коем случае не значит, и в текстах этого нигде нет, что он противопоставляет их с каким-либо другим народом. Он хочет отстаивать права тюркских народов абсолютно правовыми способами и методами, например, путем создания центров правовой помощи, которые оказывали бы поддержку семьям, в которых есть погибшие от межнациональных конфликтов. Держится он неплохо, хотя в последнее время у него значительно ухудшилось состояние здоровья, возраст уже сказывается. Но пока он все-таки верит, что справедливость восторжествует, в его уголовном деле разберутся и он будет оправдан.

При этом сама адвокат Раушания Камалова опасается, что суд может и не услышать доводы защиты:

У него в трех местах череп был разбит, а его берут и сажают!

– Позиция защиты в данном случае очевидна: в его действиях нет состава преступления, человек просто выражал свою гражданскую позицию, выражал несогласие с действиями государственной власти, президента. Правильные это взгляды или неправильные – это уже должно находиться за скобками уголовного законодательства. В идеале хотелось бы, чтобы суд прислушался к нашим доводам. Но пока на основе предварительного слушания ощущение, что нас не очень услышали.

Мы заявляли ходатайство об изменении хотя бы меры пресечения – с заключения под стражу на домашний арест. К сожалению, суд наше ходатайство не удовлетворил. Также мы заявляли ходатайство об исключении из доказательств экспертизы по делу, но, к сожалению, суд и это ходатайство отклонил. Это лингвистическо-психологически-политологическая экспертиза. И мне кажется, что выводы, обозначенные там экспертами, весьма и весьма спорны. Я со своей стороны обращалась к некоторым специалистам, в том числе и к лингвистам. Они пришли к выводу, что проведенная экспертиза весьма спорная. Хотелось бы ходатайствовать о вызове экспертов, проводивших экспертизу, и попросить проведения повторной экспертизы как минимум. В данном случае экспертиза – это основное доказательство, и только на основании этой экспертизы, а по сути дела, частного мнения отдельных специалистов, строится обвинение, – полагает адвокат Раушания Камалова.

56-летний Рафис Кашапов возглавляет Татарский общественный центр в Набережных Челнах. В 90-е годы эта организация активно выступала за предоставление Татарстану суверенитета, но потом отошла от большой политики. Сейчас центр выступает за сохранение национальной идентичности татар, их языка и культуры.

Пока Путин будет править Россией, брат будет сидеть в тюрьме

Рафиса Кашапова неоднократно судили в 80-х годах. В 2003 году активист был жестоко избит, он получил 18 переломов костей, а после этого арестован – по обвинению в разжигании межнациональной розни и межрелигиозной вражды. Он провел в СИЗО три с половиной месяца, а через год был оправдан судом в связи с отсутствием состава преступления. В 2009 году Фемида была уже не столь благосклонна к татарскому активисту: его признали виновным в возбуждении ненависти или вражды по национальному признаку – за публикации текстов в блогах – и приговорили к полутора годам условно.

Нафис Кашапов в пикете в поддержку брата, Польша, январь 2015 года

Нафис Кашапов в пикете в поддержку брата, Польша, январь 2015 года

Брат-близнец Рафиса Кашапова – Нафис Кашапов, проживающий почти десять лет за пределами России и получивший политическое убежище в Польше, – признается, что очередной арест брата не стал неожиданностью. По его мнению, преследование Рафиса Кашапова может закончиться только со сменой власти в России:

– В тюркском мире наша фамилия достаточно известна. Мы работаем с тюркским народом уже достаточно давно. Не только с тюркскими, но и с католиками, англичанами, японцами и другими. Мы ведем работу, начиная с 1989 года не только политическую, но и журналистскую, правозащитную, проводим митинги и пикеты. Брата вряд ли освободят. Тут можно ожидать сценария, как в случае с Украиной: когда Янукович сбежал, Юлия Тимошенко вышла на свободу. У меня прогноз такой же: пока Путин будет править Россией, брат будет сидеть в тюрьме. Накануне ареста он организовал в Турции митинги против путинского режима: в поддержку крымских татар, тюркских народов, Украины, чтобы остановить войну. Вот за это его и арестовали – из-за политики. Неожиданностью это для меня не стало.

То, что брата посадят, я уже чувствую. Мы же близнецы, даже на дальних расстояниях у нас есть чутье

В 2003 году его избили, у него было 18 переломов, а через 7-8 месяцев его посадили в тюрьму. У него в трех местах череп был разбит, а его берут и сажают! В тюрьме его не смогли сломать, отправили в психбольницу, чтобы сделать психом. Он объявил сухую голодовку. Я у него тогда был, его врачи на руках принесли. Брат говорит: "Вы не знали что ли, я неделю назад объявил голодовку?" Я говорю: "Мне ничего никто не сказал". Мне как брату, брату-близнецу (он на полчаса старше меня), должны были сообщить, но ничего не сообщили. В свое время был телемост – Березовский из Англии и Татарстан, Казань. Один из вопросов, который тогда задали, был как раз про брата Кашапова, который находился в психбольнице. Березовский обещал: что смогу – сделаю. Он слово сдержал. Вопрос подняли и в Конгрессе США, и в Швейцарии, и в других странах. Тогда солидарность за рубежом сильной была. То, что брата посадят, я уже чувствую. Мы же близнецы, даже на дальних расстояниях у нас есть чутье. Я брату сказал: "Тебя арестуют и посадят, потому что ты очень сильную тему развернул". – "Посадят, так посадят, – говорит, – буду бороться, уезжать за рубеж не собираюсь. Я вернусь и буду воевать против этого режима". Это были его последние слова, когда он в Турции был. И вот через два дня его посадили, – рассказывает Нафис Кашапов.

В январе этого года международная правозащитная организация Amnesty International начала кампанию в поддержку Рафиса Кашапова. В мае правозащитный центр "Мемориал" признал его политическим заключенным:

Сергей Давидис

Сергей Давидис

– То, что человек посажен в следственный изолятор по обвинениям в разжигании ненависти и вражды – это уже повод посмотреть на дело внимательно, и проверить, что именно ему вменяется: действительно ли он призывал убивать людей с определенным цветом кожи или исповедующих одну религию или это только интерпретация следствия, – рассказывает член совета центра "Мемориал" Сергей Давидис. – ​ В случае Рафиса Кашапова это совершенно очевидная интерпретация следствия, причем совершенно безосновательная. Ему вменяется разжигание ненависти и вражды к сложной социальной группе, состоящей из русских, оккупационных властей Крыма, президента и еще кого-то. Мы почитали эти тексты, посмотрели коллаж. Там и близко нет того, что можно было бы рассматривать как призывы к насилию или дискриминацию. Там есть осуждение российской агрессивной политики в отношении Украины, в отношении Крыма.

Рафис Кашапов имеет достаточно большой бэкграунд татарского национализма и исламизма, но это все не относится к делу, потому что "Мемориал" всегда оговаривается, что признание человека политзаключенным не означает, что мы согласны с его позицией. В этом конкретном преследовании, с одной стороны, явное нарушение закона, в его действиях нет ничего, что могло подлежать уголовной ответственности, с другой – очевидный политический мотив, связанный с агрессивной пропагандистской кампанией в отношении Украины и тех людей, которые публично выражают несогласие с политикой России на Украине. В его тексте наибольший спор у нас в "Мемориале" вызвала декларация о том, что русские после распада Золотой орды захватили образовавшиеся на ее осколках ханства – Сибирское, Астраханское и другие. Это самое страшное в отношении русских, что в этом тексте есть. Но совершенно очевидно, что это просто объективый исторический факт, который не содержит никаких оценок.

Пикет в поддержку Рафиса Кашапова, Набережные Челны, февраль 2015 года

Пикет в поддержку Рафиса Кашапова, Набережные Челны, февраль 2015 года

​– Но коллаж, о котором идет речь, Кашапов не сам сделал, а это был перепост. Не кажется ли вам, что в последнее время появилась тенденция возбуждать дела за перепосты в социальных сетях?

– Государство сейчас явно закручивает гайки в Интернете, пытаясь ограничить свободу распространения информации. Если текст не внесен в список экстремистских материалов, то он не является чем-то запретным. А из того, что человек перепостил некоторое сообщение, совершенно не значит, что он солидаризируется с его содержанием. Тем не менее, это всегда интерпретируется именно так. Это очень негативная тенденция, на которую надо реагировать и по поводу которой нужно активно выступать, хотя наше государство не склонно слушать такие выступления.

Насколько это вообще законно судить за то, что человек даже не написал сам?

– Наше понимание законности и то, как это понимает Следственный комитет и российские суды, очевидно, разное. Они буквально исходят из того, что имеет место распространении информации, которую они интерпретируют как призывы. Это неразумное расширение закона должно быть напрямую связано с реальной общественной опасностью, во-первых, а во-вторых – с мотивом. Наши следствие и суд никогда не рассматривают ни реальную общественную опасность, ни наличие мотивов у человека на достижение какого-то негативного общественного результата – насилия, ненависти, вражды... Поэтому мы рассматриваем такую практику, если смотреть на смысл закона и конституционные принципы, как незаконную, – говорит Сергей Давидис.

В конце июня по решению городского суда Набережных Челнов срок содержания под стражей Рафиса Кашапова был продлен до 26 августа. Защита намерена оспорить этот арест в Верховном суде Татарстана.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG