Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Латвийские исследователи интернета классифицировали пророссийских "гибридных троллей"

Центр стратегических коммуникаций НАТО Stratcom провел международную конференцию "Рижский диалог о стратегических коммуникациях: восприятие имеет значение". Один из круглых столов посвятили проблеме превращения социальных сетей в оружие гибридной войны.

Ключевым докладчиком выступил сотрудник Латвийского института внешней политики Мартиньш Даугулис, который представил исследование "гибридного" троллинга на латвийских интернет-площадках. О том, что выяснилось в ходе анализа, Даугулис рассказал корреспонденту Радио Свобода:

– В начале этого года в обществе разгорелась дискуссия о кремлевских троллях. Говорили, что они повсюду, что их даже несколько армий, и это было больше похоже на панику, чем на реальность. Поэтому Stratcom заказал нам это исследование. Нужно было понять, во-первых, как много троллей у нас в комментариях, а во-вторых, как люди на них реагируют, интересно им это или нет, влияют ли тролли на читателей. Мы совместили две техники: качественный и количественный анализ. Для количественного применили программу IP Identifier. Мы не видим страну и адрес, но видим группировки – то есть, например, что двести комментариев приходит с одного адреса.

Наблюдаете, как они из одной точки распространяются по любым ресурсам в сети?

– Да, а также мы видим тексты, которые оттуда исходят.

На каком материале вы изучали комментарии?

Тролли уходят не на спорт, не на форумы автомобилистов, не на женские форумы, а прямиком – в болезненные политические темы

– Мы взяли две недели августа 2014 года, третий раунд санкций Евросоюза против России. Выбрали этот период потому, что там имелось пространство для изменения мировоззрения. Даже латыши не все одобряют санкции, поскольку могут потерять деньги, от санкций страдают наши предприниматели. За эти две недели на сайтах, которые мы мониторили: Apollo, TV-Net, Delfi, Rus.TV-Net, Rus.Delfi, – было опубликовано около 200 тысяч комментариев. Из них около трех процентов оставили тролли с одним IP. Три процента – это, конечно, мало, около 6 тысяч. Но они уходят не на спорт, не на форумы автомобилистов, не на женские форумы, а прямиком – в болезненные политические темы.

В СМИ или в социальные сети?

Возникает даже паранойя: люди на волне паники или информационной нагрузки идентифицируют как тролля пользователя, который по нашим параметрам таковым не является, обычного человека, к примеру, из Латгалии

– Конечно, если мы отследим любой такой комментарий, то найдем его и в Twitter, и еще где-нибудь. Но мы анализировали только СМИ. Мы взяли две фокус-группы: латышей, читающих латышские новости, и русских, читающих русские новости. Вторая технология – качественный анализ характера комментария. Во-первых, по теории троллинга он всегда содержит какую-то идеологию. Во-вторых, он повторяется, вы можете зарядить его в Google и посмотреть, где он появляется еще: авторы разные, но комментарий тот же. На латышских ресурсах мы нашли много комментариев, переведенных с помощью Google Translate, – во всяком случае, было понятно, что писали не латыши. Интересно, что сообщество комментаторов очень быстро распознает троллей невысокого уровня. Возникает даже паранойя: люди на волне паники или информационной нагрузки идентифицируют как тролля пользователя, который по нашим параметрам таковым не является, обычного человека, к примеру, из Латгалии. Наша идея такова: невозможно изобрести инструмент или акцию по сдерживанию, "поимке" или ликвидации атакующего тролля, интернет-среда меняется слишком быстро. Сегодня это еще возможно, например, сотрудники портала Delfi этим занимаются очень эффективно. Комментариев, которые мы собрали в течение двух недель, вы сегодня там больше не найдете, они стерты из-за агрессивного характера. Но это вопрос времени – троллей не остановить.

Мартиньш Даугулис

Мартиньш Даугулис

​Мы говорим, что все тролли пишут из одной "фабрики" в Ольгине. Это нонсенс. Чтобы атаковать какую-то идею в интернете, вам не нужно собирать троллей в одном здании. Это неэффективно с точки зрения затрат. Мы знаем похожую технологию в бизнесе: если вы продаете новую модель Audi, вам нужно, чтобы пользователи оставили в сети как можно больше комментариев вроде "это лучшее, что произошло в автоиндустрии за последнее время", чтобы, когда вы загрузите в строку браузера название марки, сразу же выскочили бы эти отзывы. Вы не приходите в офис с двумя сотнями платных комментаторов, вы просто кидаете запрос на интернет-форум, моментально находите коммерческих троллей, платите им через Bitcoin, и вы никогда не узнаете, кто они такие.

Не все верят в оплаченных троллей...

У тролля, так сказать, естественного происхождения, только один интерес: посеять как можно больше конфликта. Это смысл его жизни

– Никто, я думаю, не может только сказать, платят человеку "на том конце" или нет, это может доказать только банковский счет, остальное – спекуляции. Но мы можем утверждать, что в этой среде существует организация. Потому что иначе нельзя объяснить, почему одна новость на латышской и русской платформах сопровождается таким множеством одинаковых агрессивных комментариев. Эти пользователи не отвечают, если вы пытаетесь вступить с ними в разговор. У тролля, так сказать, естественного происхождения, только один интерес: посеять как можно больше конфликта. Это смысл его жизни. Он сделает все, чтобы затянуть вас в дискуссию и повысить градус агрессии. Если тролль настоящий, он заинтересован говорить с вами. Это выглядит, как в фильме "12 стульев": "Дурак!" – "Сам дурак!" – "Дурак!" – "Сам дурак!". А здесь чувствуется просто тупая механика, copy-paste. Он не живой, просто его много.

А может быть, он на самом деле не живой, это программа-робот?

– Бота от живого тролля отличить можно с трудом и только по качеству текста. Но я спрашиваю себя, нужно ли. Даже сегодня это уже неактуальный вопрос, а завтра это будет совсем невозможно, примитивные тексты делаются легко, например, New York Times уже использует программу по написанию новостей. Мы выявили шесть дизайнов или техник гибридного троллинга и дали им названия. Первый – конспирологический тролль Blame USA. Его задача – переубедить человека, изменить его мировоззрение. Он пишет очень много текста, который копируется с одной платформы на другую. Его истории изобличают всемирный заговор Америки. Его отличие от простых троллей сразу бросается в глаза: те пишут комментарии быстро, "руками" и очень коротко. В сообществе комментаторов сразу угадывают машину. Но есть люди, которые не знают, что такое явление существует, – это новички в интернете и особенно пенсионеры. Они читают эти комментарии и пытаются их анализировать.

В эти длинные тексты заложены какие-то психотехнические механизмы?

– Троллинг не является чем-то сверхсложным или сверхэффективным. Он все же, я думаю, немного переоценен. Основной прием, который используется в длинных комментариях, – логические ошибки. Например: США сбросили бомбу на Японию, значит, они агрессоры, и значит, они сбили борт MH17. На эти манипуляции люди покупаются, если не понимают, что ими манипулируют. Поэтому им нужно знать о существования такого феномена. Типичные тролли тоже вами манипулируют, эта среда существует постоянно, просто сейчас в ней возникает идеология, которая называется гибридная война.

Следующий тип тролля мы назвали "Бикини": у него всегда профайл молодой привлекательной девушки. "Она" пишет в легкой наивной манере, например: "Ну как может быть, чтобы виноват в этом конфликте был кто-то один, ребята?" Людям нравится с ней разговаривать, они думают: она плохо осведомлена, сейчас я ей все объясню. А это отнимает у вас время, удерживает у монитора. Вас держат на поводке. Собственно, убивать ваше время – одна из целей и классических троллей.

Русские, которых мы тестировали, думают, что все латыши националисты, потому что на русских платформах много естественных троллей-латышей, они там находят больше "крови" и сеют националистические идеи

Третий тип – "Агрессивный тролль". Он просто очень злобный, говорит, что вы умрете, что он придет за вами, что война обязательно будет и тогда вы получите за все. Раньше их было много, но в последнее время наши порталы их эффективно искажают по ключевым словам или блокируют, например, по паролям "смерть", "вы" и "сегодня". Но если он все-таки просачивается сквозь фильтры, то люди, особенно новички в сети, воспринимают такого тролля очень болезненно. Человека оскорбят в интернете, он выйдет на улицу, увидит соседа и подумает, что, наверное, это и есть его обидчик. И это происходит с обеих сторон: русские, которых мы тестировали, думают, что все латыши – националисты, потому что на русских платформах много естественных троллей-латышей, они там находят больше "крови" и сеют националистические идеи. У них хороший русский язык, но чувствуется, что не родной. В наши фокус-группы попадали и тролли естественного происхождения. Надо отметить, что русские читатели давно опознают их и не воспринимают всерьез. Меня удивило, что с эмоциональной точки зрения русские более сдержанные, чем латыши. Отвечают: "Что-то у тебя, парень, с головой" – и забывают.

Русские классические тролли неохотно заходят на латышские платформы, потому что не любят читать по-латышски. Они "живут" в русском языковом пространстве. Поэтому латыши к этому непривычны, они более уязвимы. Появляется очень злой комментарий – и все сразу набрасываются на обидчика. Сейчас на латышских платформах много "механики", поэтому мы делаем вывод, что имеет место организованная деятельность.

Есть дизайн, совершенно не похожий на все, что было раньше: "Википедия-тролль". Он не отражает свое "мировоззрение", а копирует из "Википедии" отрывки текстов на темы, связанные с историей. К примеру, под новостью об Украине публикуется большой информационный блок о нападении США на Вьетнам. И как бы идею уловить должны вы сами, но вы это и делаете: да, тоже агрессор. Эта техника очень распространена и практикуется не только ради дезинформации путем включения данных из другого контекста, но и чтобы заблокировать платформу.

Вы называли такого тролля "убийцей блогов".

– Да, они могут постить до сотни больших отрывков, и в результате вам некуда больше скроллить экран, а обычный комментатор не может оставить запись. В СМИ это невозможно, там такое выкидывают сразу, но блог журналиста, к примеру, уязвим, потому что его администрирует сам автор. И последний тип – "Тролль со ссылкой". Он постит, например, линк на какой-нибудь российский новостной агрегатор, или видеоролик и добавляет минимум текста. Ходить по ссылкам опасно, даже если их оставляет не гибридный тролль, и нас смущает, что люди последовательно открывают их. Интересно, что молодые люди этого не делают, они выросли в сети и имеют понятие о безопасном поведении в ней. Но у нас в Латвии около 40% пенсионеров уже используют какие-то интернет-услуги, и число таких пользователей очень быстро растет. Они привыкли к классическим СМИ, которые дают "правду", и считают, что если написано – надо читать, если этот линк здесь находится, – надо нажать. Их нужно просвещать, возможно, с помощью государственных программ. Если человек опознает как угрозу классического тролля, то "гибридный" вообще не играет роли.

Как молодежь реагирует на "гибридный троллинг"?

– Молодые люди интуитивно распознают любых троллей. У них хуже обстоит с логическим мышлением, поэтому они покупаются на дизайн с "Википедией". Им кажется, что там все правда. Они, конечно, не читают длинных текстов, а просматривают по диагонали, но "Википедия" – это для них святое.

Вы говорили, что "гибридные тролли" постепенно вторгаются и в "Википедию". То есть тексты изменяются, копируются на какую-то платформу, потом эти правки из первоисточника постепенно удаляют другие пользователи, но копии остаются в сети?

– Да, именно так. Это вообще очень скользкий ресурс. Что в "Википедии" ценно – это обсуждение. Но в сети невозможно вывести на чистую воду каждого лжеца. Вы когда на рынок приходите, то не видите сразу, что тот человек или этот – карманник, просто следите за своими карманами. Если мы знаем, как выглядит тролль, нам нужно уметь защититься от него самим и не размышлять, платят ему или нет. Сейчас по аналогии с краудфандингом, когда одни люди в сети ищут деньги в сети на проект, а другие им ссужают, или краудсорсингом, получением информации таким же способом, возникло движение Crowd defence, коллективная самозащита пользователей. Людей, которые противостоят троллям, называют эльфами. Их отличает благостный подход к собеседнику.

Я наблюдала такую компанию на форуме The Guardian​: они снисходительно поглаживают "кремлевских троллей", почесывают за ушком.

– Да, их можно увидеть, к примеру, на сайте The Economist, куда "кремлевские тролли" тоже заходят. Но до этого нужно дорасти. В латышских комментариях "эльфов" считаные единицы. У нас еще нет этой культуры, мы не знаем, что можно так работать в сети. К тому же невозможно играть, если ты сильно затронут эмоционально. Но тут не помогут методички, это должно исходить из личного подхода. Мы не можем искусственно создать какое-то движение противодействия в интернете, потому что это опять же будет "неживым". Нельзя бороться с пропагандой методами контрпропаганды, – убежден интернет-аналитик Мартиньш Даугулис.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG